Навигация
Рубрикатор
Друзья


Фото-приколы, видео


Давайте дружить?
Связаться


Код нашей кнопки:
Рубрика:  публицистика

Не будите спящую собаку.Часть 3.

Автор: Demi
опубликовано: 26/01/2009 08:24
Статистика: Cр. балл: 0.00, голосов: 0, просмотров: 926, рецензий: 0

Добавить данное произведение в ИзбранноеДобавить в Избранное   Добавить автора в список ДрузейВ Список Друзей    Написать автору личное сообщениеНаписать автору   Версия для печатиВерсия для печати
ГЛАВА VI.
Стоило солнцу осветить лучом спящие тушки двух людей, как Эра открыла глаза и сладко потянулась. Вот так всегда: как только появляется солнце, так она сразу же просыпается. Но с природой не поспоришь, если уж родилась жаворонком, им она и помрёт. Эра осмотрела поляну: костёр потух и от кучки золы поднимался слабый дымок, на траве загадочно поблёскивала утренняя роса. Поднявшись на ноги и услышав, как в правой ноге что-то хрустнуло, Эра решила немного пройтись и посмотреть окрестности. В конце концов, осторожность здесь не помешает. Выбрав тропинку посуше, Эра отправилась в путь, еле слышно напевая песенку Красной Шапочки. Трава на этой дороге была слегка примята, но это не смутило девушку. Утренний пейзаж радовал Эру своей красотой и волна необъяснимого счастья буквально затопила её. Словно почувствовав её настроение, на ветку сел соловей и звонким голоском вывел весёлый мотивчик.
- Ты прав, дружок, - кивнула Эра, и протянула руку, чтобы погладить его. К её удивлению, птица не улетела, а охотно дала себя приласкать. Эра даже взгрустнула: в её мире пернатые себя так не ведут. – Неча без дела шататься, пора найти какого-нибудь индивидуума и узнать что это за место.
Вернувшись к месту стоянки, Эра увидела проснувшегося Эвклаза.
- Привет, - смущённо улыбнулся он.
- Здорово, - бодро отозвалась Эра, встряхивая куртку от налипших за ночь травинок и листьев. – Ну что, идём?
- Угу, - кивнул он, и они зашагали навстречу новому дню и приключениям.
- Тихо, - вдруг дёрнула Эра Эвклаза за рукав, - ты слышишь?
Не успели они пройти и десяти метров, как очутились перед толпой чрезвычайно разъярённых мужчин в простых ситцевых рубашках и брюках, закатанных до колен. Толпа о чём-то возбуждённо спорила, размахивая руками.
- Но я их видел! – крикнул кто-то из толпы. – Это были призраки!
- Призраки? – громко изумилась Эра. – Где вы видели призраков?!
В наступившей тишине её голос прозвучал так же громко, как если бы она говорила в рупор. Собравшиеся повернулись к ней, и Эра пожалела, что в детстве не откусила себе язык. Ну кто её просил так громко удивляться?!
- Вон там! – ткнул пальцем один из мужчин в сторону поляны, где ночевали Эра и Эвклаз.
Путешественники переглянулись. Ночь прошла спокойно, и никаких призраков никто из них не видел. Может, тут бродит опасный вирус реактивного психоза?
- А вы кто? – спросил мужчина по виду самый главный из них.
- А вы? – бросилась в атаку Эра. Она терпеть не могла, когда к ней применяли допрос с пристрастием.
- Мы лесовики и живём в этом лесу, но сейчас деревья погибают, и всё из-за этих призраков! – раздался хор голосов.
- Вы считаете, - не утерпел Эвклаз, - что призраки, нематериальные субстанции, могут повредить дереву? Ну, не глупо ли?
- Ну, не знаем, - протянул главный лесовик, - но каждый раз, когда они здесь появляются, наши растения гибнут.
- Чушь, - фыркнул Эвклаз.
- И всё-таки кто вы? – настойчиво спросил мужичонка с объёмистым животом.
- Я Эвклаз, а это Эра. Мы пришли… - Эвклаз хотел сообщить об Уроборосе, но крепкий пинок от Эры убедил его не делать этого. – Мы пришли, чтобы помочь вам разобраться с призраками, - вдохновенно соврал он.
«Что он несёт!» - схватилась за голову Эра. Но слово не воробей, вылетит – не поймаешь.
- Не врёте? – насторожились лесовики.
- Неа, - обескуражено подтвердил Эвклаз, успевший сообразить, что ляпнул что-то не то. – Только объясните нам, пожалуйста, что это за место?
- Это Шепчущий Лес, - с гордостью ответили лесовики и с надеждой посмотрели на них. – А вы и правда поможете?
- Однозначно! – воскликнула Эра.
Решив убить Эвклаза потом, Эра приняла соломоново решение помочь этим людям. Распрощавшись с лесовиками, Эра потащила Эвклаза на поляну и прижала к дереву:
- Зачем ты это сболтнул?! Ты же знаешь, у нас нет на это времени!
- Сам не знаю, - смущённо пробормотал Эвклаз и упёр руки в бока: - по-твоему, лучше, если бы я рассказал про Уробороса?
- Нет, - огрызнулась Эра, - но можно было придумать что-нибудь получше! В следующий раз предоставь мне вести переговоры. Ясно?
- Более чем, - ухмыльнулся Эвклаз. Было забавно наблюдать за беснующейся Эрой. Она напоминала раздражённого ребёнка, который, надув щёки, сообщает: «Сам дурак».
- Он ещё и ухмыляется, - завелась было Эра, но продолжать тираду ей расхотелось.
- Ладно, - отступила она, - раз пообещали, значит надо им помочь. Пойдём, посмотрим на то место, где лесовики видели призраков.
Обрадовавшись, что Эра успокоилась, Эвклаз покорно двинулся за ней. До деревьев, куда указали лесовики, было не более пяти метров.
- Гляди, - позвала Эра, присев на корточки и указывая рукой на какой-то след, - это похоже на след волка, но я никогда не видела волков-призраков. А ты?
- Тоже, - ответил Эвклаз, созерцая след. И правда, похож на волчий. Но не могли же лесовики, люди, зовущие каждое дерево по имени, принять обычных волков за призраков? До этого ещё додуматься надо.
- Как странно, - произнесла Эра, проводя пальцем по отпечатку, - след совсем свежий, значит, они и правда здесь были. Но почему мы ничего не слышали? Не думаю, что волки соблюдают этикет и, стараясь нас не разбудить, двигались на цыпочках.
- Вопрос не в том, почему мы их не слышали, вопрос в том, почему они нас не тронули, - отозвался Эвклаз, размышляя о природе «лесных санитаров». Если это и в самом деле волки, то это был первый в истории случай, когда они не напали на спящих людей.
- Я думаю, что… - начала Эра и оборвала себя на полуслове. – Ох, смотри!
- Что ещё?
Вместо ответа Эра ткнула его носом чуть ли не в самую землю. И только нагнувшись, Эвклаз заметил то, что заставило Эру охнуть: след человеческой ноги.
- Ничего не понимаю! – воскликнул он, выпрямляясь. – Либо у этого странного призрака, повсюду оставляющего отпечатки, две ноги: волчья и человеческая, либо… Я не знаю что, - заключил Эвклаз.
- И я не знаю, - призналась Эра, и они посмотрели друг на друга.
«Неужели придётся обыскивать весь Лес? – обречённо подумал Эвклаз. – Да на это полжизни уйдёт!».
- Придётся нам обыскивать Лес, - сказала Эра, отрешённо глядя вдаль. – А всё ты виноват!
- Понял уже, - огрызнулся Эвклаз, с ужасом осознав, какую ловушку он сам для себя поставил.
- Идём, - глухо сказала Эра, пиная камень, - раньше начнём, раньше закончим. Стартуем с той поляны, где мы ночевали.
Эвклазу меньше всего хотелось исполнять роль крота-землекопа, но делать нечего, надо исправлять свою же ошибку. Начались поиски. Эра и Эвклаз заглядывали в самые невероятные щели, лезли под каждую травинку, поднимали листья, а Эра даже залезла в большое дупло размером с человеческий рост, и с криком вылетела оттуда.
- Что случилось? – удивился Эвклаз.
- Там кто-то дышит, - прошептала Эра, в ужасе глядя на дупло и пытаясь унять сердцебиение.
Недоверчиво покосившись на неё, Эвклаз всунулся в дупло и вытащил на божий свет старую, одышливую белку.
- Вот кто это был, - рассмеялся парень, вернув животное на место, - представляю, как испугалось бедное четвероногое, когда в проёме сначала показалась гигантская морда, а потом с визгом исчезла оттуда. Я на месте белки скончался бы на месте.
- Сделай одолжение, заткнись, - прошипела Эра, чувствуя, как колени перестают дрожать. – Кстати, моё лицо нормального размера, а вот твоя физиомордия по ширине напоминает таз для варенья.
Выпустив сию парфянскую стрелу, Эра, гордо вскинув голову, пошла дальше. Тихо посмеиваясь, Эвклаз двинулся за ней.
«Ну и кретинка же ты, Эра, - корила себя девушка на чём свет стоит, - испугалась старую белку! Совсем с ума сошла!». Мысленно пиная себя, Эра продолжила поиски. Уткнувшись носом в землю, как собака-ищейка, Эра стала выискивать хоть что-нибудь, могущее указать им на местонахождение призраков. Однако мешала примятая трава, истоптанная сапогами лесовиков, и Эре приходилось буквально поднимать каждую травинку. Примятая трава… Ощущая как в висках быстро начинают стучать молоточки, Эра медленно повертела головой. Где-то она уже видела такую, но не придала этому значения.
- Нет, по мне точно клиника плачет! – воскликнула девушка, стукнув кулаком по дереву. – Ползаем тут как землеройки, а на самом-то деле!.. Эвклаз! – крикнула она на бегу, - Давай за мной! Живо!
Ничего не соображая, парень откинул в сторону поднятый булыжник и припустил следом.
«И куда её опять несёт?» - думал он, уворачиваясь от веток, но те упорно хлестали его по лицу. Не глядя под ноги, он старался догнать Эру, которая резвым сайгаком неслась по Лесу. И вдруг ужасная боль пронзила его лодыжку. С криком рухнув на землю, Эвклаз больно ударился лицом о выступающий корень и потерял сознание. Очнулся он от того, что кто-то осторожно похлопывал его по щекам.
- Ну и напугал же ты меня, - укоризненно сказала Эра, сидя на корточках и встревожено вглядываясь в его лицо, словно боясь, что сейчас с ним случится агония.
- Что со мной? – выдавил Эвклаз, морщась от боли. Разговор давался ему с трудом, словно в язык вкололи хорошую дозу заморозки. Впрочем, двигаться он тоже не мог, боль грызла его, как голодная собака кость.
- Ты сломал ногу, - озабоченно сказала Эра, вытирая платком его лицо, - а потом потерял сознание. Хорошо, что я услышала твой крик, иначе… - поёжилась она.
- Иначе что? – с трудом спросил Эвклаз.
- Иначе ты бы так и остался тут лежать, - припечатала Эра.
Эвклаз застонал: боль становилась невыносимой.
- Сделай что-нибудь, - еле слышно попросил он, кривясь, - я сейчас умру.
Эра беспомощно огляделась. Что она могла сделать? Они находятся в медвежьем углу Леса, совершенно одни, она и рада бы помочь, но как? Если только позвать лесовиков… Но в какой стороне их искать? Куда идти? Эра хотела разрыдаться от безысходности и отчаяния, но передумала. Слезами делу не поможешь. Раз помощи ждать неоткуда, будем надеяться на свои собственные силы. Осмотревшись по сторонам, Эра заприметила крепкое дерево с хорошими, толстыми ветками. Из таких могла получиться отличная шина для перелома.
- Посиди-ка здесь, - распорядилась она, вскакивая, - сейчас что-нибудь придумаем. Только никуда не уходи! – крикнула она, удаляясь.
Это было бы смешно, если бы не было так печально. Последняя фраза показалась Эвклазу довольно забавной. «Никуда не уходи!». Супер. Интересно, как много на свете людей, способных передвигаться со сломанной ногой? Если такие и есть, то Эвклаз явно не входит в их число. Он хотел было поменять положение, слегка повернувшись на бок , но был наказан дикой волной боли, накрывшей его с ног до головы. Парень сцепил зубы и покорился судьбе. Ему оставалось только молиться о скором возвращении Эры.
«Дурацкая деревяшка!» - пнула Эра дерево, от которого хотела отломать ветку, но никак не получалось. Ветви только гнулись под разными углами, но не желали расстаться со стволом.
- Что вы себе позволяете? – раздался из кроны дерева возмущённый голос, напомнивший Эре шипение змеи.
- Кто здесь? – задрала она голову.
Листья кроны затрепыхались, словно на ветру и неожиданно расступились, образуя своеобразный круглый проход, из которого выполз змей с человеческим лицом. Эру чуть не стошнило от омерзения, ничего более отвратительного она в жизни не видела. Змей был похож на маленького дракона, только без когтистых лап, и только кожистые крылья выдавали наличие в родословной этого чудища крылатых ящериц. Маленькие глазки буравили Эру, ей показалось, что в неё воткнулись две сосульки. Внезапно до неё дошло, кого она видит перед собой и её кожа покрылась мурашками. Это был один из цмоков, драконоподобных змеев, живущих в лесу на деревьях. Странно, однако, вообще-то «родина» цмоков Польша и Белоруссия, каким же ветром занесло в Эфирию одного из них?
- Поразительно! – пробормотала Эра. – Ты же цмок, да? – обратилась она к змею.
Удивлённый столь фамильярным обращением, змей не сразу смог ответить, но в глазах мелькнул огонёк: его узнают, он знаменит!
- Предположим, - ответил он, обвиваясь кольцами вокруг ветки и свесив свою уродливую голову прямо напротив лица Эры, - а ты кто? И с какой стати ты ломаешь моё дерево?
«Ему лучше не врать», - подумала Эра и сообщила чистую правду: - Я Эра, меня сюда отправил Абраксас с поручением успокоить Уробороса и не дать ему шевельнуться. Извините, я не хотела ломать ваше дерево, в нашем мире Гринпис этого не одобряет, но моему спутнику нужна помощь, он сломал ногу, а подмоги ждать нам не от кого. Не будете ли вы так любезны одолжить нам пару веточек? – попросила Эра, замирая. Такая наглость до добра не доведёт. Собственно, она и не надеялась на дружелюбное к ней расположение со стороны цмока, но мало ли… Есть на свете чудеса. С другой стороны, Эра хорошо понимала его, если бы к ней заявились какие-то люди и попросили бы дверь от её квартиры, чтобы прикрыть вход в бомбохранилище, она бы тоже отказала. Однако при упоминании Абраксаса глаза змея затуманились мечтательной дымкой:
- Абраксас, старый шалун… Бери, конечно, - великодушно разрешил он и уполз в свою нору переживать сладкие душевные муки.
Не ожидая такой лёгкой победы, Эра смотрела вслед змею до тех пор, пока листья снова не образовали сплошной зелёный купол. Стряхнув с себя оцепенение, Эра протянула руку к ветке, как та сама упала на землю, следом за ней спланировала и вторая. Радостно повизгивая, Эра схватила их в охапку и побежала к Эвклазу.
- Вот, - радостно объявила она, сваливая ветки рядом с ним, - основу добыла, осталось найти перевязочный материал.
Эвклаз разлепил глаза. Лодыжка от боли онемела и теперь ему казалось, что ниже колена ничего нет.
- Ну наконец-то, - выдохнул он, - а ты умеешь накладывать шину?
- Проходили на уроках ОБЖ, - отозвалась Эра, вытряхиваясь из куртки и мысленно благодаря бога за то, что догадалась нацепить на себя водолазку и свитер.
- Что ты делаешь? – заинтересовался Эвклаз.
- Стриптиз исполняю, приват-программа специально для тебя, - буркнула Эра, скидывая свитер и водолазку, - а что, гормоны заиграли? – недовольно покосилась Эра на него, вновь облачаясь в кофту.
Эвклаз не ответил. Да и возразить было нечего. Тем временем Эра, закусив тонкую ткань водолазки, крепкими белыми зубами распарывала швы. Немыслимый треск заполнил воздух, и у Эвклаза заложило уши. Наконец, с водолазкой было покончено, и тёплые пальцы Эры забегали по его ноге, накладывая шину. Эвклаз по-прежнему молчал, если бы не сломанная нога, он наслаждался бы ситуацией, но сейчас он только мысленно молился о том, чтобы Эра всё сделала правильно.
- Представляешь, - сказала Эра, бинтуя ногу, - встретила на дереве одного из цмоков, что весьма странно, если учесть, что последнего цмока застрелил Юзеф Черны-Пшехоцкий, отважный молодой человек. К сожалению, он и сам вскоре погиб от укуса цмока, покрылся чёрными пятнами, и всё, - бубнила Эра, завязывая узел. – Ну как, легче?
Эвклазу и впрямь стало значительно легче.
- Спасибо тебе, - с чувством произнёс он, с трудом поднимаясь, - не знаю, что бы я без тебя делал.
- Осторожно, - вскрикнула Эра, когда он пошатнулся, - ты можешь упасть! Давай, обопрись на меня, - велела она, просовывая голову под его руку и давая ему возможность опереться на её плечо. Обхватив его за талию, Эра поднапрягла все свои мышцы и, согнувшись буквой Г, потащила Эвклаза к ближайшему пеньку, благо, идти было недалеко. Скинув ношу, Эра почувствовала, как в ногах бегают пузырьки, словно в них налили минералку, а руки весят по сто тонн каждая.
- Тебе худеть надо, - ворчливо сказала она, в изнеможении прислоняясь к дереву и закрывая глаза.
«Я понятия не имею, что делать дальше, - в отчаянии думала она, - и Эвклаз теперь не в помощь, он скорее обуза для меня. И надо же было ему сломать ногу именно сегодня и сейчас!».
Не успела Эра как следует отчаяться, как послышался вопль:
- Эра! Эра!
Девушка отлепилась от ствола и завертелась: откуда кричали? Вдруг раздался свист, Эра в ужасе попыталась закрыться руками, но это ей не помогло, мадам Суматоха врезалась в неё, как боулинговый шар в кеглю. Удар пришёлся Эре прямо в живот, и она пушинкой отлетела в глубь чащи.
- Куда вы так торопитесь, мадам? – разозлилась Эра, тряся головой. Её бедный желудок от удара подскочил к самому горлу и сейчас медленно опускался вниз. Ощущение не для слабонервных.
- Извини, - всплеснула руками мадам Суматоха, - я не хотела. Прилетела, чтобы предупредить вас: поторопитесь!
- Мы не можем, - огрызнулась Эра, пытаясь справиться с тошнотой.
- Почему? – изумилась мадам Суматоха.
- На Эвклаза посмотрите, - ткнула она рукой на его лодыжку.
- Бог мой, - воскликнула мадам Суматоха, - тебе, наверно, жутко больно, родной мой?
- Уже нет, - поспешно ответил Эвклаз, - благодаря Эре, она наложила шину и мне уже гораздо лучше. Вот только в помощники я теперь не гожусь, - с горечью констатировал он. – Может, вы сможете побыстрее срастить кости?
- Мои дорогие, я сегодня в плохой форме, - расстроено покачала головой мадам Суматоха, - боюсь, сегодня не получится.
- А когда? Когда вы сможете? – подпрыгнула от нетерпения Эра.
- Дня через два, в полнолуние, когда пополнится моя волшебная сила, - сообщила мадам Суматоха, выдёргивая Метлу из песка, куда она воткнулась головой вниз.
Эра пригорюнилась. Значит, им придётся расстаться. Судя по перевёрнутому лицу Эвклаза, он думал о том же.
- И как же нам быть? – убито спросила Эра.
- Значит, так, - деловито начала мадам Суматоха, - ты, Эра, отправишься в дальнейший путь одна, а Эвклаза придётся оставить у лесовиков. Ему нужен хороший уход, к тому же он не сможет продолжать путешествие с травмированной конечностью.
- Хорошо, - с тяжёлым сердцем согласилась Эра, - но можно я пойду с вами до лесовиков? Просто хочу убедиться, что им всё ещё нужна моя помощь, - соврала Эра в ответ на приподнятые брови мадам Суматохи. На самом деле она просто хотела оттянуть минуту прощания с Эвклазом.
- Чудненько, - подвела итог мадам Суматоха, - сейчас погрузим его на Метлу и потихонечку-полегонечку двинемся вперёд.
Сделав знак Метле, мадам Суматоха повращала глазами, щёлкнула пальцами и Эвклаза, оторвав от земли, водрузило на Метлу воздушной струёй.
- Прошу прощения, родимый, - обратилась к нему мадам Суматоха, - но нам, двум хрупким девушкам, не поднять тебя.
И пошла сквозь чащобу в сторону обитания лесовиков. Эра пошла рядом с летящей Метлой, тайком от мадам Суматохи держа Эвклаза за руку. Впрочем, и самой мадам Суматохе было не до них. Казалось, её больше всего на свете занимал лесной пейзаж.
«Можно подумать, она здесь никогда не была», - непонятно почему обозлилась Эра. Но в глубине души она знала в чём секрет её немотивированной злости: ей просто была невыносима сама мысль, что Эвклаза не будет рядом. Даже то, что дальше ей придётся идти совершенной одной, не пугало её так, как наступающий со скоростью баллистической ракеты момент разлуки. Боясь разрыдаться, Эра старательно отводила глаза в сторону, когда встречалась взглядом с Эвклазом. Но он, очевидно, обладал интуицией тигра.
- Не переживай, - шепнул он, - как только нога срастётся, я сразу же присоединюсь к тебе.
«Идиот! – мысленно закричала Эра. – Ты хоть знаешь, сколько времени нужно, чтобы срастить перелом? Месяц, а то и больше! Не надо обещать невыполнимое!», но вслух сказала совсем другое:
- Я буду ждать.
А ведь она и правда будет ждать, поняла вдруг Эра, она будет ждать его всегда, что бы ни случилось. И никакие сдвиги во Времени не смогут исказить её чувства. Любовь – это самая великая магия на свете, её ничем не победишь.

ГЛАВА VII.
- Прибыли, - возвестила мадам Суматоха с видом конферансье, объявляющего гвоздь программы.
Эра оценила место, куда её привели. А ничего, миленько так. Уютные приземистые домишки стояли плотно друг к другу, на их крыши так и просился транспарант: «Один за всех и все за одного!». Зелёные лужайки с деревянными фигурками весёлых гномиков радовали эстетическое чувство каждого, кто на них смотрел. Создавалось впечатление, что каждая травинка была измерена линейкой и подстрижена маникюрными ножницами.
«Фигня всё это, - подумала Эра, разглядывая аккуратные кусты, - когда садовники уверяют, что газон невозможно содержать в идеальном порядке. Вот истинный пример для подражания».
Вдруг захлопали двери домов и на улицу высыпали лесовики в разной степени одетости. Кто-то был в рабочей одежде, а кто-то в домашних тапочках и отпечатком подушки на щеке. Очевидно, лесовики, пользуясь благоприятной погодой, решили слегка расслабиться и задавали храпака после обеда.
«Халявщики, - фыркнула про себя Эра, - вот из-за таких как они и гибнет лес, а вовсе не из-за призраков!».
- Мадам Суматоха? – поклонились лесовики. – Что привело вас сюда?
- Нужна ваша помощь, ребята, - небрежно сказала она, показывая на Эвклаза, - приглядите за этим человечком. Да смотрите в оба, - с непонятной интонацией произнесла мадам Суматоха и изобразила на лице пантомиму «Скрытая угроза».
- Ясно, - закивали головами, как китайские болванчики, лесовики, и один из них скомандовал: - эй, ребя, тащите его ко мне!
Двое крепких лесовиков легко подхватили Эвклаза и бережно, едва не присюсюкивая и не причмокивая, понесли его в дом. Эра рванулась было за ними, но была остановлена железной рукой мадам Суматохи.
- Тебе туда нельзя, - мягко, но твёрдо сказала она.
- Почему? – возмутилась Эра, чувствуя, как предательски защипало у неё в глазах и носу.
- Тебе нельзя тут оставаться, - ответила мадам Суматоха, подталкивая её к дороге, ведущей из лагеря лесовиков.
- Много вы понимаете! – закричала Эра и разрыдалась.
- Ну-ну, - погладила её по голове мадам Суматоха, - я всё прекрасно понимаю, ох, не хотела я брать тебя с собой, но ты была изворотлива во лжи, а я ценю это в людях превыше всего, - сказала мадам Суматоха, протягивая Эре платок. – Утри слёзы и пойдём.
Но девушка её не слушала. Её сердце рвалось туда, куда унесли Эвклаза, в тот дом, где ему обещали обеспечить уход. Мадам Суматохе не понравилось выражение лица Эры и её судорожно сжатые пальцы, она походила на раненую львицу, от которой унесли её детёныша. Вот-вот. Ещё секунда, и Эра отшвырнёт мадам Суматоху и кинется к Эвклазу. При всей своей волшебности, мадам Суматоха обладала ещё и умением тонко чувствовать настроение других людей, что облегчало ей задачу в манипулировании ими, и сейчас коварная интуиция нашёптывала ей, что Эру не удержать никакими способами, это равносильно тому, как укротить тайфун «Катрина».
«Придётся применять радикальные методы, - решила мадам Суматоха, исподтишка кивая Метле, - иначе Абраксас не простит мне такого промаха».
Эра перестала лить слёзы и теперь лишь судорожно вздыхала, бросая взгляды на лагерь лесовиков. А что, если наплевать на всё? Что, если она просто хочет быть рядом с Эвклазом, а не искать кретинских призраков, которых лесовики наверняка выдумали? Что, если…
- Эй, - закричала Эра, внезапно поднимаясь в воздух, - что происходит?
- Чего визжишь? – недовольно проскрипел кто-то. – От твоих визгов у кого угодно голова пойдёт кругом.
Опустив глаза, Эра узнала Метлу мадам Суматохи. Вот оно что! Значит, её просто решили увезти, чтобы она не осталась с Эвклазом? От злости у Эры потемнело в глазах. Схватив Метлу за руки-ветки, Эра со всей силы потянула их на себя, упёршись ногами в воздух. Со скрежетом Метла остановилась и зависла рядом с седьмым небом, символизирующим счастье.
- Не надо так сильно меня тянуть, дорогая, - возмущённо сказала Метла, болтая вытянувшимися руками.
- Какого чёрта? – прошипела Эра, смахивая злые слёзы с лица. – Куда вы меня везёте?
- Не надо нервничать, - прочирикала мадам Суматоха, появляясь рядом с Эрой на старой тележке. Каким образом довольно-таки упитанная мадам Суматоха держится на этом рассохшемся от времени чуде производственной техники? Наверняка без магии не обошлось.
- Почему вы на тележке? – изумилась Эра. От удивления её злость испарилась как капля воды на горячей сковородке.
- Видишь ли, - охотно пустилась в объяснения мадам Суматоха, - на Метле двоим не уместиться, да и не выдержит она такого груза, сломается, пришлось выбирать: или ты, или я. Как ты заметила, вопрос решился в твою пользу, - заключила она, - а это, - смахнула мадам Суматоха невидимую глазу пылинку с колеса, - одолжила у лесовиков, поколдовала чуток, и готово. Думаю, они не обидятся, - закончила она, самодовольно улыбаясь.
- Но зачем надо было увозить меня таким образом? – снова стала набирать обороты Эра. – Нельзя было просто сказать, что надо уходить?
- Я тебе говорила, - мирно ответила мадам Суматоха, - а ты меня не слушала. Вот я и решила, зачем повторять всё по несколько раз, когда можно увезти тебя оттуда без лишних слов?
Мадам Суматоха говорила так уверенно, так ревностно, что Эра поверила ей. Но червячок сомнения всё же продолжал вгрызаться в её душу. Что-то тут не так…
«Опять тайны и многозначительные взгляды, - устало подумала Эра, - как же мне всё это надоело!..».
- Чёрт с вами, - махнула рукой Эра, - делайте со мной что хотите.
- Я в тебя верила, - умилилась мадам Суматоха и приказала: - Спускаемся! Метла!
- Она растянула мне руки, - сварливо сказала Метёлка.
- Ну и что? – удивилась мадам Суматоха. – Не голову же. Хорош базлать, живо снижайся!
Бубня себе под нос, Метла снизилась до земли и рывком скинула с себя Эру, явно в отместку за вытянутые руки. Решив не обращать внимание на хамство разговаривающей летающей палки с пучком веток, Эра отряхнула джинсы и посмотрела на мадам Суматоху, элегантно спустившуюся с дряхлой тележки.
- Теперь что?
- Вот и всё, - пожала плечами мадам Суматоха, - дальше ты идёшь одна. На память можешь оставить себе эту тележку, - милостиво разрешила она, вскакивая на Метлу. – Счастливо оставаться! – крикнула мадам Суматоха и унеслась. В голубом небе мелькнула только её большая шляпа.
«Офигеть, - подумала Эра, - ну просто скончаться можно!».
Оглядев окрестности, Эра пришла к выводу, что её высадили далеко от того места, где они с Эвклазом искали следы призраков.
«Что бы это могло значить?» - задалась Эра вопросом и тут же отбросила его в сторону, ей сейчас не до философских размышлизмов. К тому же девушка поняла, что просто дико хочет есть и не двинется с места, если не проглотит хотя бы кусочек. Проблема только в том, что с собой у неё не было никакой еды, а питаться здешними плодами… Мамочки! Да гиды всего мира твердят как попугаи: не ешьте в незнакомом месте незнакомую еду! Но это было сказано про «незнакомую еду», а вон то тоненькое деревце, похожее на обычную яблоню, выглядит весьма недурственно, да и яблочки на нём тоже аппетитные, красные такие, вкусные, наверно… Желудок Эра немедленно заурчал, словно говоря: «Да, да, я хочу именно красных, вкусных яблочек! И ничего больше!».
«Интересно, - думала Эра, подбираясь к дереву, - если в седьмом кругу ада оказался поэт, никогда не писавший стихов, то в каком оказываются чревоугодники? – и обозлилась на себя: - Не всё ли равно!? Я жрать хочу!».
Махнув рукой на все предосторожности, Эра сорвала самое спелое яблоко и с наслаждением откусила большущий кусок. На вкус оно было таким же, как и в её мире, ничего сверхъестественного Эра в нём не заметила… Пока не заглянула в ручеёк, весело журчавший прямо у корней дерева.
- Спасите! – завопила Эра, узрев своё отражение. – Помогите! Грабят, караул!!
Но, как и следовало ожидать, никто не откликнулся. А завопить было от чего. Ненароком кинув взгляд в ручей, Эра на его кристальной поверхности увидела своё лицо… со слоновьим хоботом вместо нормального носа. Ну кто бы из нас удержался от крика?
- Хорошо хоть бивни не выросли как у мамонта, - скептически сказала Эра, ощупывая хобот. – Ну и что теперь делать?
- Съешь моё яблочко, узнаешь, - пропела вдруг яблоня, покачивая ветками.
- Спасибо, - буркнула Эра, - съела уже, хватит. Теперь всю оставшуюся жизнь стану корчиться при виде яблок.
- Съешь яблочко, - коварным ласковым голоском проворковало дерево, - съешь, красна девица.
Интонация чарующего голоса завораживала. Словно под гипнозом, Эра сорвала ещё один плод и надкусила наливной бок. И вдруг нос стал неумолимо уменьшаться в размерах, пока не обрёл свой прежний вид. Обрадовавшись, Эра посмотрела в ручей, чтобы убедиться, что её нос совершенно точно в своей прежней форме, и чуть не лишилась чувств: из ручья, глупо ухмыляясь, глядело на неё её собственное лицо теперь уже с обычным носом и… с ослиными ушами. Дерево тоненько захихикало и радостно потёрло листьями друг о друга. Наверно, это должно символизировать потирание ладоней. Но Эре было наплевать на значение движений дерева-паразита, её злость готова была выплеснуться наружу.
- Чтоб ты провалилось! – заорала Эра так громко, что в Лесу поднялась стая ворон. Ярость яркими кольцами обхватила её тело и, слившись в одну радугу, водопадом обрушилась на яблоню. Дерево сдавленно ойкнуло и… в прямом смысле провалилось под землю вместе с ручьём. «Смена декораций» произошла настолько быстро, что Эра как-то пропустила момент, когда ярость втянулась в неё обратно, как зверь возвращается в своё логово. Обычно в такие моменты у Эры начинало двоиться в глазах и слегка кружилась голова, но сейчас она не почувствовала ровным счётом ничего. Хотя нет, кое-что она всё-таки почувствовала. Например, то, что её уши утратили пугающее сходство с ослиными. Решив найти какое-нибудь озеро, дабы проверить свою догадку, Эра двинулась в путь, старательно обходя все подозрительные и неподозрительные растения. На ошибках учатся, знаете ли. Внезапно Эра заметила, что день подходит к концу и вокруг становится темнее с каждым шагом.
- Надо бы поторопиться, - сказала себе Эра, бодро шагая вперёд, - а то через несколько минут никакое озеро не поможет мне лицезреть свою морду лица.
Но как приказать часам? Эра шла довольно долго, но ничего похожего на водоём не находилось.
«Никогда не смотри на то, что тебе сейчас плохо, потому что в следующий момент тебе может стать ещё хуже», - вспомнила Эра мамины слова и припустила бегом, не хватало ещё, чтобы она заблудилась в темноте.
После двадцатиминутной пробежки, когда сердце так и норовило выскочить из груди, Эра наконец заметила блеснувшую гладь воды, и печально вздохнула: сейчас уже слишком темно, чтобы любоваться на себя, родимую. И тут с неба хлынул дождь, да какой! Словно кто-то на небе открутил крон на полную мощность, а потом забыл закрыть его. Чувствуя, как на ней не остаётся ни одной сухой нитки, Эра добежала до гигантского гриба и прижалась спиной к его ножке. Гриб был настолько огромен, что Эра без труда уместилась под ним в полный рост. Сначала Эра подумала, что склизкая ножка гриба вряд ли послужит ей в качестве поддержки и хотела уже немного отодвинуться, как вдруг сквозь напрочь промокшую куртку стало просачиваться тепло.
«Ну надо же, - удивилась Эра, - гриб с подогревом! Да здесь пахнет научным открытием и Нобелевской премией в области микологии! Впрочем, нет, - подумала девушка, ещё сильнее прижимаясь спиной к спасительной ножке гриба, - ни один учёный и не подозревает о существования такого мира как Эфирия, поэтому судьба этому грибу сгинуть тут в безызвестности».
Снаружи, меж тем, бушевал настоящий ураган. Налетевший порыв ветра гнул высоченные деревья к земле, выдирая некоторые с корнем, одно из них со свистом пролетело мимо укрытия Эры и с жутким треском врезалось в своих собратьев. Не выдержав такого удара, деревья переломились пополам и сложились красивым штакетником.
«Вот это сила!» - немного испугалась Эра, представив, что случилось бы, если бы такая махина врезалась в гриб. Что случилось, что случилось, да ничего хорошего не случилось бы! Завалило бы её обломками, вот и все проблемы.
А погода свирепствовала не на шутку. Крупные холодные капли с остервенением барабанили по шляпе гриба, будто намереваясь сделать из неё решето, но гриб, наверно, был из сплава чугуна и стали, ужасный ураган был ему нипочём. Слегка успокоенная этим открытием, Эра улеглась на сухую траву и, наблюдая за творившимся безобразием, задумалась об Эвклазе. Интересно, как он там? Что сейчас делает? Вспоминает ли её? Как странно, они общались целых три года, но только недавно Эра сообразила, как много он для неё значит. Она сходила с ума, когда он не писал ей sms, но сегодня она чуть не умерла, даже сердце на какой-то миг остановилось, а потом заработало дальше… Наверно, надо было остаться там, с ним. С другой стороны… Так и не додумав эту интересную мысль до конца, Эра уснула.

* * * *
- Вот так, - сказал лесовик, когда Эвклаза положили на диван, устроив его со всеми удобствами: под голову и под забинтованную ногу подпихнули мягкие валики, завалили пледами и придвинули к изголовью столик с фруктами, что, учитывая, что парню придётся лежать довольно долго, было отнюдь не лишним. – А теперь давай знакомиться, я Колин, главный лесовик.
- Эвклаз, - представился юноша и протянул руку. Пожатие вышло, крепким и коротким, в общем, истинно мужским.
Решив, что с процедурой знакомства они закончили, Колин осмотрел ногу Эвклаза, походя отметил как мастерски была наложена шина (при этих словах Эвклаз расцвёл как фиалка душной ночью и почувствовал гордость за Эру) и вынес вердикт: для ускоренного сращивания костей и восстановления иммунитета надо выпить настойку трынь-травы, разбавленную соком алоэ.
- Небось, та красавица тебе конечность бинтовала? – подмигнул Колин Эвклазу, делая снадобье. – Подружка твоя?
- Ну… - порозовел Эвклаз, - в общем…
- Да ладно тебе, - хохотнул лесовик, - не тушуйся, дело молодое. На-ка, выпей, - протянул он стакан Эвклазу, в котором жидкость напоминала грязную тряпку, была такой же вязкой и густой, и подёрнулась какой-то желтоватой плёнкой.
- Это не яд, а всего лишь свернувшийся сок алоэ. Пей, не сумлевайся, - объяснил Колин, перехватив брезгливый взгляд Эвклаза.
«Действительно, чего это я?» - подумал Эвклаз и залпом опустошил стакан.
- Теперь лежи, отдыхай, - велел Колин, забирая стакан. – За ночь твои силы должны восстановиться, а вот кости будут сращиваться дня три.
- За ночь? – не понял Эвклаз.
- Выгляни в окно, бедолага, - хмыкнул лесовик и ушёл, плотно закрыв дверь и оставив Эвклаза одного.
Вняв совету Колина, Эвклаз вытянул шею и попытался рассмотреть, правду ли говорил лесовик. Как выяснилось, он не врал. Ночь уже давным-давно вступила в свои права.
«Надо же, какой ветер, - подумал Эвклаз, натягивая плед, - просто ураган какой-то». И тут в его сердце что-то кольнуло. Эра… Как она там? Спит, наверно, без задних ног… Мозги Эвклаза стали затуманиваться, голова вдруг стала тяжёлой, веки захлопнулись, и Эвклаз провалился в сон.
… Он падал в бездонную чёрную яму, летел как птица, взмахивая руками, но что-то тянуло его вниз. Вдруг чьи-то белые руки подхватили его и вынесли на поверхность. Встав на землю, Эвклаз обернулся, чтобы поблагодарить своего спасителя, но слова застряли у него в горле. Перед ним, улыбаясь, стояла женщина с руками-крыльями и так похожая на ангела, что Эвклаз намертво позабыл все слова. По-прежнему мягко улыбаясь, незнакомка показала рукой на небо, словно приглашая его подняться туда на экскурсию.
«Мне бы, мне бы, мне бы в небо, здесь я был, а там я не был», - вспомнил Эвклаз строчку из песни и, стряхнув с себя оцепенение, понял, что ему туда совершенно не хочется.
- Нет, - категорично отказался Эвклаз, помотав головой.
Но женщина продолжала указывать рукой на облака.
- Не пойду, - упёрся Эвклаз, - зачем мне туда?
Незнакомка указала пальцем на свои губы и печально покачала головой: она бы и рада сказать, но не может.
Внезапно Эвклаз почувствовал толчок в грудь.
«Иди, - шепнул ему чей-то голос в голове, - иди, это очень, очень важно».
- Ладно, - вздохнув, согласился он, размышляя, есть обратная дорога из рая. Впрочем, скорее всего именно этой дорогой и покинули Эдем Адам и Ева, ради них вряд ли бы стали открывать Главные Ворота.
Женщина обрадовано вскинула голову, торжествующе улыбнулась и, обхватив Эвклаза за пояс, раскинула крылья и взмыла вверх. Они пролетали так близко от облаков, что Эвклаз мог потрогать их руками. Но, проведя рукой по сгустку тумана, ощутил лёгкое разочарование: ничего особенного, с земли всё выглядит гораздо заманчивее. Наконец, полёт завершился, и они оказались на большой зелёной поляне. Странно, но тут не было холодно, как Эвклаз представлял себе, температуру тут поддерживали оптимальную. Не успел Эвклаз восхититься здешними тепловыми работами, как незнакомка схватила его за руку и повела за собой.
- Полегче, дамочка, - возмутился он, чувствуя себя фантиком, привязанным к верёвке, - мужчины не любят, когда их торопят!
Не обратив внимания на эту реплику, женщина вела его дальше, пока они не очутились у подножия огромнейшего дуба, росшего из головы лягушки Алан-мелекей, земноводного тувинского и алтайского фольклора. Старики рассказывали, что «есть на небе лягушка, на которой стоит Вечный Дуб, дёрнется лягушка, рухнет Дуб и передавит нас как червей». Будучи маленьким, Эвклаз не очень-то верил этому бреду, но теперь ему представилась возможность убедиться в этом воочию. На каждой ветке Дуба было множество листьев, одни были ярко-зелёные, другие жёлтые, ссохшиеся как печёное яблоко, третьи были спокойного синего оттенка, ну а четвёртые – бордовые, цвета опасности.
- Листья Жизни и Смерти, - пробормотал Эвклаз, - ярко-зелёные – листья тех, кто недавно родился и только начал свой жизненный путь, синие – тех, кто уже вошёл во взрослую жизнь, бордовые – тех, кому грозит опасность, а жёлтые – тех, кому пора умирать…
Одобрительно кивнув, женщина взяла его под локоть, и они поднялись на предпоследнюю ветвь Дуба. Снаружи она ничем не отличалась от остальных, а внутри была круглой и напоминала чашу. На одной из стенок мерцал экран, но не такой, к каким привык Эвклаз в своём мире, а покрытый мрачным туманом, по которому волнами пробегали круги и в котором Эвклаз узнал Завесу Тайны. Незнакомка подвела его к экрану и нажала один из сучков, выступающих из стены. В тот же момент экран стал светлеть словно кто-то пылесосом втягивал эти клубы дыма, похожего на табачные кольца.
«Хорошая техника, - оценил Эвклаз, - я бы не отказался от такой».
Словно услышав его мысли, женщина неодобрительно покачала головой, и Эвклаз поспешно выкинул из мозгов все меркантильные помыслы. Тем временем на экране разворачивалось действие: вот мама тащит упирающуюся девочку домой, а та заливается гневным плачем, вот девочка с портфелем идёт на первое сентября, вот она же, но уже более взрослая, сидит за партой со скучающим видом, а вот и знакомый подъезд, куда она направляется после занятий.
- Не может быть! – не поверил своим глазам Эвклаз. – Это Эра! Но зачем они мне показывают её жизнь?
Точно отвечая на его вопрос, женщина слегка повернула рычажок и на экране замелькали знакомые Эвклазу моменты. Парковая зона, Шепчущий Лес, лесовики…
- Это я уже видел, - буркнул юноша, - нельзя ли уточнить, зачем всё это?
«Смотри дальше!» - призвала его к порядку женщина одним взглядом.
Пришлось Эвклазу послушно продолжать пялиться на экран. По мере просмотра «фильма», Эвклаз чувствовал, что его начинает бить озноб, как в лихорадке, стали появляться совсем уж другие кадры: горящий замок, прыгнувшая под градом стрел в воду Эра и…
- Что это? – прошептал Эвклаз помертвевшими губами.
Одна стрела угодила в то место, куда прыгнула Эра и на поверхности воды расплылось кровавое пятно…
- Что это? – повторил он в ужасе. – Что? Что? Да объясните вы наконец! – заорал Эвклаз, теряя самообладание.
Незнакомка лишь грустно покачала головой и указала на выход. Чувствуя ужасную пустоту внутри, Эвклаз двинулся к проёму. Еле-еле передвигая ноги, он добрался до конца зала и упал бы, если бы женщина вовремя не подхватила его.
- Премного благодарен, - кивнул он, приказывая ногам не дрожать, и посмотрел на свою спутницу. Её взгляд выражал только одно: «Ещё не время!»
«Не время для чего?» - подумал Эвклаз и был вновь подведён к Листьям.
«Смотри», - кивнула провожатая, и Эвклаз увидел, что на отдельной ветке трепыхаются два листочка спокойного синего цвета.
«Это Листья тех, кто связан нечто большим, чем Любовью. Кто связан Нитями Жизни», - понял парень, и внезапная догадка озарила его.
- Это же наши Листья! –закричал он в волнении. – Но я не понимаю, почему?.. Ведь я только что видел, как она… А они синие, - бестолково залепетал он, обернувшись к женщине за помощью, но та лишь пожала плечами.
«Не скажет, - обречённо подумал Эвклаз, - она никогда ничего не скажет!»
Застенчиво улыбнувшись, женщина подошла к нему и знаками показала, что пора уходить.
- Понял, - кивнул Эвклаз.
Подойдя к краю облака, он глянул вниз и почувствовал головокружение. Отступив на шаг, Эвклаз посмотрел на женщину.
- А вы?
Она отрицательно помотала головой и вдруг легко подтолкнула его вниз.
- Нет! – закричал Эвклаз… и проснулся.
Прерывисто дыша, Эвклаз вытер со лба холодный пот и откинулся на подушки. Его бил озноб.
«Этого не может быть, - думал он, переваривая увиденное, - нет, она не может погибнуть!»
И вдруг из пробивающегося из окна лунного света стали складываться слова: ВСЕМУ СВОЁ ВРЕМЯ!
- Это я знаю, - шёпотом огрызнулся Эвклаз, боясь разбудить спящего в соседей комнате Колина, - но при чём здесь Эра?
Но ответа он, естественно, не получил.
Немного поплевавшись огнём, Эвклаз, решив подумать обо всём это завтра, закутался в одеяло и захрапел.

ГЛАВА VIII.
«Ну и ночка, - подумал Эвклаз, открывая глаза, - хотел бы я знать, что за женщина мне снилась и к чему был этот сон».
Было раннее утро, и его разбудили голоса лесовиков, собирающихся на утренний обход Шепчущего Леса, это было слышно по обрывкам фраз. В комнату заглянул весёлый Колин.
- Спишь? – спросил он.
-Нет, - отозвался Эвклаз, пытаясь потянуться. – А что?
- Интересуюсь, - хмыкнул лесовик и поставил на столик у изголовья стакан, - выпьешь это, но чуть позже, а сейчас спи ещё, только пять часов утра, - сказал он.
- Как пять утра? – поразился Эвклаз, глядя на бьющий из окна свет. – Ты шутишь!
- Зачем бы? – пожал плечами лесовик. – У нас в такое время всегда светло как днём, мы-то уже привыкли, а вот новичкам приходится тяжело.
- Вы всегда в такую рань начинаете обход?
- Конечно, - сообщил Колин, трогая пальцем лезвие топора: достаточно ли наточен, - это наша работа.
- Колин! – закричали со двора. – Ну ты где? Повесился, что ли?
- Не дождётесь! – крикнул он в ответ и повернулся к Эвклазу. – В общем, ты спи пока, я скоро вернусь.
Хлопнула дверь, лесовик ушёл.
«И правда поспать, что ли? – подумал Эвклаз и вздрогнул, вспомнив ночной сон: - Нет уж, хватит! Выспался».
Окинув одеяло, Эвклаз взял костыли, которые ему принесли сердобольные лесовики, и попытался самостоятельно встать. Попытка увенчалась успехом. Кряхтя, как старый дед, Эвклаз дополз до двери и сунул нос на улицу. Воздух показался ему упоительным.
«Давно хотел купить загородный дом, - подумал Эвклаз, вдыхая полной грудью, - да денег жаль было, теперь, как только вернусь, сразу же дам объявление в газету о покупке дома».
«Если вообще вернёшься», - ехидно шепнул внутренний голос.
- Умри, - отмахнулся Эвклаз.
Перевалившись через порог, парень поудобнее перехватил костыли и нацелился сделать кружок по лесу, дабы насладиться природной красотой. Делая в минуту по два шага, Эвклаз медленно удалялся от лагеря лесовиков и чувствовал себя почти счастливым. Ещё бы, после того, как он лежал сутки, не вставая, движение показалось ему высшим наслаждением. Любуясь зелёной травкой, в какой-то книге Эвклаз вычитал, что зелёный цвет крайне благоприятен для глаз, он заметил среди травинок нечто блестящее. Будь это лужа, оставшаяся после вчерашнего дождя, Эвклаз пошёл бы себе дальше, но блеск не напоминал отражение солнечных лучей на поверхности воды. С трудом нагнувшись и чуть не уронив костыль, Эвклаз пошарил рукой среди травы и пальцами ухватил что-то круглое. Подняв находку, он попытался разобраться, что это такое. Через секунду до него дошло, что он держит в руке золотой медальон с изображением ракушки.
«Любопытно, - подумал Эвклаз, вертя находку, - кто мог это тут потерять и что этот кто-то тут вообще делал?»
Так и не придя ни к каким конкретным выводам, Эвклаз двинулся в обратный путь. Опустив медальон в карман брюк, парень вцепился в костыли и бодро поскакал в направлении лагеря.
- Да когда это закончится?! – кричал один из парней, нёсших его вчера в дом. – Надо их поймать, пока они не испортили нам весь Лес!
Эвклаз явно успел к шапочному разбору. Толпа, как и тогда, собравшаяся возле дома Колина, опять обсуждала странности, происходящие с Лесом.
«Тёмные люди, - поморщился Эвклаз, - ну ни как они не могут понять, что даже какой-нибудь Король Призраков не может причинить вред материальным предметам. Тем более деревьям, корнями питавшимся силами самой матери-земли».
Но лесовики были твёрдо убеждены, что виноваты призраки. Миновав разозлённых людей, потрясающих кулаками (право, смешно, напади на них и в самом деле призрак, никакие кулаки их не спасут), Эвклаз протиснулся между объёмистым животом одного дядечки, активно грызущего семечки и стволом дерева и оказался в прохладной прихожей дома Колина.
- Ты где был? – выглянул лесовик из кухни. – Я уже хотел идти тебя искать.
- Гулял, - ответил Эвклаз, - дышал кислородом. А чего это с ними? – кивнул он на толпу.
- Всё то же, - махнул рукой Колин, - призраки покоя не дают, портят наш лес, гады. Ума не приложу, как их поймать, - сокрушённо покачал головой лесовик, сев на стул.
- Да что они такого делают? – слегка раздражённо спросил Эвклаз, стуча костылями в сторону дивана и с удовольствием вытягиваясь.
- Наши растения сохнут, - печально сказал Колин, - хотя мы из поливаем почти каждый день. Эти призраки как будто вытягивают из них не просто питательные существа, а саму Жизнь. Вот, - направился Колин к шкафу и вытаскивая оттуда безжизненные ветки с листьями, - смотри, что они с ними делают!
Эвклаз внимательно рассмотрел сухие палки, упавшие на его колени. Да, дело плохо. Ни одно растение не выглядит так даже после долгой засухи. Тут явно поработали потусторонние силы. Но он не верит в призраков, хоть тресни!
- Ну не знаю, - с сомнением произнёс Эвклаз, разглядывая сморщенные листья. Ему ненароком вспомнились Листья Жизни и Смерти, и он вздрогнул. – Может, ты уж извини, кто-то из ваших не слишком добросовестно выполняет свою работу и…
- Побойся бога, - вскричал Колин, - что ты говоришь! Да мы, если не справляемся, всегда заказываем Дождь!
- Заказываете Дождь? – икнул от удивления Эвклаз. – Кому?!
- Волшебнице. Волшебнице с большой буквы. Это её имя, - сообщил лесовик, успокоившись. – И вообще, ты в волшебной стране Эфирии, пора бы тебе привыкнуть к чудесам, для нас это обычные вещи.
- Твоя правда, - слегка смутился Эвклаз, - но продолжим. Ты вообще что знаешь о призраках?
- Ну, - задумался лесовик, - они имеют бестелесную природу, показываются в виде отсутствующих или несуществующих людей, животных, предметов. Они умеют принимать расплывчатый образ чего-то страшного, ребёнка, девушки или женщины в белом, девушки с распущенными волосами, с телом змеи, гусыни или лебедя и с козьими ногами; человека с ногами индюка; старика в белом с бородой до пояса, чёрного человека, великана, покойника… Также они могут являться в виде похоронной процессии или свадьбы. Часто призраки принимают вид животных: курицы, пса, кошки, козла, барана, овцы, коня, свиньи, индюка, серны, буйвола, зайца, змеи. Призраки могут принимать вид конской головы, светящихся детских отрезанных пальчиков, окровавленных отрезанных человеческих рук и головы, пня, стога сена, бочки с дёгтем, снежного столба с чёрными косами, белого воздушного столба, блуждающих огоньков и всего такого…
- Это всё замечательно, - перебил его Эвклаз, выпивая настойку, пока он окончательно о ней не забыл, - но ты вот сам только что сказал, что призраки имеют бестелесную природу, а мы с Эрой, когда искали их по вашей просьбе, нашли в том месте кучу следов. Так как, по-твоему, бестелесные существа могли их оставить?
- Может, вселились в кого-нибудь? – посмотрел на него Колин. – Кстати, а чьи следы вы нашли?
- Об этом потом, - отмахнулся Эвклаз, - давай сначала разберёмся с призраками. Ты считаешь, что они могли вселиться в кого-то? Бред, - фыркнул Эвклаз, принимая сидячее положение. Фыркать лёжа оказалось неудобно. – Они уже прожили своё время, когда состояли из плоти и крови, нафига им делать это ещё раз? Если только это не призрак-мазохист. И ещё одно. Ты перечислил все виды, которые могут принимать призраки, но среди них нет ничего даже отдалённо похожего на волка. А в Лесу, там, где вы видели призраков, полно отпечатков волчьих лап, - вдохновенно, словно протестантский проповедник, вещал Эвклаз, обмахиваясь сухими листьями.
- Волчьих? – встрепенулся Колин. – Ты сказал волчьих?
- Ну да, - пожал плечами Эвклаз, - и след босой ноги человека тоже. А что?
- Это невероятно, - бормотал лесовик, забегав по кухне, - последнего волка нечаянно застрелил ещё мой отец и с тех пор на нашей территории «лесные санитары» больше не появляются… Слушай, - вдруг замер посреди кухни Колин, - а если это и не волк вовсе?
- А кто? – лениво спросил Эвклаз. Ему вдруг захотелось спать. Как ни крути, а прогулка с костылями отнимает у человека много сил, и никакое волшебство не поможет. Ослабленному организму требуются витамины и крепкий здоровый сон. А может, всё дело в этом снадобье.
- А если это волкодлак? – шёпотом сказал Колин и с опаской посмотрел в окно, словно ожидая увидеть там целую стаю затаившихся и пускающих слюни от нетерпения волкодлаков.
- Волкодлак? – поднял брови Эвклаз. – Нет, не думаю.
- Почему?
- Во-первых, - начал Эвклаз тоном, каким учительница разговаривает с ребёнком-дауном, - волкодлак, он же волколак, он же волкулак, он же вовкулак – это человек-оборотень или колдун, способный независимо от времени суток превращаться в волка и обращать в волков других людей, а я не думаю, что, если бы это был волкодлак, он бы никого из вас не тронул, скорее попытался бы превратить всех вас в себе подобных, во-вторых, повторюсь, волкодлак – это оборотень, он не может превратиться в волка лишь наполовину, к тому же, я не верю, что, оставив на дороге свои волчьи следы, он днём пойдёт по той же тропинке, оставив на этот раз следы человеческие, - заключил парень, зевая.
- А вдруг он именно так и сделал? – упрямо посмотрел на него Колин.
- Даже если бы он так и сделал, - рассмеялся Эвклаз, - то ночные, то есть волчьи, следы к утру слегка затвердели бы, а дневные остались бы свежими. А мы с Эрой видели свежие следы и волчьи, и человеческие. Значит…
- Значит? – эхом откликнулся Колин, теребя скатерть на столе.
- Да ничего особенного это не значит, - сообщил Эвклаз, - только то, что в лесу бегают волки и люди-психи, решившие водить дружбу с такими кадрами.
Колин не ответил. Он был слишком перегружен информацией, чтобы реагировать на внешние раздражители. Его мозги не справлялись с таким объёмом работы.
- Ладно, - дёрнул головой лесовик, - я пойду.
- Иди, - ухмыльнулся Эвклаз и спросил: - Слушай, а твоё снадобье всегда вызывает сонливость или я оказался особенным?
- Так и должно быть, - кивнул Колин, направляясь к двери.
- А странные сны оно тоже должно вызывать?
- Какие такие сны? – насторожился Колин. – Ты о чём?
- Да я просто спросил, - ответил Эвклаз, удивившись его реакции, - а сон и правда был странным. Так это нормально или нет?
- А, - протянул лесовик и потерял к нему интерес, - всё путём, это у тебя временно.
«Что его так насторожило? – задумался Эвклаз, закутываясь в одеяло. – Неужели он знает то, что неизвестно мне? И не связано ли это с Эрой? С Эрой это как раз-то и связано, - одёрнул он себя, - вот только значит ли это, что ей грозит смертельная опасность?»
Немного встревожившись, Эвклаз повертелся (насколько это было возможно со сломанной ногой) в постели и тут, как назло, сон покинул его, весело помахав ручкой на прощание.
- Ну что ж, - резюмировал Эвклаз, тщетно пытаясь заснуть, - буду просто лежать и считать розовых слоников. Эра как-то говорила мне, что это вроде бы помогает.
Вспомнив эту девчонку, Эвклаз растянул рот до ушей. Какая же она всё-таки смешная, как обезьянка. Особенно его всегда умиляла её манера смешно морщить нос. Но, несмотря на юный возраст и полное нежелание взрослеть, она была не по годам развита и за тех, кто ей дорог, стояла горой. Взять хотя бы тот день, когда на него напали шесть человек и под угрозой быть избитым, заставили его отдать мобильник, кошелёк и золотые часы. Когда он полез в карман за кошельком из крокодиловой кожи, перед ним буквально из ниоткуда появилась Эра.
- Что здесь происходит? – звенящим от возмущения голосом спросила она.
Правда, тогда он ещё не знал, что это именно Эра, пока она не назвала своё имя. Но согласитесь, назваться можно кем угодно, хоть дочерью вождя племени мумбо-юмбо. А если принять во внимание тот факт, что он ни разу её не видел, да и тогда она стояла к нему спиной, то становятся понятными сомнения, которые его одолевали до тех пор, пока он её не спросил об этом в лоб и она созналась в содеянном.
- А ты кто? – осведомился один из налётчиков, шаря по её фигуре взглядом. Нет, такие не в его вкусе.
- Я Эра, и мне не нравится, как ты ведёшь себя, - отрезала она, хмуро поглядывая на всех шестерых.
- Вы посмотрите на неё, - хохотнул парень, покрытый наколками, как географическая карта, - ей не нравится наше поведение. А что нам сделать, чтобы тебе понравилось, киса?
Эра окинула его взглядом и наморщила нос. С ней нельзя так разговаривать. Добром такие разговоры не кончаются.
- Убирайтесь и оставьте его в покое, - велела она, уперев руки в бока.
- А если не уберёмся, что ты сделаешь? – ласково поинтересовался «наколочный», надвигаясь на неё.
- Эра, - предупредительно сказал Эвклаз, - лучше не надо…
- Тихо, - рыкнула Эра через плечо и ему пришлось замолчать.
Дальше события стали напоминать кинофильм о разборках братков. «Наколочный» подошёл к Эре, занёс кулак и… согнулся пополам: это Эра, не дожидаясь конкретных действий от этого динозавра, растянулась на шпагате и ткнула кулаком в самое слабое мужское место. Брезгливо вытерев кулак о его рубашку, Эра несколько раз ударила его коленом в живот и, добивая, согнула руки в локтях и со всего маху опустила локти на хребет «наколочного». Распластавшийся «браток» уже не представлял угрозы и Эра повернулась к остальным.
- Кто следующий?
Эвклаз отказывался верить своим глазам. Маленькая худенькая девушка в одну секунду расправилась с бандитом и даже не запыхалась! Неслыханно… Но ещё больше он поразился реакции остальных. Затравленно посмотрев на Эру, они, поскуливая от ужаса, разбежались в разные стороны.
- Стадо, - презрительно бросила Эра, - просто самое обычное стадо.
- Эра, - нерешительно позвал Эвклаз.
Но девушка не пошла на контакт. Передёрнув плечами, она просто растворилась в воздухе. Обалдело посмотрев на то место, где она стояла, Эвклаз в состоянии грогги отправился домой. Кстати, и мобильный, и кошелёк, и часы остались при нём. Спустя два дня, когда всё случившееся стало напоминать сон, он написал ей sms, отправив всего три слова: «Это была ты?»
«Да», - пришёл ответ.
«Почему ты не обернулась?»
«А зачем?»
«То есть как? Я хотел посмотреть на тебя».
«Зато Я не хочу, чтобы ты смотрел на меня», - отрезала Эра и перевела разговор на другую тему…
«Да, - думал сейчас Эвклаз, лёжа на диване, - жизнь – штука странная. Вроде мы с ней поругались насмерть, думал, всё, никогда её не прощу, а поди ж ты, снова начали общаться, а потом я понял, что жить без неё не могу… Что-то я расфилософствовался. Дневник начать вести, что ли?», - скептически подумал Эвклаз и криво улыбнулся. Ага, сначала дневник, а потом он начнёт играть в куклы и мечтать о посиделках на радуге… Ну, вообще.

- Мне надо найти мадам Суматоху, - бормотал Колин на бегу, молясь, чтобы она оказалась на месте.
Удача решила повернуть к нему своё улыбающееся лицо. Как говорится, избушка, встань к лесу задом, а ко мне передом! Мадам Суматоха жила недалеко от лагеря лесовиков, в посёлке Твигидов. Её дом был самый крайний и каждый раз, когда у её односельчан мистическим образхом исчезали коровы и куры, она отвечала: «Моя хата с краю, я ничего не знаю». Удобная позиция страуса. С другой стороны, не признаваться же ей, что она забавы ради превращает живность в кусты жасмина? То-то лесовики недоумевают, откуда берутся лишние растения.
- Мадам Суматоха? – постучал Колин.
- Я вся внимание, пуся, - отозвалась мадам Суматоха, полируя ногти, - входи, родной мой. Что у тебя?
- У меня сон. То есть не у меня, а у Эвклаза. И он не говорит, что именно ему снилось.
- Сон? – нахмурилась мадам Суматоха.
- Точно. А ещё…
- Достаточно, - перебила она лесовика, - я сама им займусь, а ты иди работать. Награда будет позже.
Поклонившись, Колин вышел.
- Метла! – приказала мадам Суматоха и вышла во двор. Солнце ударило ей по глазам.
- Проклятье, - проворчала она, надвигая шляпу поглубже на нос. – Ну? – прикрикнула мадам Суматоха на Метлу. – Чего тормозишь? Бери курс на дом Колина!
Метла, ещё немного повисев в воздухе, резко дёрнулась с места так, что мадам чуть не отлетела назад.
- Я с тобой с ума сойду, - рявкнула она, стараясь удержать равновесие, - нельзя было потише?!
- Нет, - меланхолично ответила Метла и замолчала.
«Чёрт-е что творится, - злилась мадам Суматоха, лицом ощущая встречный ветер, - Мётлы, огрызающиеся с хозяйками, и неразговорчивые людищки… Пора брать больничный», - решила она слезая с Метлы и врываясь в комнату к Эвклазу.
- Быстро говори! – завопила она, возникая на пороге.
- Что? – повернул Эвклаз голову в сторону двери. – А, это вы, мадам. Проведать пришли? Извините, не могу встать и принести вам стул.
- Не идиотничай, - прошипела мадам Суматоха, сжимая Метлу с такой силой, что та только кряхтела и прилагала все усилия, чтобы не сломаться. – Быстро всё рассказывай!
- Что рассказывать-то? – удивился Эвклаз.
- Всё! Свой сон!
- Но я… Постойте-ка, - опомнился парень, - а откуда вы знаете, что мне вообще что-то снилось?
- Неважно, - буркнула мадам Суматоха, - я жду детали.
- Колин рассказал? – в лоб спросил её Эвклаз.
- Да. Ну? – посмотрела на него мадам Суматоха.
«Вот ябеда», - пронеслось у него в голове, но мадам так смотрела на него, что его язык стал болтать сам собой.
- Мне снилась какая-то женщина с руками-крыльями, - начал он как под гипнозом, - сначала она не дала мне упасть в яму, а потом мы с ней взлетели на небо, к Дубу, растущему из головы лягушки. На нём я увидел Листья Жизни и Смерти, а затем… - сделал Эвклаз судорожный вздох, - затем мне зачем-то показали жизнь Эры и кадр, где она прыгает в воду под градом стрел, одна из них попадает в цель и на воде появляется пятно крови… Ей грозит опасность? – посмотрел на мадам Суматоху Эвклаз, от всей души желая, чтобы ответ был отрицательным.
- Юварки, - пробормотала мадам Суматоха еле слышно, - это была Юварки…
- Что? – не расслышал Эвклаз.
Мадам Суматоха застыла: надо или нет рассказывать ему? Наверно надо, он же всё равно узнает об этом.
- Тебе снилась Юварки, - сказала она, - полуангел-полуженщина, поэтому-то у неё и были руки-крылья. А то, что она показала тебе… Да, боюсь, Эре грозит смертельная опасность. Самое большее, что мы можем, это предостеречь её. Всё остальное не в наших силах.
- Но почему просто нельзя отвести от неё беду?
- Потому что, дурья твоя башка, - огрызнулась мадам Суматоха, которой изрядно поднадоела тупость Эвклаза, - мы не можем вмешиваться в ход Времени. Понятно?
Эвклаз кивнул. Да и что он мог сказать? Спорить с мадам Суматохой бесполезно, пытаться доказать ей что-либо тоже, так стоит ли тратить силы на то, чтобы объяснить ей, каково это, сидеть и смотреть как погибает любимый человек, а ты не можешь ничего сделать?..
- Не надо считать меня бесчувственной чуркой, - произнесла вдруг мадам Суматоха, и Эвклаз лишний раз убедился в способности здешних жителей читать не только мысли, но и эмоции. – Я тоже не хочу, чтобы она серьёзно пострадала, но, пойми ты, не могу ничем ей помочь!
Эвклаз снова кивнул. Разговаривать не хотелось.
- Дурак! – заорала мадам Суматоха и вылетела из дома. Эвклазу показалось, что на её глазах блестели слёзы. Списав это на обман зрения, он предался мрачным мыслям.
«Я не дам ей погибнуть, - думал он, - чего бы мне это не стоило».

«Им и невдомёк, что я тоже имею чувства, - горько думала мадам Суматоха, мчась домой на мыслимой скорости, - я тоже умею переживать, любить и радоваться, но нет, я для них всего лишь составляющая Абраксаса и ничего больше».
Размышляя о неблагодарности человеческого рода, мадам Суматоха и Метла не заметили, как на их пути выросло дерево.
- Ой, там же дерево! – очнулась мадам, пытаясь изменить траекторию полёта.
- Какое там дерево? – недовольно спросила Метла.
А-А-А!!!
- Я же тебя предупреждала, - укоризненно сказала мадам Суматоха, потирая голову.
- Ну и что? – обозлилась Метла. – Отныне и вовеки веков полётами буду управлять только я сама!
Выпалив эту тираду, Метла взмыла в небо и исчезла среди облаков, оставив мадам Суматоху сидеть на земле.
- Ну, погоди, - проворчала она, поднимаясь, - прилетишь назад, я тебя на спички пущу!

* * * *
«Слава богу, - подумала Эра, зевая и с трудом раскрывая глаза, - дождь закончился. Теперь можно продолжать путь».
Наткнувшись щекой на иголки ели, девушка поморщилась и бросила взгляд на наручные часы. Девять тридцать. Да, в такое время все нормальные люди ещё спят и только она одна вынуждена тащиться неизвестно куда, правда, хотя бы известно зачем. Встав с земли, где она столь чудесно провела ночь, Эра собралась покинуть гостеприимный гриб, как заметила какое-то движение в кустах, недалеко от берега озера.
- Эй, - крикнула Эра, - выходи! Я всё равно тебя вижу!
Грешным делом подумав, что это Эвклаз (сердце Эры забилось быстрее), она уже приготовилась выдать ехидную тираду, скрывающую под собой радость, но человек, вышедший из своего укрытия, оказал на Эру сногсшибательное действие. Застыв, как соляной столп, она открыла рот и уставилась на… Владу.
- Ты что здесь делаешь? – отмерла Эра, судорожно соображая, как она сюда попала.
- Как ты могла? – приняла Влада боевую стойку. – Как ты могла вот так взять и уйти?! Обо мне ты не подумала, да? А ещё подруга, блин, - бросила она, в упор смотря на Эру.
Эра ничего не понимала. Кто ей сказал, что она здесь? Как она сюда попала? И если Влада догадалась обо всём, то что же происходит с её матерью? Мда, куча вопросов и ни одного ответа.
- Как ты сюда попала? – пошла в атаку Эра. – Тебя кто-то привёл?
- Что я, маленькая, - фыркнула Влада, - чтобы меня за ручку водили? Нет уж. Как попала, как попала… Обычно. Дыру в Пространстве надо было прикрыть за собой, - ехидно сообщила Влада.
Вон как, дыра, значит… А всё Эвклаз! Говорила же она ему, что её закрыть надо, нет, потом, потом, вот и дождались!
- Но кто тебе вообще про всё это рассказал? Ведь Абраксас обещал всё уладить. Вы и моего отсутствия не должны были заметить!
- С него и надо было начинать, - ответила Влада, суча ногами, как застоявшаяся лошадь, - он, как увидел, что вы оставили дырку между мирами, аж за голову схватился и отправил меня на разведку. Я сопротивлялась, как могла, ты же знаешь, я не люблю всякого рода сомнительные приключения, но с волшебством не поспоришь, - вздохнула Влада, - единственное, на что он согласился, так это подождать конца уроков. Кстати, - ткнула она пальцем в Эру, - а ты сволочь, ушла и даже задачу по информатике мне оставила! Да ещё самостоялка по биологии… В общем, я на тебя обижена, - заключила одноклассница и замолчала.
Эра вздохнула. Ну, Владка, даёт.
- Я тебя два дня искала, - добавила Влада.
Два дня! Эра подскочила и уставилась на подругу.
- Врёшь!
- Сама дура, - парировала Влада, - смысл-то врать?
- То есть сегодня воскресенье?!
- Наверно, - пожала плечами Влада, - по крайней мере с утра было именно воскресенье.
Эра сморщилась. Есть же люди, которые слова в простоте не скажут! Ей-богу, она сэкономила бы кучу сил и времени, если бы просто ответила: «Да». Но нет, ей надо обязательно выпендриться!
- А сейчас, по-твоему, вечер? – поинтересовалась Эра.
- Не нуди, - буркнула Влада и посмотрела на неё пронзительно зелёными глазами. Эра отвернулась. Она, конечно, рада, что Влада здесь, хоть какая-то родная душа, но её совершенно не привлекала мысль, что теперь придётся спасать и её шкуру тоже. Чего-чего, а опасностей тут хватает.
- И что теперь? – спросила Эра, разглядывая озеро, словно ожидая увидеть написанный на воде ответ.
- Не знаю, - сухо уронила Влада, - но назад я не пойду. Раз втравили меня в эту историю, значит, я буду идти с вами до конца.
- Никто тебя домой и не отправляет, - вздохнула Эра. На самом деле у неё была такая мысль, но Эра сочла её не очень благонадёжной. И оказалась права. – Ладно уж, - покачала она головой, - идём.
- Куда?
- Вроде как искать ход на Орбиту, чтобы остановить Уробороса, - озабоченно отозвалась Эра, пиная перед собой камешек, - а на деле, так я уже тут несколько дней суечусь и ничего похожего не нахожу. Так что будем идти, пока идётся.
- Это что же, - возмутилась Влада, потряхивая волосами, - нам так и шляться до конца жизни?
- Не думаю, - ответила Эра, разглядывая подругу. Только сейчас она заметила, какой жалкий у Влады вид: волосы от дождя намокли и висели сосульками, под глазами тёмные круги, да и в целом Влада смотрелась так, будто всю ночь работала в шахте, толкая вагонетки.
- А где ты ночевала? – не выдержала Эра
- В пещере, - неохотно сказала Влада.
- У медведей, что ли? – чуть не расхохоталась Эра.
- Да нет, - отмахнулась подруга, - какие медведи, самая обычная пещера, только не в горных породах, а уходящая под землю.
- Ладно, - кивнула Эра, - проехали.
Выяснять подробности ей расхотелось. Солнце припекало всё сильней (кто бы мог подумать, что здесь будет так жарко?) и желание разговаривать испарялось вместе с лужами от вчерашнего дождя.
- Что это? – вдруг спросила Влада, указывая наверх.
Эра подняла голову в направлении руки Влады и увидела, как к ним со свистом бумеранга приближается какое-то пятно, похожее на сбесившуюся радугу, свёрнутую в круг.
- Эра, ты случайно не знаешь, что это? – повторила Влада, заворожено следя за вращением странной штуковины.
- В таком случае я бы не сомневалась, - пробормотала Эра и с ужасом поняла: что бы это ни было, оно гонится за ними!
- Ложись! – заорала Эра, когда штуковина приблизилась к ним и ударила рукой по ногам Влады.
Рухнув носом с мокрую траву, Эра заметила, что «радуга», промахнувшись, разворачивается и готовится к новому нападению.
- Так, - сказала Эра, вскакивая на ноги и рывком поднимая Владу, - пробуем убежать. Если не получится… Лучше об этом не думать. Стартуем отсюда, финишируем где-нибудь там, - махнула она рукой в неопределённом направлении.
Клацая зубами, Влада согласилась и дара дёру, как будто за ней гналась толпа обозлённых голых папуасов, у которых она отобрала последние пальмовые листья.
«Во даёт», - удивилась Эра и, ринувшись в противоположную сторону, сообразила, какую ошибку они совершили. Вместе они сила, а по одиночке никто!
- Влада! – завопила Эра, разворачиваясь. – Подожди!
Не успела Эра метнуться в сторону Влады, как почувствовала, что её затягивает внутрь «радуги». Мерзкая штука всё-таки настигла её.
Вращаясь, как бельё в стиральной машине, Эра думала только об одном: как бы её не вывернуло. Голова кружилась, перед глазами порхали чёрные мушки, а в желудке что-то противно чавкало. Однако, приземлившись, Эра почувствовала, что все признаки тошноты исчезли. Выплюнув из себя Эру, «радуга» испарилась, но через минуту на макушку Эра свалилась Влада. Словно довольная своей работой, «радуга» последний раз мигнула и погасла. Отчаянно охая и держась за бока, девицы поднялись и огляделись. По спине Эры побежал холодок. Их снова забросило в Лес, но в Шепчущем намного приятней и уютней, чем тут.
«Снова лес! – с досадой подумала Эра. – Да они из природы уже фетиш сделали!»
Кого Эра подразумевала под словом «они», осталось непонятным.
- Что делать? – дрожащим голосом осведомилась Влада, вцепившись в руку Эры. – Сидеть здесь?
- Да, - огрызнулась Эра, - будем торчать тут до морковкиного заговенья! Потупей ещё что-нибудь спроси!
- Ну и ладно, - обиделась Влада, - тебе же хуже, я просто замолчу!
- Наконец-то, - подняла глаза к небу Эра и, не обращая внимание на надутый вид подруги, двинулась вперёд.
Лес выглядел таинственным и мрачным. Эра сразу поняла, что здесь властвуют злые силы. И вот…
- Взять их, - раздался металлический голос.
Девчонки обернулись. Прямо на них смотрели Железные Рыцари, существа без сердца и чувств. Из их глаз лился ослепляющий жёлтый свет, как от фар автомобиля.
- Ты так думаешь? – холодно спросила Эра, сжав руку Влады, чтобы та не заорала от ужаса. – Пошли, Влада.
Они двинулись было дальше, но один из Рыцарей поднял пушку и выстрелил бордовым столбом огня прямо по ногам девчонок. В который раз за день они уткнулись носами в землю. Ноги словно парализовало, во всяком случае Эра ниже пояса ничего не чувствовала. Подняв их, рыцарь перекинул подруг через седло своего коня и направился вглубь леса. Как ни странно, но через двадцать минут ходьбы лес закончился, и они вышли на невысокую гору, с которой хорошо просматривался стоящий внизу замок в готическом стиле.
«А хозяйка, конечно же, - подумала Эра, покачиваясь в такт шагам лошади, - женщина-вамп», - и хихикнула, хотя в ситуации, в которой они оказались, не было ничего смешного.
К замку вела узенькая тропинка, и Эра извертелась, пытаясь рассмотреть, далеко ли ещё до их места назначения. Наконец, путь завершился. Два Рыцаря сняли их с седла, как мешки с мукой, перекинули через железные плечи и внесли в замок. Да, убранство тут было не ахти. Практически прямо возле двери, метрах шести-семи, зияла глубокая чёрная яма, вырытая в полу и в которой горел синий огонь, отбрасывая зловещие тени на стены, выкрашенные в чёрный колор. Освещения тут, конечно, не предвиделось. Единственным источником света служил всё тот же огонь. За огнём располагался высокий каменный трон, за которым спускалась тяжёлая бархатная, тёмно-бордового цвета, занавесь. Она занимала всю стену и изредка шевелилась, будто от ветра.
«Либо за ней окно, - решила Эра, вися на плече Рыцаря, - либо там кого-то прячут. Осталось лишь проверить, какая из моих догадок окажется верной. И чего эти болваны застыли?» - раздражённо подумала она.
Эре уже надоело висеть на железном плече, к тому же, его острые края больно впивались ей в живот.
Вдруг из многочисленных коридоров, ведущих в Главный зал, вынырнула тощенькая женщина в зелёном одеянии. Оно настолько плотно обтягивало её, что становились видны все её выпирающие кости. Другими словами, тётка смахивала на разделанную сельдь, щетинившуюся косточками.
- Кого же ты мне привёл? – пропищала она, поглядывая на девчонок так, как хозяйка смотрит на нежелающее оттираться пятно.
- Их взяли в нашем лесу, - отрапортовал Рыцарь, держащий Эру, - они будут прекрасны.
- Кто вы? – с возмущением спросила Эра, оскорблённая такими словами. – и зачем нас привели сюда? – добавила она, упёршись руками в плечо Рыцаря и прогибаясь слегка назад, чтобы лучше видеть «селёдку».
- Молчи, - приказала тётка и взмахнула рукой: огонь, мирно горевший всё это время, вдруг ярко вспыхнул и вырос чуть ли не до самого потолка. – Я Скульди, хозяйка этого замка и самая могущественная волшебница в мире.
«От скромности она не умрёт», - отметила Эра.
- А вы здесь потому, что мне нужны рабы.
- Рабы?! – переспросила Эра.
- Я же сказала, молчи, - раздражённо бросила Скульди, - ваше, рабье, дело поддерживать огонь, и чтобы он вечно, вечно пылал, ясно? А если огонь вдруг погаснет, вы, вы умрёте, - тихим, злобным тоном закончила Скульда.
Эра бросила взгляд на Владу, надеясь, что она не в обмороке. Но Влада спокойно висела на плече Рыцаря и не думала лишаться чувств.
- А сейчас, - вновь подала голос Скульди, - я сама отведу вас в подземелье. Сидите и думайте, - засмеялась она смехом, похожим на звук бьющихся стёкол. – Бросайте их, - приказала она Рыцарям, отсмеявшись.
Скинув девчонок на пол, Рыцари беззвучно удалились. Скульда, приблизившись к ним, раскинула руки и напряжённым тоном произнесла:
- Волшебные силы, вы мне помогите, и в подземелье их заберите.
В тот же миг девчонок и саму Скульди охватило зеленоватое свечение, и через секунду они оказались у края пропасти.
- Это бездонная пропасть, - усмехнувшись, сказала Скульди, ткнув рукой вниз, - так что не советую прыгать через неё.
Девчонки, по-прежнему не чувствующие ног, даже не смогли убедиться в правдивости её слов. Впрочем, судя по лицу Скульди, этого делать и не следовало. Лениво взмахнув левой рукой, Скульди перенесла их в тюрьму на противоположной стороне пропасти.
- И не очень-то разлёживайтесь, - велела колдунья, - я скоро приду за вами.
- Эй, - окликнула Эра Владу, после того, как Скульди ушла, - ты как? Напугалась?
- Есть немного, - созналась Влада, - а ты?
- А я нет, - сообщила Эра, - просто твёрдо решила разобраться во всей этой чертовщине. Ты ногами двигать можешь?
- Немного, - отозвалась Влада, - только они у меня слегка занемели. Виданное ли дело шарахнуть по ногам таким количеством Заморозки! Мы теперь несколько часов отходить будем, - недовольно заметила она, растирая лодыжки.
- А мои вроде бы нормально двигаются, - сказала Эра, с трудом поднимаясь. Надо хоть посмотреть, куда их засунули. Хотя смотреть оказалось особо не на что. Голые стены и решётка на окне. Да, ситуация довольно серьёзная. Но служить Скульди она не намерена. – Ну да, - сообразила Эра, смотря в окно, - ты же шла позади меня, вот тебе и досталось больше, а мне, очевидно, Заморозка досталась на излёте.
- Может, - согласилась Влада и ругнулась: - Вот сволочь! Здесь даже кроватей нет!
- А ты думала, что она тебе номер-люкс обеспечит? – хмыкнула Эра.
- Нет, но можно же было хоть что-то сюда поставить, - хмуро сказала Влада, - а так придётся сидеть всю ночь на полу.
- Ничего не поделаешь, - вздохнула Эра, присаживаясь рядом с подругой, - придётся смириться. Хорошо хоть, что крыс нет.
- И на том спасибо, - буркнула Влада. – Кстати, она может скоро прийти, ты же слышала.
- Будем надеяться, что не скоро, - задумчиво отозвалась Эра.
Наступила ночь. Холодные равнодушные звёзды молча взирали через решётку окна на двух девчонок, лежащих на полу и прижавшихся друг к другу, как потерявшиеся щенки. Внезапно Влада тихо хихикнула.
- Ты чего? – спросила Эра.
- Да так, - улыбнулась Влада, - просто вспомнила, как я писала самостоялку по биологии. Мне в билете попался вопрос: на какие подвиды делятся белки-летяги? Ну я и написала: белки-летяги делятся на два подвида: белки-парашютяги и белки-дельтапланерюги, - сказала Влада и засмеялась.
Эра ухмыльнулась. Действительно, забавно. Интересно, какое лицо будет у биологички, когда она прочтёт такой ответ? Либо оценит юмор и поставит Владке 3, либо нахмурится и влепит ей «лебедя». Одно из двух.
- Слушай, - сказала Влада, - Эрка, давно хотела у тебя спросить, что у вас в Эвклазом?
- А почему у меня должно с ним что-то быть? – поинтересовалась Эра, но не так уверенно, как хотелось бы.
- Ну, не знаю, - смутилась Влада, - он же тебе как-то в любви клялся, а теперь?
- А теперь, - устало отозвалась Эра, воспоминания об Эвклазе кольнули её острой иглой, - он этого не говорит. Наверно, всё ещё сохнет по этой Розе, - недовольно добавила она, почувствовав злость.
- Он тебе самой-то нравится? – спросила Влада. – Кстати, вы же вместе должны быть, где он?
- Ты прекрасно знаешь, что он мне безумно нравится, - сказала Эра, - а сейчас он у лесовиков со сломанной ногой, - и Эра рассказала подружке события последних дней.
- Монте-Кристо отдыхает! – воскликнула Влада, выслушав повествование.
- Тише, - шикнула Эра, - не буди непредвиденные обстоятельства.
- Как ты думаешь, - понизила голос Влада, - лесовики не сделают ему ещё хуже?
- Нет, - уверенно заявила Эра, - мадам Суматоха не позволит. Мы нужны Абраксасу оба, и он и я, и он сделает всё, чтобы мы серьёзно не пострадали!
- Хорошо, если так, - отозвалась Влада, закрывая глаза.

* * * *
Инферно, низовья Долины Смерти, родовой замок Абраксаса.
Постояв у окна, откуда открывался чудесный обзор на загоны, таящие в себе Церберов, инкубаторы, в которых рождались Прилипалы, существа, умеющие отнимать у магов их волшебную силу каплю за каплей, и Адские Ворота, откуда постоянно прибывали для пополнения подземной армии гиппалектионы, Абраксас подошёл к своему любимому креслу-качалке, в котором тихо скончались все его предшественники, и с задумчивым видом уселся, подтолкнув под спину подушку. Причиной озадаченного выражения его лица служило то, что гиппалектионы стали умирать прежде, чем их выводили за Ворота. Это крайне беспокоило весь подземный народ, армия не пополнялась уже более 10 лет. Сначала на это не обратили внимание, посчитав, что они с рождения были слабыми, а такие в армии не нужны, и не стали поднимать тревогу, теперь же, по данным его подчинённого Гласиалаболоса, демона, руководящего убийствами, на десять здоровых гиппалектионов приходилось восемь больных и один с каким-нибудь лёгким отклонением типа неяркого оперения или плохого аппетита. Абраксасу очень нравились гиппалектионы, звери, получившиеся в результате скрещивания петуха и кобылы, он даже прочитал книгу «Неистовый Роланд», хотя прежде лишь брезгливо морщился при виде печатных изданий. В «Роланде» дано подробное описание гиппалектионов, и Абраксас перечитывал его на сотни раз, наслаждаясь сочетанием рифм и нежной музыкой слов.
«Не призрачный под магом конь – кобылой
На свет рождён, отцом его пернатый был,
В отца он яркокрылой птицей был,
В отца весь спереди, такой же пыл;
Всё остальное, как у матки, было,
И называется конь тот – гиппалектион.
Рифейских гор пределы славны ими,
Далеко за морями ледяными».
Эти строки были заучены почти наизусть и, входя в Адские Ворота, Абраксас тихонько напевал их. К слову, гиппалектионы тоже любили слушать это описание и охотнее давали погладить себя. К сожалению, сейчас этих прекрасных существ осталось не так уж много, всего пять тысяч, и, если не принять меры, то они могут вообще исчезнуть. А этого Абраксас хотел меньше всего. Следовало срочно найти выход из этой проблемы, но, как назло, все предложенные им варианты отвергались, либо их уже использовали, либо они не подходили по техническим причинам. Расстроившись донельзя, Абраксас стал покачиваться в кресле, надеясь придумать новый, более оригинальный способ. Но в голову, будто специально, лезли мысли об Эре, жительнице верхнего мира, шестнадцатилетней девчонке. Когда он узнал, что Эра и Эвклаз оставили открытым проход между мирами, он плевался огнём так, как не плевался никогда. Он даже предположить не мог, что они окажутся столь безответственными и, немного посуетившись, отправил заделывать проём Владу, подругу Эры. Для матери Эры он использовал приём создания двойника, заменяющего ей в данный момент дочь. Двойник был настолько искусным, что она ничего не заметила; Владе был дан приказ вернуться домой немедля. Но что-то подсказывало Абраксасу, что противная девчонка всё-таки осталась там, в Эфирии. Надо бы проверить. Поднявшись с кресла-качалки, Абраксас, медленно перетекая с одной змеи на другую, пополз к дверям, ведущим в его собственную алхимическую лабораторию. Тут были собраны самые редчайшие и самые смертоносные артефакты всего волшебного мира. Например, Обликоутратный порошок. Стоит одной-единственной крупице порошка попасть на живое существо, и оно теряет свой облик, который имело на момент соприкосновения с порошком. Если же в колдовскую смесь добавить порошок Необратимости, то жертва принудительной трансфигурации никогда не вернётся к своему изначальному облику. Или вот, наркотик для демонов Имбуэ. Подсевшие на него демоны теряют свои магические способности и опускаются до положения людей в странах Третьего мира. Абраксас любил иногда подсыпать в вино своим врагам сей ингридиент. Что поделать, он большой любитель розыгрышей. А вот и самое главное, то, чем Абраксас гордился больше всего. Чешуйчатое волшебное зеркало в гобеленовой раме. Ни один демон ни до ни после не обладал подобным предметом и Абраксас по праву стал считать себя исключением.
- Нуте-с, - потёр он шершавые ладошки, - поглядим, посмотрим, что там происходит.
Абраксас подошёл к стене, где висело зеркало и влюблённым взглядом оглядел его. Да и было, на что полюбоваться. Оно представляло собой зеркало из чешуек зеркальных карпов Чудского озера. Если на него падал луч подземного солнца, зеркало начинало переливаться всеми цветами радуги, захватывая дух у смотрящего на него. У артефакта был только один недостаток: оно отвечало на вопросы ТОЛЬКО в рифмованном виде. Дважды на один и тот же вопрос зеркало принципиально не отвечало вообще.
- Поведай-ка мне, - обратился к зеркалу Абраксас, - что там у Эры?
«Девочку Эру подружка нашла,
Долго искала, но до цели дошла.
Взявшись за руки, двинулись в путь,
Но тут завертелась волшебная муть.
По злому приказу девчонки попали
В лапы Скульди-колдуньи, но духом не пали.
Сейчас ночь наверху, спят и наши подружки,
Используя руки вместо подушки.
В тюрьму заточила их Скульди-колдунья
Не зная, что Эра впала в раздумья.
Твёрдо решила девочка Эра бежать из тюрьмы через лес и пещеру!» - мелодичным голосом пропело зеркало и замолчало.
- Я так и знал, что без этой Скульди в этой истории не обошлось! – вскричал Абраксас, схватившись за голову. – Так я и думал, что она их приберёт к рукам! Но вмешиваться никак нельзя, нет, - лихорадочно забормотал он, перемещаясь на ногах-змеях по лаборатории, - я не могу вмешиваться в дела Судьбы, если они к ней попали, значит, это всё равно случилось бы, не сейчас, так потом. Остаётся только надеяться, чтобы они достойно выиграли эту битву, - задумчиво сказал сам себе Абраксас и посмотрел на зеркало. Оно понимающего хмыкнуло и подёрнулось золотистой пеленой.
- Но кое-что я всё-таки могу сделать, - продолжил Абраксас и, аккуратно накинув на зеркало чехол из змеиной кожи, вышел из лаборатории и направился к открытому окну. Взглянув на горизонт и, отметив, что подземное солнце скоро совсем сядет, издал клокочущий звук, похожий на клёкот ястреба. В небе вспыхнули две чёрные точки. Они медленно приближались, и в конце концов на вытянутую руку Абраксаса опустились два ворона, Хугин и Мунин. Это были говорящие вороны-фамилиары, когда-то принадлежавшие богу Одину. Однако кто-то шепнул ему, что божеству не пристало держать у себя двух воронов, пусть даже говорящих, на худой конец, можно завести себе коня. Один послушался неизвестного советчика и, спустив воронов под землю, где их подобрал Абраксас и спас от верной смерти, обзавёлся одиннадцатью конями. Самый лучший конь – Слейпнир, о восьми ногах. Второй конь – Весёлый, третий – Золотистый, четвёртый – Светящийся, пятый – Храпящий, шестой – Серебристая Чёлка, седьмой – Жилистый, восьмой – Сияющий, девятый – Мохноногий, десятый – Золотая Чёлка, а Легконогий – одиннадцатый. Вороны же, благожарные Абраксасу за спасение, служили ему верой и правдой, с неохотой вспоминая бывшего хозяина. Хугин и Мунин выжидательно поглядывали на Абраксаса, а тот, погладив их по чёрным, как уголь, перьям, вздохнул и наконец отдал приказ.
- Значит, так, друзья мои, - обратился к ним Абраксас, - дело есть. Летите, найдите девчонку Эру и следите за ней в оба. Всё происходящее немедля докладывайте мне.
- Есть, - коротко кивнули Хугин и Мунин и вновь взмыли в небо.
Проводив их взглядом, Абраксас захлопнул окно и Подземелье погрузилось в темноту.

Оценить произведение и написать рецензию может только зарегистрированный пользователь

Нажмите сюда, чтобы войти в систему.
После авторизации Вы будете автоматически возвращены на данную страницу.
Если Вы находите это произведение противоречащим правилам нашего сайта, пожалуйста, сообщите об этом администрации
Ваши данные останутся анонимными. Спасибо за сотрудничество!
Меню автора
Логин: 
Пароль: 
Запомнить пароль
Забыли пароль?
Регистрация
Авторы
Авторы online:
В данный момент на сайте нет никого из зарегистрированных авторов

Новые авторы:
· stgleb · istina · Isaew · DarjaDarja · AndreiVorsin · KnYaZ · Sonya19 · Entei · delifin · ghet
Статистика
Всего авторов:
Активных авторов:
Произведений:
Рецензий: