Навигация
Рубрикатор
Друзья


Фото-приколы, видео


Давайте дружить?
Связаться


Код нашей кнопки:
Рубрика:  публицистика

Не будите спящую собаку.Часть 4.

Автор: Demi
опубликовано: 26/01/2009 08:25
Статистика: Cр. балл: 0.00, голосов: 0, просмотров: 867, рецензий: 0

Добавить данное произведение в ИзбранноеДобавить в Избранное   Добавить автора в список ДрузейВ Список Друзей    Написать автору личное сообщениеНаписать автору   Версия для печатиВерсия для печати
ГЛАВА IX.
- Пей, - настаивал Колин, - тебе это необходимо для твоего же блага.
- Не буду, - сопротивлялся Эвклаз, - у меня от твоего снадобья сразу же наступает состояние алкогольного опьянения и просто зверски хочется спать. Нет!
- Имей ввиду, - пригрозил лесовик, упорно подсовывая стакан Эвклазу, - не будешь пить, я расскажу всё мадам Суматохе!
- Давай, - огрызнулся парень, - беги, рассказывай! Ты, я смотрю, мастер по этой части!
- Ты о чём? – порозовел Колин.
- Сам знаешь. Кто разболтал мадам Суматохе о моём сне, а? Кто, как не ты? – пошёл вразнос Эвклаз.
- Ты не понимаешь, - стал защищаться Колин, - всё, что с тобой происходит, любая мелочь, всё это мадам Суматоха знать просто обязана!
- Это ещё зачем? – обозлился Эвклаз, недобро смотря на стакан с зельем. Эх, шваркнуть бы его о стену!..
- Пока вы находитесь в Эфирии, она должна следить и за тобой, и за Эрой, и за… - внезапно умолк лесовик.
- Ну? – поторопил его Эвклаз. – За мной, за Эрой и?...
- Это я так, - засуетился Колин, - не обращай внимание. Короче говоря, ей вменяется в обязанности, чтобы вы живыми дошли до Уробороса и живыми вернулись обратно.
- Хорошо же она делает своё дело, - не удержался Эвклаз, - раз допустила, чтобы я сломал ногу, - и удивился: - Постой, ты знаешь об Уроборосе?
- Конечно. Но знаю только я, мадам Суматоха рассказала мне про это, как главному лесовику, - с гордостью сказал он.
Эвклаз промолчал. По секрету всему свету, вот как это называется! Не мадам Суматоха, а язык без костей! Чувствуя, как в нём разгорается желание рассказать об этом Абраксасу, парень глянул на лесовика и железным тоном сообщил:
- Пить ЭТО я больше не буду. Хватит, во мне уже столько сил, что девать их некуда, а нога от него быстрей не срастётся. А сейчас я хочу снова ещё немного погулять. Голова уже болит сидеть в четырёх стенах.
- Но, - вякнул Колин.
- Это моё последнее слово, - безаппеляционно заявил Эвклаз, схватил костыли и довольно бодро допрыгал до двери.
- Группу захвата вызывать не надо, - обернулся он, стоя в дверях, - я уже мальчик взрослый, вернусь, когда сочту нужным, - сказал Эвклаз и хлопнул дверью.
«Надеюсь, он от испуга откусил себе свой болтливый язык!» - злорадно подумал Эвклаз и зашагал в сторону Шепчущего Леса.
«Интересно, - думал он, созерцая сочную зелень растительности, - где он взял те сухие ветки? Лично я здесь ничего такого не вижу, всё зелёное, как взбесившийся салат. Не иначе, как сам их высушил, чтобы убедить меня, что призраки и в самом деле причастны к этому», - рассуждал Эвклаз, слушая пение птиц.
Вдруг среди неестественно-зелёных насаждений, он увидел куст, страшно похожий на те ветки, такой же сухой и безжизненный. Подойдя поближе, Эвклаз заметил рядом с кустом отпечатки волчьих лап и следы человеческих ног.
- Ещё немного, - признался он сам себе, - и я поверю в призраков, портящих лес!
- И что же это мы ищем? – раздался сердитый голос позади Эвклаза. Даже не оборачиваясь, он узнал мадам Суматоху. Но обернуться всё же пришлось. Стоять спиной к собеседнику – это крайне невежливо. А он был мальчиком воспитанным.
Хмуро поглядывая, мадам Суматоха стояла возле одного из деревьев, облокотившись на него плечом. Руки скрещены на груди, губы сжаты в нитку – всё это указывало на то, что мадам Суматоха явно не в духе. С другой стороны, её можно понять, оставшись без Метлы, она не смогла добраться до дома, это если летишь, то до посёлка Твигидов считанные минуты, а пешком… Ей бы пришлось потратить целый день. Такая вот насмешка Времени. В свете всего вышеперечисленного, мадам Суматоха была вынуждена остаться у своей подруге, жившей в селе Двухлунном, которая, страдая болезнью «Незакрываемый рот», доставала мадам Суматоху разговорами. Отправившись с утра пораньше в лес и надеясь провести это время в блаженном одиночестве, мадам наткнулась на Эвклаза и остро почувствовала необходимость сорвать на нём своё плохое настроение. Словно почувствовав расположение духа мадам Суматохи, Эвклаз напустил на себя умилительный вид, наивно-широко распахнув глаза, и стал объяснять.
- Я вот тут ищу призраков, которые, по словам лесовиков, портят лес, - забубнил он, не забывая заискивающе улыбаться, - и…
- Слушай, - перебила его мадам Суматоха, - не нужно при виде меня принимать вид кузнечика, которого скоро сожрёт жирная жаба. И не надо подхалимски мне улыбаться. Ты уже нашёл что-нибудь конкретное?
- Да, - кивнул Эвклаз, запустив руку в карман, - нашёл какой-то медальон. Кстати, посмотрите, это не вы его потеряли?
В руку мадам Суматохи спланировал золотой кругляшок. С минуту мадам Суматоха изумлённо его разглядывала и не сумела сдержать вопля:
- Это же знак королевства Зелёного Острова! Но как он здесь оказался?!
- Не знаю, - пожал плечами Эвклаз, - я думал, вы в курсе.
- Невероятно! – охала мадам Суматоха.- Надо сейчас же всё узнать! Вот чёрт, - остановилась она, расстроено оглядевшись по сторонам.
- Что?
- Метла улетела вчера вечером, мы страшно поругались, - сказала она со слезами в голосе.
- Вы же волшебница, - не утерпел Эвклаз, - заколдуйте какой-нибудь пенёк, и вперёд! Кстати, сегодня полнолуние, - посмотрел он на мадам Суматоху, - теперь-то вы сможете срастить мне кости?
- Я попробую, - кивнула мадам Суматоха, плохое настроение как корова языком слизала. Оно уступила место нездоровому любопытству. Как знак королевства Зелёного Острова оказался здесь, в Эфирии?
- Хотя будет трудно.
- Почему? – удивился Эвклаз. – Всегда считал, что магии подвластно всё.
- Так-то так, - согласилась мадам, - но с травмами обычного типа всегда намного сложнее.
- Значит, вы мне не поможете? – расстроился Эвклаз.
- Я этого не говорила, - спокойно заметила мадам Суматоха. – Ладно, - похлопала она его по плечу, - не грузись. Вот слетаю на Зелёный Остров, узнаю, что к чему и займусь тобой.
- Не вопрос, - приободрился Эвклаз. – А на чём вы полетите?
- Сейчас посмотрим, - повертела головой по сторонам мадам Суматоха, - ага, во-о-он там я вижу старую ванну. Она вполне подойдёт.
- Ванна?!
- Да, а что такого? – удивилась мадам Суматоха и велела: - Ну-ка, пригнись!
Не успел Эвклаз выполнить приказ, как над его головой просвистела старая, давно всеми забытая ванна.
- Поосторожней! - возмутился он. – Так и убить можно!
- Подумаешь! – фыркнула мадам Суматоха. – Невелика потеря!
Онемев от возмущения, Эвклаз смотрел, как мадам аккуратно усаживается внутрь ванны, из-за бортов остался виден только кончик её шляпы.
- Ну как? – поинтересовался Эвклаз. – Удобно?
- Не очень, - призналась мадам Суматоха. Голос звучал глухо, словно она говорила сквозь вату. – Ржавчина впивается мне прямо в… В общем, неважно куда, важно, что мне это дико мешает, - недовольно сказала она, елозя по дну ванны.
- Хехе, - ехидно отозвался Эвклаз, насмешливо прищурив глаза. Его самолюбие получило хорошую дозу бальзама.
- Неча ржать, как лошадь Пржевальского, - строго сказала мадам Суматоха, высовываясь из ванны. – Тут и правда неудобно. Но альтернативы нет, - вздохнула она и снова скрылась в нутре старой ёмкости для воды.
Вдруг ванна запрыгала на месте, затряслась, как под током, и мадам Суматоха произнесла:
- Цуэ, цуэ-цуэ плай, поднимись и улетай!
Железную ёмкость подбросило кверху, и она без всяких усилий полетела вперёд.
«Интересно, - подумал Эвклаз, провожая взглядом ванну, - как она будет управлять полётом, если её в ванне скрывает с головой? Или она намеревается наколдовать что-то типа перископа подводной лодки? Вряд ли», - решил он, вспоминая её слова о недостаточном количестве магии.
Точно в ответ на его мысли, ванна вдруг резко дёрнулась, будто натолкнулась на невидимую преграду, и перевернулась вверх дном. Мадам Суматоха, как заправской десантник, спикировала на голову Эвклаза и с визгом обвалила его вниз.
- Кретинский металлолом! – завопила мадам Суматоха, вскакивая на ноги и потрясая кулаком в сторону зависшей в небе ванны. – А ну, немедленно спускайся!
- Может, вы поможете мне встать? – раздался снизу скептический голос Эвклаза.
- Полежи пока, отдохни, - отмахнулась от него мадам Суматоха, как от назойливой мухи. – Мне нужно кое с чем разобраться.
- Эта железная дура, - разозлился Эвклаз, - никуда не денется! А я, если ещё пару минут проваляюсь на земле, отправлюсь домой! И делайте без меня что хотите.
Эвклаз, произнося такие слова, ничем не рисковал. Он прекрасно знал, что он необходим Абраксасу, и над ним будут трястись, как над статуэткой из яичной скорлупы.
- Это шантаж! – возмутилась мадам Суматоха, поднимая его и возвращая подпорки. – За такое и огрести легко!
- Именно, - кивнул Эвклаз, - это самый настоящий шантаж.
- Ну и как заставить её спуститься? – задумчиво спросила мадам Суматоха сама у себя.
- Попробуйте Ветреное заклинание, - влез Эвклаз со своим советом.
- Ты думаешь? – посмотрела на него мадам Суматоха.
- Я не думаю, я уверен.
Кивнув, мадам Суматоха достала из внутреннего кармана кофты небольшую бутылочку оранжевого цвета и стала откручивать пробку.
- Это что?
- Буду использовать Ветреное заклинание, - пояснила мадам Суматоха, - как ты и советовал.
- Но я думал, Ветреное заклинание это вызов ветра, урагана, бури, в конце концов, - растерялся Эвклаз, - а тут всего лишь какая-то бутылка…
- «Всего лишь какая-то бутылка», - передразнила его мадам Суматоха, - ты хоть знаешь, что это вообще такое?
- Нет.
- На подробное объяснение нет времени, постараюсь покороче, - сказала мадам Суматоха, старательно отвинчивая пробку, но та сидела как влитая, - это не просто, как ты выразился, бутылка, это бутылка, содержащая в себе заклинание Ветра. Если бутылку открыть и направить её горлышко в нужном направлении, то заклинание проснётся и станет могучим ветром, дующим в указанную сторону.
- Понятно, - кивнул Эвклаз, - то есть, если бутылку направить на ванну, то она упадёт на землю?
- Да.
- Да?
- Да!
- Да??
- Хватит, - потеряла терпение мадам Суматоха, перестав насиловать бутылку, - чего ты пристал? Я же тебе всё объяснила!
- В ваших рассуждениях есть маленькая нестыковка, - усмехнулся Эвклаз, присаживаясь на поваленное дерево.
- Какая?
- Такая, - ехидно отозвался Эвклаз, - вы сказали, что ветер дует в укзанную сторону, и если вы направите горлышко бутылки на ванну, то её якобы прибьёт к земле, так?
- Почему якобы? – насторожилась мадам Суматоха, почуявшая подвох.
- Потому что, - безмятежно ответил парень, - для того, чтобы ванну прибило к земле, вы должны направить заклинание СВЕРХУ, а не снизу. Дошло?
- Ага, - растерянно сказала мадам Суматоха.
- Чудненько. Я рад, что вы оказались такой сообразительной.
- Делать-то что?
- Не знаю, - ответил Эвклаз.
- Ты хоть что-нибудь вообще знаешь? – обозлилась мадам Суматоха. Этот умник начинал её раздражать. Ей-богу, ещё чуть-чуть, и она превратит его в осла.
- Я много чего знаю, - широко улыбнулся Эвклаз, - только это не для ваших ушей.
- Наглец, - засопела мадам Суматоха.
- Да, я такой. Смиритесь или умрите!
- Единственно, почему я тебя терплю, - прошипела мадам Суматоха, - так это потому, что Абраксас велел за тобой приглядывать. Как только закончится эта история, ты мне за это ответишь.
- Боюсь просто до дрожи, - ухмыльнулся Эвклаз, ничуть не тронутый угрозами мадам Суматохи.
Смерив его презрительным взглядом, мадам Суматоха отвернулась и заорала так, что с деревьев посыпались листья.
- СНИЖАЙСЯ!!! СЧИТАЮ ДО ТРЁХ!!!!
К удивлению Эвклаза, ванна, дёрнувшись последний раз, послушно опустилась к ногам мадам Суматохи. Пнув носком сапога ржавый бок, она вскочила в ванну и была такова.
«Всё-таки я слегка переборщил, - подумал Эвклаз, ощутив лёгкий укол совести, - не стоило доводить её. Как бы там ни было, - тряхнул он головой, - она разузнает всё об этом медальоне и срастит мне кости. А там… там мы посмотрим».
И, подгоняемый шелестом деревьев, двинул домой.
- Что-то ты долго, - недовольно сказал Колин, открывая дверь.
Эвклаз пропустил замечание мимо ушей. Всё было сказано несколько часов назад, зачем повторять?
- Ты бы хоть говорил, на сколько примерно будешь уходить, - бубнил Колин, идя за ним в комнату. – Я как-никак волнуюсь.
- Как говорил Станиславский: «Не верю», - хмыкнул Эвклаз, со вкусом вытягиваясь на диване.
- Почему?
- Отстань, - огрызнулся Эвклаз, - ещё в любви мне признайся! Я же всё объяснил! Или ты отчёт для мадам Суматохи составляешь?
- Конечно, нет, что ты, - воскликнул Колин. – Как ты мог так подумать?
- Как мог, так и подумал, - парировал Эвклаз. – Впрочем, даже если ты и скрываешь от меня правду, то могу сообщить тебе, что мадам Суматоха вернётся не скоро.
- Куда её опять понесло?
- В королевство Зелёного Острова.
- Зачем? – недоумевал Колин.
- Затем, что, кажется, разгадка призраков кроется именно там.
- Ты уверен?
- О господи, - в сердцах воскликнул Эвклаз, - как ты мне надоел со своими вопросами! Когда всё будет известно, я тебе скажу, а сейчас уйди с глаз, скройся, - велел он, всем своим видом давая понять, что сценка «Вопрос-ответ» подошла к концу.
- Как пожелаешь, - поклонился вдруг лесовик и вышел.
«Красную ковровую дорожку мне не забудь постелить», - чуть было не ляпнул удивлённый поклоном Эвклаз, но вовремя прикусил язык. Шутки шутками, а за такое и схлопотать можно, и никакая мадам Суматоха потом не поможет.

* * * *
- Эй, вы там, выходите, - услышала Эра сквозь сон и подскочила: боже, ей это не приснилось! Они и впрямь в плену у Скульди!
- А? Что? Кто? – заворочалась во сне Влада.
- Вставай, - шепнула Эра, осторожно будя подругу, - за нами, кажется, пришли.
- Может, отправить её по матушке? – сонно пробормотала Влада. Вставать ей ой как не хотелось.
- Не поможет, - спокойно заметила Эра, - она отправит нас ещё дальше. Так что вставай давай.
Ворча себе под нос, Влада разлепила глаза и, зевая, присоединилась к Эре, стоявшей около двери и смотревшей через решётку на другую сторону пропасти.
- Запомните несколько золотых правил, - пропищала Скульди, угрожающе сдвинув брови над переносицей, - первое: мои приказы выполняют мгновенно и я не люблю задержек, второе: в моём присутствии разрешается только покорно смотреть на меня снизу вверх, всё остальное влечёт за собой карательные меры. И третье… Впрочем, - жутко ухмыльнулась она, - про третье правило вам лучше не знать. Я же сказала, выходите! – рявкнула она.
- Как поинтересовалась Эра.
- Что как? – растерялась вдруг Скульди.
- Как мы отсюда выйдем? – раздельно повторила Эра.
- Ногами, - фыркнула колдунья. – Или ваши конечности уже атрофировались и отвалились?
- Нет, - ответила Эра, - с нашими конечностями всё в полном порядке. Только даже обладая такими великолепными ногами, как у нас, ни один человек не смог бы отсюда выйти.
- Почему? – заорала потерявшая терпение Скульди.
- Да потому что вы не открыли нам дверь, - невозмутимо отозвалась Эра.
Секунду Скульди смотрела на дерзкую девчонку и, буркнув: «Проклятый склероз», движением руки убрала преграду.
Посмотрев на небольшое облачко пыли, поднявшееся от заклинания, Эра вспомнила школьный случай, тоже связанный с дверью, и ухмыльнулась. Дело было на перемене перед уроком химии.
- А давайте не пустив химичку в класс? – предложила Рада, сидя на парте и перекатывая во рту жвачку как теннисный мяч.
Ответом ей послужил одобрительный гул одноклассников, а она, Эра, лишь лениво оторвалась от книги, которую читала. Только не надо думать, что был примитивный учебник химии, нет, она держала в руках детектив Донцовой, прочитанный Эрой на двадцать раз. Подскочив к двери, Руслан захлопнул её и двинулся в конец ряда парт, сделав вид, что он ни при чём.
- Молодца! – хлопнул его по плечу Игорёк. – Свой человек!
Эра вздохнула. На двери совсем недавно сменили замок с простого на захлопывающийся, единственный ключ лежал в классе, и теперь эимичка точно не сможет провести урок, чему Эра была только рада. Химия осточертела ей уже давно. Прозвучавший звонок послужил сигналом к началу представления.
- Откройте! – постучалась Лариса Витальевна в кабинет.
Само собой, никто не пошевелился. Однако Лариса Витальевна оказалась упорной и продолжала колотиться в дверь. Стуки раздавались безостановочно, Эра и её одноклассники умирали от беззвучного смеха, а Руслан, которому, очевидно, надоел бесконечный долбёж, подскочил к створке и постучал ей в ответ.
- Она куда-то пошла! – сообщил Руслан, посмотрев в замочную скважину.
Класс испуганно притих, Эра прикрылась детективом. Химичка могла отправиться только за одним человеком, способным испортить жизнь им всем. И этим человеком была Татьяна Игнатьевна, классный руководитель одиннадцатого А.
- Так, а ну-ка открывайте! – раздался голос Татьяны Игнатьевны.
- Мы не можем, - пискнула сидящая ближе всех к двери Лиза, - у нас замок заело, не открывается.
Одноклассники закивали. Правильно, правильно, не станут же они ломать двери? К слову, деревянные створки в их кабинете были очень хлипкими, державшимися на честном слове. Одного удара хватило бы, чтобы их выбить. Не успела Эра подумать об этом, как раздалось оглушительное «крак!», дверь слетела с петель и в дверном проёме показалась мощная фигура Татьяны Игнатьевны.
- Ну и что здесь не открывается? – спросила она, уперев руки в бока, обтянутые красным платьем в белый горошек.
Не надо быть гением, чтобы догадаться, что произошло с той стороны двери. Татьяны Игнатьевна, не долго думая, сделала разворот и ударом ноги вышибла хлипкую преграду. Дверь, жалобно скрипнув, обвалилась внутрь. Одноклассники Эры грохнули так, что задрожали стёкла.
- Молчать! – взвизгнула Татьяна Игнатьевна, но её слова утонули в раскатах хохота.
Дети продолжали смеяться, держась за животы, и даже директриса не сумела их успокоить.
- Ладно уж, - махнула рукой Лариса Витальевна, кстати, так и не понявшая причины такого смеха, - идите по домам, всё равно от вас толку никакого…
Отогнав эти ненужные воспоминания, Эра вопросительно посмотрела на Скульди.
- Чего уставилась, как коза на афишу? – гавкнула она. – Я жду!
- Чего?
- Когда вы перейдёте пропасть, объяснила же! – взвизгнула колуднья.
- Простите, как? – повторила Эра.
Раздувшись от злости, Скульди выбросила из рукава своего платья колоду карт и протянула их над пропастью в виде навесного моста.
- Двигайте за мной, - приказала колдунья и пошла к выходу, ведущему из подземелья.
- Сразу бы так, - фыркнула Эра и потащила за собой упирающуюся Владу.
Она и не заметила, что за этим, сидя на окне, наблюдают два ворона, тщательно подмечая всё происходящее, вплоть до того, что в колоде не хватает одного туза.
- Не ладно это, - задумчиво произнёс Хугин, глядя на небольшой проём, где должна лежать карта, - как бы и мостик не обвалился.
- Ой, перестань, - отмахнулся Мунин, - одна карта погоды не сделает. К тому же, ну, включи логическое мышление, наконец, задумай она их убить, она сделала бы это давно. К чему ей ждать целую ночь?
- Тоже верно, - согласился Хугин, наблюдая, как девчонки подбадривая друг друга, перебираются через мост. – Но чует моё сердце, что что-то должно произойти.
Мунин, которому передалась тревога его товарища, тоже воззрился на подруг.
Добравшись до середина моста, Влада заскулила.
- Не пойду дальше!
- Не ной, - оборвала её Эра, - смотри, совсем немного осталось!
- Нет, - замотала Влада головой, - не нравится мне это, вдруг там ловушка?
- Короче, - разозлилась Эра, - или ты продолжаешь идти, или я просто сама столкну тебя. Надоело твоё нытьё слушать!
- Вот ты какая, - занудила Влада, делая маленькие шаги вперёд, - нет, чтоб поддержать меня, она угрожает! Хороша подруга!
- О том, какая я злая и плохая, я слышала уже сотни раз, - огрызнулась Эра, - придумай что-нибудь другое.
Влада обиженно замолчала. С неохотой продвигаясь к другому краю пропасти, она никак не могла отделаться от ощущения, что впереди их ждёт не совсем приятный сюрприз.
- Заснула, что ли? – пихнула её локтем Эра. – Чего стоишь?
- Знаешь, - ответила Влада, - я, конечно, крайне эмоциональна и истерична, но моя интуиция говорит мне, что дальше идти нам не стоит.
- Давай так, - вздохнула Эра, - я сейчас делаю несколько шагов, и, если со мной ничего не происходит, ты прекращаешь ныть. Идёт?
- Не делай этого! – схватила Влада её за руку.
- Пусти!
Эра вырвалась из пальцев подруги и зашагала по мосту. С растущей тревогой Влада наблюдала за ней.
- Вот видишь, - окликнула её Эра, - я прошла уже с десяток шагов и ничего. А ты, трусиха, так и бу…
Фраза Эры прервалась на полуслове. Наступив ногой на сочетание трёх карт: дама-король-дама, между которыми должен находиться туз, Эра обрушила мост и полетела вниз. За ней ухнула Влада. Впрочем, я просто медленно всё это описываю, на самом деле действо заняло считанные секунды. Впоследствии Эра не могла объяснить, как ей удалось спасти себя и Владу. Внутренне сжавшись в пружину, она резко выпрямилась и, ухватив пролетающую мимо подругу за рукав, успела вцепиться за болтающийся конец карточного моста.
- Держись! – крикнула Эра, лихорадочно соображая, как им вылезти на поверхность.
Пальцы Эры судорожно цеплялись за карту, но она чувствовала, что её силы подходят к концу. Да и Влада не была пушинкой по весу.
- Что делать? – завопила Влада, болтая ногами в воздухе. Ей было крайне неуютно висеть на стене пропасти, схватившись за руку подруги. Голос Влады вспугнутой птицей взметнулся вверх и ударился о край самой верхней карты. Послышался угрожающий треск, в пропасть стали срываться куски стены, обвалившиеся в результате эха, и часть моста, на которой висели девчонки, опустилась в пропасть ещё ниже.
- Влада, заткнись, - рявкнула Эра, с тревогой следя за картой. Ещё секунда, и от девчонок останется одно воспоминание.
«И я не знаю ни одного подходящего заклинания, - с отчаянием подумала Эра, - хороша избранная».
Она, конечно, слышала о магах, которые буквально на ходу сочиняли новые заклинания, но сейчас была не та ситуация, чтобы слагать рифмы.
«Всё, - обречённо подумала Эра, - либо мост сейчас окончательно рухнет, либо мы каким-то чудом спасёмся».
Наиболее вероятным казалось первое. И тут, словно подтверждая её догадку, мост треснул и обвалился вниз вместе с девчонками.
- Не хочу-у-у! – успела крикнуть Эра прежде, чем полетела в пропасть. Рядом кувыркалась Влада, пытаясь не растрепать причёску.
Вдруг полёт Эры замедлился, и вскоре она ощутила, что уже не падает, а сидит на чём-то деревянном и длинном.
- Метла, любимая! – закричала Эра, обрушив в пропасть очередную порцию камней. Было походе, что замок словно разваливается по частям. – Спасибо!!
- Не за что, - отозвалась Метла, - а теперь держись крепче, летим за Владой, я не успела её подхватить.
Холодея от ужаса, Эра пригнулась к Метле и направила её вниз. Ветер свистел в ушах, норовя мощным потоком оторвать ей голову, глаза слезились, но девушка упорно снижалась. Вот мелькнули развевающиеся волосы Влады, а вот показалась и она сама.
- Ещё чуть-чуть, - шептала Эра Метле, не отрывая взгляда от подруги. – Ну же, давай!
Метла поднажала, и скоро Эра смогла дотянуться до Влады.
- Хватайся! – протянула она ей руку.
Влада попыталась ухватиться за неё, но её пальцы лишь оцарапали ладонь Эры.
- У тебя не руки, а крюки! – съехидничала Эра, поймав Владу за воротник джинсовой рубашки.
- Родилась такая, - огрызнулась Влада.
Не отреагировав на эту реплику, Эра приказала:
- Давай, метла, на верх!
- Есть! – послушалась Метёлка и стартовала с места.
Охнув, Эра животом навалилась на Метлу и, стараясь не выпустить Владу, собрала все свои силы, чтобы самой не упасть в пропасть.
- Сотовый! – закричала вдруг Влада. – Остановитесь!!
- Некогда! – завопила в ответ Эра. – Наплюй, всё равно мы не догоним, слишком поздно!
- Да не мой сотовый! А твой! – ответила Влада.
- Что?! – схватилась за карман куртки Эра. – Не может быть!
- Ещё как может, - успокоила её Влада. – Впрочем, - ехидно добавила она, - можешь не суетиться, всё равно не успеем!
- Ну уж нет! – рявкнула Эра. – Разворачивайся! – велела она Метле.
- Дуры, блин, - обозлилась Метла, - о своих жизнях подумайте, а не о идиотском куске пластмассы!
- Сама дура, блин, - ответила Эра, нахохлившись. Потеря сотового означала только одно: связь с внешним миром оборвалась.
Отдуваясь, как после долгого погружения под воду, девчонки выбрались на поверхность по другую сторону пропасти.
- У тебя грязь на щеке, - протянула Влада Эре платок, - вытри.
Эра провела рукой по лицу. И в самом деле, на правой щеке явственно ощущалась засохшая полоска, только не грязи, а крови.
«Интересно, где это я успела пораниться? – подумала она, оттирая засохшую кровь. – Наверно, когда падала с моста, зацепила щекой край карты».
- Слушай, Метла, - ожила вдруг Влада, - а ты как здесь оказалась? И где мадам Суматоха?
- Я от неё улетела, - с достоинством сообщила Метёлка, - вчера вечером.
- Чего так? – изумились девчонки хором.
- Да, блин, достала она меня, то полёт у меня кривой, то ещё что… Надоело, - сказала Метла, - я и решила улететь от неё, и двинула к Абраксасу. Он меня увидел и сказал: «Лети-ка ты, Метла, к Скульди, чует моя печёнка, с девчонками беда приключилась». Так я и оказалась здесь, - закончила она.
- Передай ему наше спасибо, - проникновенно сказала Эра, - если бы не он, одному богу известно, где бы мы сейчас были.
- Стояли бы перед лицом Петра, - хихикнула Метла.
- Какого Петра? – удивилась Эра.
- Говорят, что у ворот рая стоит святой Пётр и проверяет всех, кто хочет оказаться в Раю. Хотя, учитывая ваше поведение, вы скорее окажетесь у Абраксаса, то есть в Аду.
- Никогда, - обозлилась Эра.
- Посмотрим, - подмигнула ей Метла.
- Как?! – внезапно выскочила из стены Скульди. – Вы живы?
Если бы Эра не приметила в стене сливавшуюся с ней дверь, она бы и впрямь подумала, что колдунья обладает способностью проходить сквозь стены.
- А то, - дёрнула плечом Влада.
- Жалко, - огорчилась Скульди, - а я уже сообщила анатомическому театру, чтобы они ждали пополнения своей коллекции.
- Жалко только у пчёлки, - парировала Эра, смерив Скульди тяжёлым взглядом. – А насчёт театра… Что ж, думаю, им не придётся лишиться подарка. Одно пособие им точно обеспечено, - оскалившись, сказала Эра.
- Ты это о чём? – заволновалась Скульди, разом утратившая всю свою надменность и спесь. Сейчас она напоминала описавшегося щенка, который ждёт наказания от хозяев.
«Скорее всего, - подумала Эра, - никто из её узников не уходил дальше этого моста, все они срывались в пропасть. Вот она и объявила себя «самой могущественной волшебницей в мире», поскольку никто не смог с ней сразиться лицом к лицу».
- Да о том же, - мило улыбнулась она, нащупывая на пальце кольцо Симона-мага, которое отдал ей Эвклаз.
- На, - сказал он, снимая кольцо с пальца, - держи.
- Зачем? – попятилась Эра.
- Оно тебе пригодится, - улыбнулся Эвклаз.
- Откуда ты знаешь? – подозрительно спросила Эра, но кольцо взяла.
- Знаю, и всё, - ухмыльнулся он.
- И всё-таки? – продолжала упорствовать Эра.
- Знаешь, - вздохнул Эвклаз, - меня всегда поражало твоё упорство, наверно, именно этим ты и отличаешься от большинства девушек. Но не всегда его нужно демонстрировать. Сейчас как раз такой момент.
Эра послушалась и прекратила расспросы.
Сейчас оказалось, что Эвклаз был дальновиден, когда дарил ей это украшение.
Скульди отступила назад, нервно поглядывая на руку Эры, спрятанную в кармане.
- Давай, - прищурилась Эра, - покажи нам экстра-класс по магии.
- Противная девчонка, - прошипела колдунья, - ты не знаешь, с кем связалась! Я тебя заморожу насмерть!
И, подняв руку, выпустила из указательного пальца тёмно-зелёную волнообразную струю.
Пригнувшись, Эра отскочила в сторону, и струя ударила в стену напротив, сразу же покрыв её ледяной коркой.
- Промазала, - ухмыльнулась Эра, - попробуй ещё разок.
Разозлившись, Скульди стала обстреливать её заклинаниями, почти не давая ей возможности увернуться. Однако богиня удачи распростёрла над Эрой своё крыло, и она успешно избегала встреч с заклятиями.
- Слышь ты, веник, - шепнула Влада Метле, глядя на акробатические упражнения, которые выделывала Эра, - давай-ка лети обратно к Абраксасу да доложи обстановку.
- Я похожа на твою секретаршу? – пришла в негодование Метла, оскорблённая прозвищем «веник».
- Просто вылитая, - успокоила её Влада, - хорош ерепениться! Делай, что тебе говорят!
- Ладно, - буркнула Метла, - но имей ввиду…
- Обязательно, - сказала Влада, пинком отправляя Метлу в полёт, - не забуду, не переживай.
Недовольно бурча себе под нос, Метла развернулась и вылетела в окно, свободно протиснувшись сквозь решётку.
- Ёж – птица гордая, - вздохнула Влада, провожая взглядом Метлу, - пока не пнёшь, не полетит.
И обратила внимание на Эру, сражающуюся со Скульди. Хотя назвать сражением то, что Эра всего лишь уворачивалась от заклинаний, было сложно. Не выдержав, что девонка так легко ускользает от её заклинаний, Скульди магией подняла огромный валун, некогда бывший куском стены, и швырнула его в Эру.
- Пирцхгшл!!! – завопила Влада. – Эра!
«Что ей надо?» - подумала Эра, оборачиваясь.
- ПИРЦХГШЛ!!!
- Точно, - дошло до Эры. – Прицхгшл!!! – гаркнула она так, что с потолка подземелья упало ещё несколько каменных осколков. В ту же минуту, огромный камень, пущенный Скульди, превратился в безобидную ласточку. Да, УПС работало безотказно, как автомат Калашникова. Для тех, кто далёк от мира магии, поясню: УПС – это Универсальное Превратительное Слово. Эре повезло, что Влада вовремя его вспомнила, иначе… Но об этом лучше промолчу.
- Теперь мой черёд! – азартно выкрикнула Эра и, напривив руку с кольцом на колдунью, напевно произнесла:
«Колечко-колечко,
Возьми человечка
Сплети его ноги,
В корявые корни,
Сплети его руки
В упругие ветки,
Дерево снаружи,
Дерево внутри -
Раз, два, два с половиной, три!»
С каждым словом тело Скульди стала покрывать кора, самая настоящая, та, которая есть на деревьях. Сначала корой стали покрываться её ноги, тело, руки превратились в ветки…
- Что ты делаешь! – истошно завопила Скульди, пытаясь блокировать заклинание. Эра лишь усмехнулась. Кольцо невозможно остановить, пока она его сжимает. Оно сделано из соломонова железа и снабжено четырьмя алмазами, которые способствуют усилению магии, извлекаемой из кольца.
- Прощай, - улыбнулась ей Эра, сжав кольцо ещё сильней.
Крик Скульди захлебнулся, её лицо покрылось деревянной корой.
- Вот и всё, - выдохнула Эра. Кольцо, перестав подавать магию, издало глубокий вздох, как живое существо и стало медленно остывать.
Влада подошла к подруге. Картина впечатляла. Больше всего разыгравшееся на её глазах действо напоминало мифологический сюжет о богине Дафне, которая, спасаясь от влюбленного в неё Аполлона, решила превратиться в дерево. С той лишь разницей, что её решение было принято добровольно…
- Откуда ты знаешь УПС? – накинулась на неё Эра.
- Что? – вздрогнула Влада.
- Откуда ты знаешь УПС? – повторила Эра.
- Ах, это…
- Да, да, именно это, - нетерпеливо сказала Эра.
- Ну… Ты же знаешь, что я не наделена магическими способностями, как ты, - вздохнула Влада, опустив голову и водя ногой по полу, - всю жизнь тебе завидовала, а потом решила, от зависти толку нет, значит, начну изучать хотя бы теорию. Так и получилось, - смущённо закончила она.
Эра разинула рот. Влада, имевшая все блага жизни, завидовала ей?! Влада, которая успевала всегда, везде и во всём, испытывала зависть?!..
- Никогда бы не подумала, - призналась Эра. – Впрочем, я тебе благодарна, ты крайне вовремя вспомнила про УПС, - оживила она в памяти картину летящего в неё огромного валуна и с благодарностью посмотрела на подругу.
- Не стоит, - совсем смутилась Влада.
- Стоит, - отрезала Эра. – Ладно, давай выбираться отсюда.
- Я мечтаю об этом.

* * * *
- Ну ты, бандурина, - возмущалась мадам Суматоха, подгоняя ванну, - можешь лететь чуть быстрее? Не утомляй меня своим однообразием!
«Бандурина» лишь презрительно дёрнулась. Не царское это дело торопиться.
Мадам Суматоха высунулась из своего перелётного устройства. Они летели уже несколько часов, мадам устала и очень хотела пить. Мимо проносились белогривые лошадки, как называла мадам Суматоха облака, весёлые птички обеспечивали мадам Суматохе музыкальное сопровождение, чем безумно раздражали её.
- На шашлык вас, - буркнула она, скрываясь в ванне.
Наконец, вдали показалась полоска суши пронзительно-зелёного цвета. Именно там и располагалось королевство Зелёного Острова.
- Быстрей, быстрей, - торопила мадам Суматоха ванну, - ну хоть немножечко прибавь скорости! Боже, как ты меня нервируешь!
Вдруг, словно обидевшись на её слова, ванна на страшной скорости понеслась к острову. Вцепившись в край ванны чуть ли не зубами, мадам Суматоха в ужасе смотрела на приближающиеся деревья.
- Тпру! – завопила она. – Стой! Стой!!
Ванна рванулась замерла.
«Ну её, - подумала мадам Суматоха, - уж лучше вплавь добраться, чем потом снова ощупывать шишки на лбу».
- Слушай внимательно, - распорядилась она, приняв решение, - сейчас ты отправляешься назад, прямо на то же место, где была, а я дальше отправлюсь своим ходом. Ферштейн?
Ванна согласно скрипнула ржавым креплением для душа. Ей тоже надоели бесконечные придирки мадам Суматохи и вечные стоны на тему отсутствия воды, так что, получив приказ, она совершенно не расстроилась.
- Превосходно, - резюмировала мадам Суматоха и ласточкой спрыгнула в океанскую воду, разделяющую Эфирию и королевство Зелёного острова. Окунувшись в прохладу, мадам Суматоха резво заработала руками и ногами, намереваясь в кратчайшие сроки преодолеть расстояние до берега. Ванна же тихонько поплыла обратно.
«В следующий раз полечу в детской коляске, - решила мадам Суматоха, выбираясь на берег, - чем на такой дуре».
Высушив одежду под лучами полуденного солнца, для чего мадам Суматохе пришлось взять несколько лучей и, слепив их вместе, водить ими по одежде наподобие утюга. Остров поражал своей неповторимостью. Тут всё было зелёного цвета: деревья, животные и даже облака, пролетавшие над островом, на миг окрашивались в зелёный цвет. Мадам Суматоха с опаской посмотрела на свою руку. Она была такой же розовой, тёплой, в общем, совершенно обычной.
«А, ну точно, - вспомнила мадам Суматоха, - на людей этот остров не действует. Ну и хорошо, - с облегчением подумала она, - не очень-то мне хочется быть похожей на инопланетянина».
Тропинка, пролегающая сквозь заросли Острова, выглядела образцово, словно здешние жители ежесекундно были готовы для съёмок в журнал «Наш сад». Даже ухоженные лужайки лесовиков не могли сравниться с порядком, царившим здесь.
- Я слышала, - громко сказала мадам Суматоха, - что люди, рьяно соблюдающие чистоту, имеют на совести чёрные пятна. Хотя, - огляделась она вокруг, - у этих пятна скорее всего зелёного цвета.
- Позвольте с вами не согласиться, мадам, - вдруг произнёс вежливый мужской голос и на тропинку вышел статный мужчина с приятным добрым лицом и отпечатком печали на душе. Для волшебников уровня мадам Суматохи не составляло никакого труда заглянуть в самые тайные уголки души. Чего мадам Суматоха там только не находила! И злобу, и зависть, и ненависть, и алчность… У мужчины же всю душу заполняла печаль, которую он умело скрывал от окружающих. Но мадам хватило только одного взгляда, чтобы увидеть это.
- Разрешите представиться, - мягко улыбнулся он, - король королевства Зелёного острова.
- Ой, - растерялась мадам Суматоха, - я вас не узнала, извините.
- Это и неудивительно, - заметил король, - мы с вами виделись пятнадцать лет назад на крестинах моей дочери Аэллопы. Вы ей преподнесли в подарок амулет Лаккоделя.
- Ах, да, - припомнила мадам Суматоха.
Тоска в душе короля стала напоминать чёрную дыру, которая всасывала в себя все остальные чувства: радость, счастье, даже депрессия исчезала бесследно… Тоска поглощала всё.
«Что же у него случилось, - подумала мадам Суматоха, - если у него в душе черно, как ночью?»
- Пройдёмте во дворец, - предложил король, продемонстрировав светское воспитание, - не в лесу же вести разговоры.
- И то верно, - согласилась мадам Суматоха и последовала за ним.
Дворец напоминал воплощённую скорбь. Всё здесь было какого-то мёртвенного-зелёного цвета. Не спрашивайте, что это за оттенок, меня поймут только те, кто хоть раз в жизни испытывал такую тоску, что хотелось покончить жизнь самоубийством не смотря ни на что. В этом месте словно проходила незримая черта, отделяющая все хорошие, светлые чувства от плохих. Мадам Суматоха попробовала сопротивляться нахлынувшей на неё тоске, но не устояла и едва не наслала на саму себя Мёртвое заклинание. Самая запоминающаяся черта дворца это то, что его невозможно запомнить, его черты менялись каждую секунду, неизменными оставались только комнаты самого короля и его дочери. Бросив быстрый взгляд на мадам Суматоху, король перехватил её руку, которой она тянулась к своему горлу, и буквально внёс её в замок.
- Простите, - сказал король, осторожно опуская мадам Суматоху на пол, - я и не подумал, что это может на вас так подействовать.
- Что это было? – перевела дыхание мадам Суматоха. – Отчего я вдруг почувствовала страшную тоску?
- Давайте сначала пройдём в зал, я закажу для нас чай. Думается, вы устали после перелёта, и вам необходимо отдохнуть, - сказал король, настойчиво подталкивая мадам Суматоху к дверям.
Спорить было бесполезно. К тому же она и правда страшно хотела есть.
- Соммариг, - крикнул король.
На пороге возник человечек низенького роста, одетый в старомодный костюм гусаров времён Наполеона. Карие глаза смотрели спокойно, без суеты. Он вёл себя, как пантера, которая обходит свои владения, легко, быстро и в то же время напряжённо.
- Слушаю.
- Чай, - коротко приказал король.
Сверкнув карими глазами, Соммариг испарился. Мадам Суматоха невольно сложила пальцы крестиком. Волшебство волшебством, а сглаз не предвещал ничего хорошего. У них, в Эфирии, приветствовались глаза всех цветов, даже малиновые в крапинку, а карие считались дурным знаком. Сложились даже легенды о тех магах, кого сглазили люди с карими очами. У неё сейчас и так жизнь не напоминает малиновый сироп, чтобы позволить дворецкому испортить всё ещё больше.
- Итак, - начал король устраиваясь на диване, - с чего вы решили, что у здешних жителей пятна на совести зелёного цвета? Намекаете на нашу флору и фауну?
Его глаза смеялись, было видно, что ему просто хочется услышать, как будет оправдываться мадам Суматоха. Однако тоска в его душе ничуть не уменьшилась. Мадам Суматоха нервно огляделась. Вопрос явно не пришёлся ей по вкусу. Пол в кабинете, да и стены тоже, были абсолютно прозрачными, как слеза младенца, но самих обитателей дворца рассмотреть было невозможно. Зато это очень удобно: видишь себя одновременно со всех сторон. Наткнувшись взглядом на своё отражение, мадам Суматоха поёрзала на стуле, который то исчезал, то вновь появлялся, но при этом она не чувствовала никаких неудобств, и пролепетала:
- Вовсе нет, просто я хотела сказать, что цвет совести зависит от цвета волос… Ой, - покраснела мадам Суматоха, поняв, что опять сморозила глупость.
Увидев, в какое смятение она пришла, король зашёлся в диком хохоте.
- Мадам Суматоха, - сказал он, вытирая слёзы, выступившие у него на глазах от смеха, - вы великолепны. Я вовсе не сержусь на вас, так что перестаньте дёргаться.
- Спасибо, - облегчённо выдохнула мадам Суматоха и услышала урчание своего желудка.
В тот же момент на столе в чёрно-красную клетку сами собой появились поднос с чайником и чашками, сахарницей и вазочкой пирожных, нежных, со взбитыми сливками.
- Угощайтесь, - кивнул король, всё ещё улыбаясь.
Рука мадам Суматохи сама собой потянулась к предложенным яствам. Всё оказалось настолько вкусным, что мадам от жадности проглотила штук шесть пирожных, не жуя.
- Мадам, - укоризненно покачал головой король, - не спешите, никто у вас это не отнимет.
«Верно, - подумала она, нацеливаясь на седьмоё по счёту пирожное, - чего это я? Наверно, зря отказывалась от конфет целых десять лет».
- Извините, - облизнулась мадам Суматоха, - не смогла удержаться, всё потрясающе вкусно!
- Я рад, - сказал король, помрачнев, - Аэллопа тоже любила сладкое.
Но мадам не обратила внимание на смену настроения короля. Налив себе чашечку чая, она откинулась на спинку стула и задала давно интересующий её вопрос.
- А ваши люди… Они разве не чувствуют безысходную тоску в этих местах?
- Нет, - отозвался король, - они научились защищаться. Да и не люди это вовсе.
- Как это? – оторопела мадам Суматоха, пронеся чашку мимо рта.
- А вы разве их не узнали? – удивился король.
- Кого?
- Это же брауни, - посмотрел король на мадам Суматоху, - правда, пришлось их чуть видоизменить, а то уж больно отталкивающая у них внешность.
- Брауни! – вскричала мадам Суматоха. – Так вот почему у них карие глаза!
- Именно, - кивнул король, - цвет глаз они не дали мне изменить, мотивируя свой отказ просто: не хотим. Согласитесь, это чудесный аргумент, а главное, он всё чётко объясняет.
- Это точно, - поддакнула она и вдруг её осенило: - Подождите, но ведь брауни же в Шотландии живут! Как они очутились здесь?
- Ну, самого первого брауни привезла сюда моя мать, вышедшая замуж за моего отца. На день их золотой свадьбы один из гостей привёз ей пару для брауни, с тех пор и пошла династия брауни, живущих на Зелёном острове. Они даже по виду отличаются.
Да, что есть, того не отнять. Шотландские брауни больше всего смахивают на полиэтиленовый пакет, набитый комьями земли, с маленькими глазками и руками, похожими на ласты крота, эти же были высокими, стройными, со смуглой кожей, через которую, слава богу, не просвечивались внутренности, как у шотландских брауни, и вообще весь их вид радовал глаз. Только очи карего цвета вызывали неприятную дрожь.
- Мадам Суматоха, - вывел её из раздумий о внешности брауни голос короля. – Давайте теперь перейдём к делу. Я понимаю, вы не просто так прилетели?
- Вы правы, я прилетела не просто повидаться, мне нужна ваша помощь.
- Какая же?
- Вот, - достала мадам Суматоха из кармана медальон, - это же ваш знак?
Бледная синева разлилась у короля по лицу и перешла на шею.
- Вам плохо? – испугалась мадам Суматоха.
- Всё нормально, - прошептал король, - просто этот медальон я дарил своей дочери Аэллопе на день её тринадцатого дня рождения.
- Где ваша дочь сейчас? – подскочила мадам Суматоха в волнении.
- Она пропала, - опустил голову король. Его голос зазвучал приглушённо, словно пробиваясь через толстые стены.
- Господи, - ужаснулась мадам, - и давно это случилось?
- Два года назад. Собственно говоря, а зачем вам моя дочь?
- Понимаете, - путано стала объяснять мадам Суматоха, - в нашем лесу стали гибнуть растения и лесовики утверждают, что в этом виноваты призраки. Но призраков не бывает! А в лесу я нашла вот этот медальон…
- Вы хотите сказать, - нахмурился король, - что моя дочь погибла и теперь, став призраком, портит лес?
- Да нет же! Мне просто нужно было убедиться, что это действительно знак королевства Зелёного острова!
- Хотя, - задумался король, - даже если Аэллопа и стала призраком, то скорее всего водным…
- Это почему? – перевела взгляд с медальона на короля мадам Суматоха.
- Она пропала в море, - тихо сказал король, - на следующий день после её дня рождения она отправилась в плавание по морю и там что-то произошло.
Что-то произошло… Это же море, сатана вас всех возьми! Там возможно всё, что угодно! Остаётся надеяться, что её не утащило под воду какое-нибудь чудовище типа мореакской бури. Эта магическая тварь имеет вид серого желеобразного облака, с оттенками болезненной зелени и тошнотворной желтизны, из которого при движении выдвигаются железные щупальца. Мореакская буря издаёт тошнотворный запах и охотится на всё живое, имеющее белковую плоть. Убежать от мореакской бури невозможно, она развивает огромную скорость в воде и на суше.
- Вы посидите пока здесь, - вскочила мадам Суматоха со стула, - а я сбегаю к своей подружке русалке. Может, она что-нибудь знает о вашей дочери! – крикнула мадам, выскакивая за дверь.
«Боже, сделай так, чтобы у неё было хорошее настроение», - думала мадам Суматоха, путаясь в длинных коридорах. Ведь всем известен вредный русалочий характер.
Выскочив из дворца, она побежала к берегу моря, не разбирая дороги и не смотря под ноги. Спотыкалась, падала, вставала и снова бежала. Когда она оказалась на берегу моря, её сердце стучало так, словно намеревалось выпрыгнуть из грудной клетки, а в боку нещадно кололо. Отдышавшись, мадам Суматоха подскочила к воде и стала вглядываться в сине-зелёную поверхность. Под волнами, покрытыми белой шапкой морской пены, виднелись мельтешащие рыбёшки различных размеров и цветов, мелькнула тамбульская форель, магическое существо из страны Голоадии… Русалки не было.
«Если гора не идёт к Магомеду, то Магомед сам пойдёт к горе», - решила мадам Суматоха и, опустив руки в воду, тщательно поболтала пальцами. Это был условный сигнал для Титубы.
«Уж не знаю, где она сейчас шляется, - подумала мадам Суматоха, - но если она не придёт, мне останется только утопиться. То-то радости ей будет».
Однако русалка, носившая имя одной из салемских ведьм, Титуба, услышала сигнал и явилась спустя пару минут.
- Мадам Суматоха? – удивилась она. – Давно мы не виделись!
- Очень давно, - подтвердила та, - но я не в гости пришла. Мне нужно от тебя кое-что узнать.
- О, и что же?
- Помнишь ли ты дочь короля Зелёного Острова? Знаешь что-нибудь о её неудачном плавании по морю?
- Я припоминаю ужасный ураган несколько лет тому назад, - приложила ладонь ко лбу русалка, - но это было так давно… Я должна освежить память с помощью одного секрета, - и опустила правую руку в воду.
-Секрета? – переспросила мадам Суматоха.
Титуба улыбнулась и утвердительно кивнула головой. Прошло минут десять и она вытащила со дна морского нечто белое с мочковатой корневой системой, похожее на раздувшуюся репу, только без верхних листьев и белого цвета. Подняв «репу» повыше, Титуба положила на неё руку:
- Чудо морское, ты мне помоги!
Тайны морские мне отвори.
Всё расскажи, что было тогда,
Принцесса Аэллопа делась куда?
- Вот что помнит моё чудо, - сказала Титуба, подплывая поближе к берегу и разворачивая «репу» так, чтобы мадам Суматоха тоже смогла увидеть. Тем временем «репа» наподобие экрана телевизора «транслировала» дела давно минувших дней. Сначала мадам Суматоха увидела лишь волны, бешено налетающие друг на друга, а потом в самом эпицентре бури показался маленький кораблик с флагом королевства Зелёного острова. Сердце мадам Суматохи забилось быстрее. Вот одна из вол накрыла судёнышко и, как щепку, бросила на скалы, окружающие Эфирию. Схлынувшая вода обнажила жалкие остатки корабля, а Аэллопа, похоже без сознания, лежала на берегу. Вдруг появились белые волки и утащили девушку с собой в лес. «Репа» погасла.
- Белые волки! – воскликнула мадам Суматоха. – Вот оно что!
- Ты про что? – поинтересовалась Титуба, спрятав чудо обратно под воду.
- Понимаешь, - забегала мадам Суматоха по берегу, размахивая руками, - в нашем Шепчущем Лесу стали гибнуть растения, лесовики думают, что виноваты призраки, но сейчас я убедилась, что никакие это не призраки! Это белые волки!
- А зачем тебе была нужна информация о принцессе Аэллопе?
- Слушай, - остановилась мадам Суматоха, - давай я тебе потом всё-всё объясню, а? Ей-богу, времени нет!
- Ладно, - согласилась русалка, - только не забудь, ага?
- Никогда! – азартно выкрикнула мадам Суматоха. – До скорого!
Титуба помахала ей хвостом и скрылась в морской пучине, а мадам помчалась обратно во дворец.
- Что-нибудь узнали? – с надеждой спросил король, когда она, запыхавшись, влетела в кабинет, сбив по дороге одного из брауни.
- А то, - сверкнула она глазами и плюхнулась на стул.
- Что же вы молчите? – заволновался король, поднимаясь с дивана. – Что-то страшное, да? Она погибла, да?
- Нет, - рявкнула мадам Суматоха, прижав руку к груди, - а вот если вы не дадите мне отдышаться, тогда погибну я.
Король смущённо потупился и покорно замолчал. Придя в себя, мадам Суматоха решила сменить гнев на милость.
- Теперь слушайте, - кивнула она, - удалось узнать вот что. Ваша дочь не погибла в тот день во время шторма, её волной выбросило на берег и тут подоспели белые волки…
- Кто? – встрепенулся король.
- Белые волки, - повторила мадам Суматоха.
- Но их не бывает в природе!
- Значит, всё-таки бывают, - пожала плечами мадам Суматоха и обозлилась: - Не перебивайте! Так вот, белые волки увидели вашу дочь, лежащую без сознания и утащили её с собой в Шепчущий Лес.
- Аэллопа жива! – подскочил король. – Так чего мы ждём? Надо ехать за ней!
- Подождите, - остудила пыл короля мадам Суматоха, - мы не можем вот так взять и приехать туда.
- Почему нет? – возмутился король.
- Потому что, во-первых, для девочки это будет сильнейший стресс, она-то считает, что вы про неё давно забыли, а тут, нате вам, папаша собственной персоной! А во-вторых, нам ещё нужно разобраться, что всё-таки происходит с лесом, - твёрдо заявила мадам Суматоха.
- Да, вы, наверно, правы, - поник король.
- Я обещаю вам, - сказала мадам Суматоха, почувствовав укол жалости, - как только мы разберёмся с лесом, ваша дочь сразу же вернётся к вам.
- Клянётесь? – тихо спросил король.
- Клянусь, - ответила мадам Суматоха.

* * * *
- Нет, чтоб стрелочками показать дорогу на выход, - ворчала Эра, тащась вместе с Владой по извилистым закоулкам замка Скульди, - так она тут понастроила ходов, как крот-землекоп!
Они бродили уже несколько часов подряд и везде, в каждом коридоре, натыкались на обнажённые статуи Аполлона.
- У этой Скульди, похоже, - заметила Влада, - были проблемы в личной жизни, раз она окружила себя таким убожеством.
- Правильно, - фыркнула Эра, разглядывая очередное творение неизвестного скульптура, - я бы на месте мужиков тоже не захотела бы встречаться со скелетом.
Влада хмыкнула и пнула ногой небольшой камешек. Она устала и чувствовала тупую злость, что вынуждена торчать тут, когда где-то там происходят интересные события.
- Ура! – воскликнула Эра, когда они вышли в знакомый тронный зал, где всё так же горело синее пламя. – А теперь, - добавила она, окидывая взглядом входные двери, сделанные из цельного дуба, - мы разберёмся с Железными Рыцарями.
- Как? – заинтересовалась Влада.
- Вызовем неистовое облако, - неопределённо ответила Эра, задумчиво обходя огонь.
- Какое облако? – не расслышала Влада.
- Неистовое.
- А зачем, блин?
- Затем, блин, чтобы загасить этот костёр, - пояснила Эра, вновь доставая кольцо.
- А нафига нам его вообще гасить? Пусть горел бы себе, - сказала Влада.
- Этот костёр – это источник силы Скульди, - отозвалась Эра, - сейчас мы её превратили в дерево, но стоит пламени разгореться ярче, и она обретёт былую силу.
- Но сам по себе он ярче стать не может, - скорее утвердительно, чем вопросительно сказала Влада.
- Именно, - кивнула Эра, нажимая на бирюзовый алмаз в центре кольца, - а зачем, по-твоему, ей Железный Рыцари?
- Ну, чтобы… чтобы… - затруднилась с ответом Влада.
- Чтобы не дать костру погаснуть, - рубанула Эра. – А поскольку Рыцари туго соображают, ей приходилось выискивать людей в Шепчущем лесу, чтобы сделать их своими рабами.
Влада открыла рот, чтобы продолжить разговор, но передумала. Тем более, Эра приступила к вызову Облака. Положив палец на алмаз, она покрутила его семь раз по часовой стрелке и два раза против. Из кольца вылетела струя раскалённого дыма и опалила несколько волос на голове Эры.
- Средство твоей безграничной власти, - раздался загробный голос, - что ты хочешь?
- Силы земли, огня, воды и воздуха! – ответила Эра. – Требую загасить этот огонь!
Кольцо окуталось чёрным дымом, и из него незамедлительно стали проступать черты Облака. Нависнув над огнём тяжёлой ношей, Облако исторгло из себя ливень воды, с шипением соприкасающийся с горячими языками пламени. Огонь сопротивлялся. Он вырос и попытался высушить Облако, однако силы оказались неравны и вскоре пламя потухло, оставив после себя лишь сероватый дымок. Сделав своё дело, Облако втянулось обратно в кольцо и заснуло там до следующего пробуждения.
- Это всё? – посмотрела Влада на пустую яму, оставшуюся после огня.
- Да. А тебе надо что-то ещё?
- Неа, - помотала головой Влада, - хватит с меня на сегодня.
- Тогда пошли отсюда, - вздохнула Эра и направилась к дверям.
- Эй, - заволновалась Влада, - а Рыцари? Не хочу снова оказаться в их железных объятиях.
- Ты больная? – обозлилась Эра.
- Нет, а что? Так плохо выгляжу? – встревожилась Влада, ощупывая лицо.
- Идиотка! – рявкнула Эра. – Мы только что загасили огонь, следовательно исчезла сила Скульди, а уже из этого следует, что скоро исчезнет всё, что было связано с ней!
Влада уставилась на неё дикими глазами.
- Эра, мы… Мы должны бежать отсюда!!! – завизжала она.
- Знаю, - буркнула Эра, - вот только ты никак не могла это понять. Слава богу, хоть сейчас дошло.
Не слушая подругу, Влада, оттолкнув её плечом, ринулась к двери и попыталась ухватиться за ручку, но та, злорадно хихикнув, бесследно растворилась.
- Как это, что это? – прозаикалась Эра.
- Это то самое, о чём ты говорила, - устало отозвалась Влада, - мы уничтожили огонь, исчезла власть Скульди, а теперь начинает растворяться всё, что она когда-то создала.
- Мамочки, - прошептала Эра, наблюдая, как медленно пропадают окна и лестницы, будто кто-то невидимый стирал их резинкой.
- Она тут не поможет, - едва не расплакалась Влада, - надо уходить, но как? Мы погибнем, - не удержалась Влада от слёз.
Глядя, как прозрачные капли бегут по её щекам, Эра разозлилась. Какой толк в слезах, если они всё равно не помогут?!
- Прекрати, - сердито сказала она, - мы не погибнем, я в этом уверена. Согласно закону биологии «Всё должно куда-то деваться», мы просто не можем испариться с лица земли.
- И где мы окажемся? – шмыгнула Влада носом.
- Не знаю, - пожала плечами Эра, равнодушно смотря, как рассыпается в прах каменный трон. – Но определённо куда-то попадём. Если учесть, что Скульди явно была связана со злыми силами, то светит нам страна из тёмных, - задумчиво сказала она и добавила: - Мнится мне, что стены этого замка всё-таки не исчезнут, поскольку являются основанием Зла, творимого Скульди.
- Это успокаивает, - буркнула Влада, - но хотелось бы знать точное место нашего прибытия.
- Что поделать, - развела руками Эра, - я этого не знаю. Будем ждать.
Честно говоря, Эре больше всего хотелось узнать, что же томилось там, за занавеской позади трона. Аккуратно обойдя обломки каменного седалища, она придвинулась к тяжёлой занавеси и несмело коснулась её рукой. Она ожидала чего угодно: удара молнии, открытого люка под ногами, но всё было тихо. Очевидно, Скульди и не предполагала, что ей суждено принять поражение от шестнадцатилетней девочки и не совсем тщательно охраняла свои секреты. Совсем осмелев, Эра отдёрнула занавесь и зажмурилась: в глаза ей ударила пронзительная темнота, которая может быть только в помещениях с закрытыми окнами и при условии, что на дворе ночь. Здесь же все правила были соблюдены. Чтобы разглядеть хоть какие-то предметы, Эра закрыла глаза, сильно сжала веки и, вновь приняв зрячий вид, осмотрела комнату. Ещё в тот раз, когда услышала вздох из-за этой занавеси, он показался ей знакомым и там, в подземелье, Эра продолжала гнать от себя мысли о том, что это мог быть Эвклаз. Сейчас она получила возможность либо убедиться в своей догадке, либо получить её полное опровержение. Комната была заставлена старой, но добротной мебелью, какая бывает у людей, привыкших рассчитывать на собственные силы. Шкаф со стеклянными дверцами )Эра смогла рассмотреть сквозь них лежащие там сухие ветки, похожие на гербарий), стол, два стула и диван и горой подушек и пледов. Внезапно гора зашевелилась и по комнате пронёсся тихий вздох человека, которому снятся непонятные сны. Сомнений не осталось: в комнате находился Эвклаз.
- Надо же, - удивилась подошедшая Влада, - на улице уже ночь!
- Что? – рассеянно спросила Эра, не отрывая глаз от дивана. На неё опять нахлынули противоречивые чувства к этому человеку. Она в них уже сама запуталась.
- Ночь, говорю, на улице, - повторила Влада и, удивлённая выражением лица Эры, спросила: - Там что-то интересное?
- Эвклаз, - словно находясь в прострации, ответила Эра. Время для неё исчезло. Ей стало безразлично, что за её спиной разрушается замок, от которого, возможно, останутся одни стены, а может, и нет, ей стало всё равно, какое время суток на улице: день, ночь или вечер. Она стала равнодушной ко всему, перед глазами стоял только Эвклаз.
- Эвклаз? – не поверила Влада. – Ну-ка, подвинься!
Эра покорно уступила подруге место.
- Ничего не вижу, - разочарованно сообщила Влада спустя минуту. – Темно, хоть глаз выколи! Ты уверена, что это он?
- Абсолютно точно, - кивнула Эра, обретя способность воспринимать звуки, - сердце мне подсказывает, что это он.
Влада замолчала. Сердце! Это уже серьёзно. Раньше с Эрой такого не случалось, а сейчас, похоже, её скрутило не на шутку.
«Обалдеть можно, - думала Влада, бросая взгляды на подругу, - что любовь с человеком сделать может».
Эра стояла, безвольно опустив руки, плетьми повисшие вдоль тела. Её радостно-растерянное выражение лица говорила о том, что она с удовольствием бросила бы сейчас всё на свете и понеслась бы к нему. Владе эта мысль не понравилась. Оттащив подругу от этого непонятного окна, она легко тряхнула её за плечи.
- Ку-ку, Эра! Очнись!
- Чёрт, - потрясла головой Эра, - что это на меня нашло? Было такое ощущение, что у меня парализовало волю, думала, умру, если оторву взгляд от этого окна.
- Это точно, - согласилась с ней Влада, - у тебя была такая морда, я аж испугалась.
- Интересно, интересно, - бормотала Эра, кидая взгляды на занавесь, - что это за окно, а?
- Хороший вопрос, - отозвалась Влада, - может, это стекло выплавили из зеркальных игл? Ну, тех самых, что предназначены для вызывания отражения того человека, которого любишь?
- Нет, - покачала головой Эра, - это что-то другое.
- Откуда ты знаешь?
- Знаю. Когда стекло выплавляется из зеркальных игл, то влюблённый человек, смотрящий в него и желающий увидеть свою вторую половинку, гарантированно почувствует, как ему в сердце воткнулась игла. Образно, конечно, но укол всё равно будет ощущаться. Я же не испытала ничего такого. Скорее всего это стекло отлито из безнадёжной и безответной любви, отчаяния и безысходности, желания и отвращения…
- Ничего не понимаю, - затрясла головой Влада, - объясни по-человечески!
- Другими словами, - охотно отозвалась Эра, - это стекло, показывающее человеку то, что он больше всего хочет увидеть, но если это желание никогда не сбудется, стекло этого не покажет. В тот раз, когда я впервые посмотрела на эту занавесь, я страшно хотела увидеть Эвклаза, ведь нам с ним даже не дали попрощаться, - закончила Эра, слегка покраснев.
- Понятно, - кивнула Влада, - тогда почему я тоже вижу эту комнату? Я-то не хочу на него любоваться!
- Сие мне не ведомо, - призналась Эра. – Любопытно, что видела здесь Скульди?
- Ясно что, - фыркнула Влада, - небось видела, как она управляет всем миром! Ха, - презрительно сказала она.
Эра подняла уголки губ в улыбке. Право, смешно рассчитывать на безграничную власть, если не знаешь ответное заклинание на Деревянное, то, которое применила к ней Эра.
- Ладно, - вернула Влада её с небес на землю, - с этим разобрались. А дальше что?
- Да ничего. Я же уже говорила, что из замка нам не выбраться, придётся сидеть и ждать развития событий.
- Ужас, - заныла Влада, - это просто кошмар!
- Зато весело, - заметила Эра.

* * * *
Инферно.
… - Такие вот дела, - закончил рассказ Хугин.
Они с Муниным прилетели к Абраксасу вместе с Метлой и, перебивая друг друга, стали излагать события последних часов.
- Значит, карта? – повторил Абраксас, вышагивая по комнате, в которой царил форменный беспорядок.
- Ага, - подтвердила Метла.
- Старый фокус, - ухмыльнулся Абраксас, - пора бы ей уже сменить репертуар.
- А потом они как полетят, да как завизжат! – оживлённо размахивая крыльями, говорил Мунин. – А тут – Метла! Мы и охнуть не успели, как они уже на поверхности!
- А сотовый! – вторил ему Хугин. – Как она рявкнула на неё! Чуть не передрались!
- Тише, - поморщился Абраксас, - вы не на базаре, а у меня дома.
Вороны послушно замолчали, продолжая исподтишка строить друг другу рожи. Абраксас сделал вид, что ничего этого не заметил.
- Итак, - вздохнул он, - со Скульди они уже разобрались. Интересно, куда их занесёт на этот раз? И почему так долго не появляется мадам Суматоха?
- Она отправилась в королевство Зелёного острова, - нехотя сообщила Метла, глядя в пол. Прежние обиды при упоминании этого имени всколыхнулись в ней с новой силой.
- Зачем?! – подскочил Абраксас. Одна из змей, заменяющих ему ноги, чуть не откусила себе язык.
- Эвклаз нашёл медальон с изображением знака этого острова, - пояснила Метла, - вот она и отправилась узнать что к чему.
- Шустрый малый, Эвклаз этот, - ухмыльнулся Абраксас, - мне бы такого в помощники… Но он не согласится, - исторг вздох демон. – А жаль, наступает сложное время.
- Сложное время? – посмотрели на него Хугин и Мунин, перестав дурачиться. – Что вы имеете ввиду?
Абраксас помялся немного, соображая, стоит ли им рассказывать, и выдал «военные секреты».
- Магическое измерение Пандемон собирается объявить нам войну.
- Откуда сие известно? – поднял брови Хугин.
Абраксас тактично промолчал. Вороны насмешливо переглянулись. Да, могли бы и не спрашивать! И так понятно, что он наверняка использовал Подслушивающее заклинание.
- Ну объявят нам войну, и что? – вступила в разговор Метла. – У нас самая лучшая армия! От врага и следов не останется.
- Я бы не был столь уверен в этом, - произнёс Абраксас, опускаясь в кресло-качалку, - наша армия состоит в основном из гиппалектионов, а их, как вы знаете, с каждым годом всё меньше и меньше. Непонятная зараза подкашивает их как коса траву, и мы ничего не можем поделать. Разрабатываем новые лекарства, но они только ухудшают состояние гиппалектионов.
- Наберём новую армию! – азартно предложил Хугин.
- Из кого? – посмотрел на него Абраксас.
А действительно, из кого?
- Вот видишь, - констатировал демон, видя замешательство ворона, - выбора у нас нет. Придётся выставлять жалкие остатки нашей армии. Они, конечно, несравнимы в бою, но, к сожалению, эти звери не сделаны из железа, если их не прикончат в битве, они погибнут от усталости. Я вообще подумываю нанести удар первым, чтобы взять их врасплох. Возможно тогда мы понесём меньшие потери.
- А если попробовать ардшили? – подал голос Мунин.
- Ты смеёшься, да? – вздрогнул Абраксас. – Теоретически мы можем их вызвать и они будут воевать на нашей стороне, но вспомни самое главное: для чего прибегают к помощи ардшили?
- К их помощи прибегают, чтобы уничтожить демонов, рыцарей, а также магических существ, порождённых магами и чародеями, - выдала Метла заученный текст. Когда мадам Суматоха была ещё школьницей, она старательно зубрила Магическую теорию о всяких существах. Держа учебник в руках, мадам вышагивала по комнате и вслух учила параграфы о демонах, духах и колдунах. Один из параграфов, посвящённый описанию духов ардшили и запал Метле в память. «Ардшили –это существа среднего роста, неопределённого пола с кожей древесного цвета; огромные чёрные глаза их резко контрастируют с едва намеченными на плоских лицах ртами и носами. У ардшили лёгкая, скользящая походка. Одежды они не носят. Руки, ноги, торс и голова этих существ скользкие от сырости, кожа гладкая и тугая. Ардшили не нуждается в отдыхе, пище и воде. Они обладают чудовищной, неиссякаемой силой, хитростью и ловкостью…»
- Вот именно, - кивнул Абраксас, - сначала с их помощью мы разобьём армию Пандемона, а затем они уничтожат нас… Нет, лучше своими силами, - решил демон.
В комнате повисло молчание.
- Ну, мы тогда полетели? – неуверенно нарушил паузу Хугин. Тишина начинала давить ему на нервы.
- Летите, - отозвался Абраксас, - и ты, Метла, тоже. Оставьте меня, мне надо пораскинуть мозгами.
Два ворона-фамилиара и Метла взмыли в небо, оставив в облаках чёрные следы. Абраксас остался один. Его рука потянулась к вину, но он отдёрнул её.
- Ты не Абраксас, - сказал он сам себе, - Абраксас не будет топить проблемы в вине. Ты – не он!
И, схватив графин с вином, метнул его в одно из зеркал. Брызнувшие осколки оцарапали лицо и руки демона, из царапин выступили капельки крови. Абраксасу показалось, что у него на руках кровь Эры, которую он не смог уберечь.

ГЛАВА X.
«Так, - размышляла мадам Суматоха, разглядывая сгустившиеся сумерки, - уже почти ночь, я провела на этом чёртовом острове едва ли не весь день, зато узнала всё, что нужно. Теперь стоит вопрос: на чём я полечу обратно? Не вплавь же я стану добираться, в самом-то деле».
Положение стало казаться безвыходным. Ни одна живая душа не поспешила ей на помощь.
«Ещё немного, - подумала мадам Суматоха, - и придётся вызывать кентавроножку».
Бесцельно пошатавшись по берегу моря и не найдя здесь даже мало-мальски ненужный предмет, мадам Суматоха сложила губы трубочкой и свистнула. Получилось прилично. К слову, услугами кентавроножки мадам прибегала не часто, только в случае острой необходимости, за что они её и ценили. Обычно, стоило человеку понять, как правильно вызывать кентавроножку, и тут же начинались постоянные свисты, раздающиеся во всех уголках земного шара. Бедные животинки, обладающие добродушным нравом и сотней ног, хорошо понимающие человеческую речь, не раз становились транспортом для всех желающих на них прокатиться, и к вечеру просто валились с ног от усталости. Если бы не способность очень быстро восстанавливать утраченные силы, кентавроножки давно были бы занесены в Охранную Книгу Эфирии. Собственно, единственное, почему мадам Суматоха столь редко пользовалась их услугами, был их способ передвижения. Если Метла летела ровно, без всяких скачков, то кентавроножки бегали зигзагами, словно уходили от невидимого охотника, и высоко подбрасывали заднюю часть своего длинного тела так, что после такой поездки у мадам Суматохи все предметы ещё очень долго прыгали перед глазами. Встань перед ней выбор: Метла или кентавроножка, мадам Суматоха знала, чему она отдаст предпочтение. Наконец, сзади в кустах послышался шорох листьев и на берег вышел Омфал, кентавроножка мужского пола и носившая имя древнейшего культового объекта в Дельфах.
- Мадам Суматоха, - сказал он, постукивая копытом, - счастлив видеть вас. Куда прикажете вас отвезти?
- Следуй в Эфирию, - велела мадам Суматоха, вскарабкиваясь на Омфала.
- Слушаюсь, - кивнул он и, взбрыкнув, побежал вскачь.
Трясясь на его спине от безумной скачки, мадам Суматоха боялась лишь одного: как бы не расплескать полученную тут информацию. В глаза двоились деревья, камни. Кусты, даже луна на небе была в двух экземплярах. Проклиная себя, Абраксаса, Эвклаза и Эру, мадам Суматоха неслась на кентавроножке сквозь темноту ночи и молилась, чтобы она успела прибыть в Эфирию хотя бы до утра. Ей срочно нужно было поговорить с Эвклазом и решить, что делать дальше. Если принцесса Аэллопа и правда стала призраком – это одно, а если нет – совсем другое. Да ещё ей предстоял обряд пополнения магической силы… Дел невпроворот.
- Остановись-ка здесь, - приказала мадам Суматоха, когда они проносились через пустырь Маттеш, населённый летающими кроликами и крысаврами.
В зарослях мелькнула поляна, залитая лунным светом, самое подходящее место, чтобы произвести обряд. Знай, человек, если ты хочешь встретиться с магическими существами, приходи в Эфирию, ищи пустырь Маттеш и наблюдай: скоро появятся они и примутся за свои дела: кто-то начнёт собирать в плетёную корзинку лучный свет, кто-то будет искать ежевичник, чтобы обрубить его ядовитые шипы, превращающие всех, кто к ним прикасается, в такое же ядовитое растение, ну а кто-то будет просто ходить и равнодушно смотреть на эту суету. Чтобы увидеть, как маги и чародеи восполняют свою волшебную силу, нужно найти подходящую поляну и затаиться в кустах, терпение будет вознаграждено. Рано или поздно появится твигид, желающий поправить свой запас магии или просто волшебник, пришедший за тем же самым. Как ни странно, но вся ерунда, о которой пишут различные источники о магии, совершенно не похожа на реальное действие. Для этого обряда нужно лишь лесное пространство, заполненное лунным светом, и ничего больше. Вспомогательные предметы вроде жезлов и чаш необходимы только начинающим магам, но таких в Эфирии было очень мало. Совершив спуск на землю со спины кентавроножки, мадам Суматоха подпрыгивающим шагом направилась в сторону поляны, надеясь, что никого, кроме неё, там не будет. Удача улыбалась ей во весь рот. Тишина, стоявшая на пустыре Маттэеш просто била по ушам, а глаза слепила кромешная тьма и лунные лучи. Молясь, чтобы успеть к Эвклазу, мадам Суматоха окинула взглядом пространство, отметила центр, где лучи сплетались воедино и, очистив память, шагнула в намеченный круг.
- Во имя древних божеств земли, пусть вырастет сила! – подняла мадам Суматоха руки к ночному небу и повернула лицо к луне. В ту же минуту лучи, падающие на землю, стали вливаться в голову мадам Суматохи бурным потоком, так в кувшин набирается вода. Лучи пронзали тело мадам Суматохи наподобие молний, заставляя её вздрагивать, словно это причиняло ей боль. Со стороны казалось, что мадам Суматоху просвечивают рентгеном, при каждом попадании на неё луча она теряла свои очертания и становилась похожа на скелет. Спустя несколько минут действие завершилось. Упав на землю, мадам Суматоха отрешённо помотала головой и на четвереньках поползла в сторону мирно дожидающегося её Омфала. Ноги её не держали, словно она хорошо погуляла на выходные, и мадам пришлось воспользоваться коленно-локтевой позицией.
- Мадам Суматоха? – поразился Омфал. – Что с вами? Вы выпили? Когда?!
- Не столько вопросов сразу, - икнула мадам Суматоха. Её состояние и правда очень сильно напоминало опьянение. – Я пила, говоришь? Да, я выпила… чуть-чуть, - кивнула она, покачиваясь и глупо ухмыляясь, - но не низкосортный спирт, а качественный лунный свет! А теперь, стоногая моя лошадка, - распорядилась она, пытаясь вновь оседлать кентавроножку, - давай рысью вперёд! Да поторопись, меня ждут великие дела!
- Вам бы проспаться, - не утерпел Омфал, шумно вдыхая, но вино-водочный аромат не почувствовал, видно, и впрямь лунного света наглоталась.
- С каких это пор, - возмутилась мадам Суматоха, - лошади, пусть даже и говорящие, делают замечания людям? Люди – это высший разум, - подняла она указательный палец кверху, - это…
Не желая слушать этот пьяный бред, Омфал заржал и полетел вперёд, как камень, пущенный из пращи. Не ожидавшая такого поворота, мадам Суматоха едва не свалилась со спины и вцепилась в гриву Омфала.
- Ну ты, стоногий, - пнула она его пяткой в бок, - поосторожней, не мешок с картошкой везёшь!
Омфал вздохнул. Ему не раз приходилось слышать от таких же кентавроножек, как и он, о том, что обряд восстановления магической силы действует на магов как винные пары Диониса, и это доставляет им массу неудобств, ведь пьяный маг – это неуправляемый маг, но никогда не думал, что сможет испытать это на себе. Знал бы он, что мадам Суматохе предстоит этот обряд, ни за что не пришёл бы к ней.
«Нет, пришёл бы, - подумал Омфал, пробегая мимо канавы Конг Ши Дже, в которой всё исчезало, как в чёрной дыре, бесследно и безвозвратно, - я ей обязан».
Мысли кентавроножки были не только предательскими, но и правильными. Омфал действительно был обязан ей. Не появись тогда мадам Суматоха, пришлось бы ему хуже некуда. Дело в том, что Омфал не всегда был свободным кентавроножкой, некогда он принадлежал Дирину и Дуалину, карликам, славившимся своим особенным искусством в выделке оружия. В один из дней, когда карлики запрягли Омфала в повозку и поехали осматривать свои владения, на них набрёл заблудившийся король Суафурламин, возвращавшийся с охоты. Обнажив свой меч, король кинулся на безоружных карликов, но они взмолились о пощаде. Король внял их мольбам и стал их расспрашивать, кто они такие и как их зовут. Услышав имена Дирин и Дуалин, король сейчас же вспомнил, что именно они славятся в области изготовления оружия. Он отпустил их с миром, но взял с них слово, что они изготовят ему меч с ножнами и поясом из чистого золота. Меч этот должен был резать железо и камни, как лён, и всегда обеспечивать победу тому, кто им владеет. В назначенный день король вновь явился к месту встречи с карликами, и они подали ему великолепно выкованный меч. Подавая его королю, один из гномов сказал, что этот меч будет бить без промаху, что при его посредстве будут совершены три великих преступления и что сам король погибнет от этого меча. При этих словах Суафурламин бросился на дерзкого карлика, чтобы ударить его мечом, но промахнулся и лезвие скользнуло по повозке, обрубив место крепления оглобель. Омфал развернулся и побежал в густые заросли, где король не мог достать его, а Дирин и Дуалин испарились прямо из-под носа короля. Рассвирепев, король приказал своим поданным найти «мерзкого коня со ста ногами», а карликов истребить, но те вернулись лишь с ним, Омфалом. Гномов не нашли. Решив, что конь должен понести наказание и за своих хозяев тоже, король приказал казнить его на главной площади своего королевства Кродд. Омфала связали, надели на голову чёрный мешок и на следующий день несколько крепких людей вынесли его к палачу. Сквозь чёрную ткань Омфал не мог видеть происходящее, но догадывался, что будет дальше: на его шею опуститься острый топор, а вытекшую кровь чёрные маги Кродда используют в своих целях. Не успел он приготовиться к смерти, как сквозь шум толпы услышал высокий голос, звеневший от возмущения. Сам король, присутствовавший при казни, удивлённо смотрел на буянку.
- Что же вы делаете! Как вам не стыдно! – накинулась на короля маленькая женщина из племени твигидов.
- Мне должно быть стыдно? – поразился король.
Ещё никто и никогда не указывал ему на то, что он должен чего-то стыдиться.
- Конечно, - сердито сверкнула фиолетовыми глазами женщина, - какое право вы имеете казнить невинное животное? Что оно вам сделало?
- Но оно… - забормотал король, сражённый напором свалившейся на его голову незнакомки. На самом деле мадам Суматоху привели в Кродд кое-какие свои дела, но об этом она, естественно, не стала распространяться.
- Оно! – упёрла руки в бока мадам Суматоха. – Между прочим это «оно» является представителем редчайшего вида животных всего волшебного мира, это кентавроножка! И животное не несёт никакой ответственности за дела своего хозяина! Мы не в семнадцатом веке живём! – топнула она ногой.
Король растерялся. Он просто не представлял, что нужно делать в такой ситуации.
- А вы кто? – задал он очень «нужный» вопрос.
- Мадам Суматоха, - последовал ответ.
Королю это имя ничего не говорило. Но не в его правилах показывать, что он почти загнан в угол.
- Прежде чем я приму решение, позвольте узнать, - наклонил голову король и взмахом руки приказывая страже, кинувшейся на хамку, остановиться, - почему вы заступаетесь за это животное?
- Объяснила уже, - с раздражением ответила мадам Суматоха, - животное не несёт ответственности за действия тех, кому оно принадлежит. И я требую освободить его! – ткнула она пальцем в сторону связанного Омфала с мешком на голове.
Король медлил с ответом. Никогда раньше он не отменял казнь и очень не хотел, чтобы это произошло здесь и сейчас.
- Она права! – вдруг поддержала мадам Суматоху толпа людей. – Животное не виновно! Отпустите его!
- Слышите? – повернула к королю разгорячённое лицо мадам Суматоха. – Они тоже требуют для него свободу! Вы король, и пойдёте против воли людей, над которыми вы правите? Вы лишите их веры в вашу справедливость? Вы пойдёте на это только ради того, чтобы успокоить своё самолюбие? – пёрла она напролом.
- Хорошо, - сдался король, поднимая руки, - я отпускаю его! Стража, освободите пленника!
Толпа радостно загудела. Вверх полетели шапки в честь короля, а Омфал, шеей ощущавший холод топора, вдруг снова увидел свет и, слегка прихрамывая, побежал к той, которая спасла ему жизнь. Положив голову на плечо мадам Суматохи, Омфал блаженно закрыл глаза и понял, как это прекрасно: жить и быть живым. Мадам Суматоха, ласково потрепав Омфала по гриве, обратила взор на короля, внимательно следившего за её действиями.
- Мадам Суматоха, - вдруг обратился он к ней, приняв какое-то решение, - будьте любезны, пройдите ко мне в замок.
Мадам Суматоха ответила ему вопросительно-настороженным взглядом.
- Его не тронут, - улыбнулся король, понявший её опасения, - более того, животное может пойти с вами.
- Другое дело, - кивнула мадам Суматоха и взгромоздилась на спину Омфала.
Однако при въезде на территорию замка, король потребовал оставить животное у ворот, мотивируя это своим нежеланием «чувствовать себя как в конюшне». Мадам Суматохе пришлось покориться и, привязав кентавроножку к дереву, пошла следом за королём. Омфал не знал, о чём беседовали мадам Суматоха и Суафурламин, но был рад уже тому, что благодаря мадам он может продолжать свой земной путь. Пробыв у короля около часа, мадам Суматоха отвязала Омфала и повела его к воротам замка.
- Ну что ж, видишь, как судьба повернулась. Теперь ты спасён, - сообщила она.
- Спасибо, - с благодарностью отозвался Омфал.
- Ты умеешь говорить? – удивилась мадам Суматоха, уводя его из земель Кродда, которые граничили с пустырём Маттэш и морем.
- Умею, - кивнул Омфал, - мы, кентавроножки, вообще-то испокон веков умели разговаривать как люди.
- Надо же, - покачала головой мадам Суматоха, - а я и не знала.
- Неважно, - мотнул гривой Омфал, - я благодарен вам за спасение. Но… почему мы уходим отсюда?
- Видишь ли, - вздохнула мадам Суматоха, - король даровал тебе жизнь с одним условием: чтобы ты больше никогда не появлялся в его владениях. Придётся тебе начать обживаться в других местах, - указала она рукой на пустырь.
Омфал молчал. Ему был дорог Кродд, родина его и его родителей, но, очевидно, выбора у него нет. Либо жизнь, либо смерть, третьего не дано.
- Ладно, - согласился он, спрятав грусть поглубже, - раз выбора у меня нет… что ж…
Мадам Суматоха окинула его взглядом, словно читая его настроение как открытую книгу, и предложила:
- А хочешь, будешь моим личным кентавроножкой? Не скажу, что работы будет много, но на короткие периоды ты мне иногда будешь нужен.
- С радостью, о чём речь! – воскликнул Омфал, едва не загарцевав.
- Погоди радоваться, есть одно «но».
- Какое?
- Ты теперь свободный кентавроножка, - сказала мадам Суматоха, - и все свободные кентавроножки рано или поздно начинают прислуживать обычным людям, ты готов к этому?
- Мне не привыкать, - улыбнулся Омфал.
Надо признать, мадам Суматоха впервые видела улыбающуюся лошадь. Зрелище незабываемое.
- Значит, по рукам? – улыбнулась она в ответ.
-По рукам и по копыту! – азартно крикнул Омфал и, взмахнув на прощание хвостом, умчался вглубь зарослей, устраиваться на новом месте.
Король, наблюдавший всю сцену из окна своей спальни, в котором стояло Увеличивающее стекло, усмехнулся и задёрнул шторы.
«Интересно, - вдруг пришла ему в голову мысль, - а откуда она всё знает?»
Но ответа, разумеется, уже не получил.
… И сейчас, неся на спине пьяную от лунного света мадам Суматоху, Омфал корил себя за такие мысли.
«Что поделать, - думал он, держа курс на Эфирию, - и ей иногда нужно пополнять запасы магии, от этого уже никуда не денешься».
В небе приветливо сияла луна, подмигивали звёзды, а тучи, похожие на кляксы, стремились закрыть собой целые созвездия, но в дело вмешивались смеющиеся Плеяды и прогоняли их. Вот и граница Эфирии. Облегчённо вздохнув, Омфал прибавил скорости и, слушая мирное сопение мадам Суматохи, помчался во весь опор, едва не сметая на своём пути деревья.
- Эй, - сказал он, затормозив у дома Колина и развернув голову к мадам Суматохе, - вставайте! Приехали!
- Как? Уже? – проснулась мадам. Понемногу она стала приходить в себя. – Что-то мы быстро.
Омфалу путь не показался таким уж быстрым, но ведь она мирно спала, пока он нёсся как ужаленный.
- Славненько, - прокряхтела мадам Суматоха, кулем свалившись с его спины при попытке слезть, - теперь осталось разбудить Эвклаза и принять решение!
- Ага, - кивнул Омфал, - так я пойду?
- Иди, - проворчала мадам Суматоха, поднимаясь с земли.
Посмотрев вслед убегающему Омфалу, она ухмыльнулась и пошла по вычищенной дорожке к двери.
«Уже все спят, - рассуждала она, - значит, нужно вытащить его на улицу. Заодно и косточки ему сращу».
Оглядевшись по сторонам и убедившись, что на улице нет ни одной живой души, мадам Суматоха на цыпочках подкралась к двери и, тихонько приоткрыв её, шмыгнула внутрь.
«В этом колхозе, - сердилась мадам Суматоха, натыкаясь на стулья и нечаянно смахнув рукой на пол стопку книг, - похоже, километровые неоплаченные счета за электричество! Могли бы хоть лучинку зажечь, что ли!»
Продолжая возмущаться, мадам Суматоха наугад толкнула первую попавшуюся дверь и очутилась в комнате Эвклаза. Об этом свидетельствовали костыли, стоящие в углу.
«Господи, - внезапно подумала мадам Суматоха, остановившись посреди комнаты, - как хорошо, что Уроборос временно перестал подавать тревожные признаки своего пробуждения. Из-за этих дурацких обстоятельств мы никак не можем попасть к нашей главной цели. Но чует моё сердце, что ещё немного и задерживаться станет уже просто невозможно!»
Подкравшись к ложу Эвклаза, мадам Суматоха потрясла его за плечо.
- Вставай! Надо срочно поговорить!
- Отстань, - отмахнулся Эвклаз, не понявший, с кем говорит.
Поняв, что просто так его не разбудить, мадам Суматоха решилась на радикальные меры. Сдёрнув со стоящего рядом кресла накидку, мадам набросила её на Эвклаза, стащила его с кровати и, под сдавленный писк парня, выволокла «тюк» на улицу.
- Что происходит? – завопил Эвклаз, когда мадам Суматоха освободила его от накидки.
- Ничего особенного, - пожала она плечами, складывая покрывало аккуратным квадратом. – И, сделай одолжение, не ори, разбудишь всю деревню. Тебе хочется, чтобы сюда сбежалась толпа полуголых лесовиков?
- Нет, - буркнул Эвклаз, - но я не привык, что меня будят таким образом.
- В следующий раз поцелую тебя в носик, - хмыкнула мадам Суматоха.
- Не дай Бог! – ужаснулся Эвклаз. – Даже не думайте!
- Да ладно, - ухмыльнулась мадам Суматоха, - не дёргайся, у меня такого даже в мыслях не было. А разбудила я тебя по делу. Мне удалось кое-что узнать о том медальоне.
- Да? – встрепенулся Эвклаз, садясь прямо на землю и вытягивая забинтованную ногу. – И что?
- Всё оказалось не намного сложнее, чем я думала, - сказала мадам Суматоха, плюхаясь возле него на клумбу, - медальон потеряла дочь короля Зелёного острова принцесса Аэллопа, пропавшая два года назад. Её корабль угодил в эпицентр морской бури, и его просто разнесло о скалы в щепки. В связи с этим у меня появились две мысли: либо Аэллопа стала привидением и теперь по непонятной причине портит лес, либо гибель растений вообще никак не связана с принцессой. Правда, первое можно смело отбросить, я была у русалки, и она рассказала мне, что принцессу, выброшенную на берег волной, утащили белые волки.
- Белые волки?! – заорал Эвклаз.
- Орать необязательно, - отрезала мадам Суматоха, - да, белые волки. Вот я и думаю…
- А может, её похитили? – перебил её Эвклаз.
- Теми же зверями? – скептически отозвалась мадам. – Не думаю. Но медальон потеряла она, это точно. Как бы нам поймать этих белых волков? – задумалась мадам Суматоха, водя пальцем по земле.
- Мы их поймаем, - ответил Эвклаз, - если вы срастите мне кости, то я обещаю свою помощь.
- Ха, - откликнулась мадам Суматоха, - ты в любом случае станешь помогать, ты дал обещание лесовикам.
- Ну и что? – удивился Эвклаз. – Я хозяин своего слова, хочу – даю, хочу – забираю обратно.
- Милый, - с жалостью посмотрела на него мадам Суматоха, - ты в Эфирии, а здесь обещание не нарушают.
- Значит, я буду первым, - пожал плечами Эвклаз.
- Ага, - согласилась мадам, - это точно. Ты будешь первым человеком, который найдёт свою смерть в Эфирии, стране магии и чудес.
Эвклаз исподлобья посмотрел на мадам Суматоху. Последнее заявление ему не очень понравилось.
- Я пошутил, - вздохнул он.
- Я так и думала, - кивнула мадам Суматоха, - обожаю шутников. Ладно, давай свою конечность.
Пододвинувшись поближе к Эвклазу, мадам аккуратно сняла бинты и положила ладони на его лодыжку. Из её ладоней стала сочиться густая зеленоватая масса, проникающая в клетки тканей обновляя их. Было не больно, а немного щекотно. Спустя пару минут мадам убрала руки и велела:
-Пошевели ногой.
Эвклаз подёргал конечностью и понял, что она совершенно, абсолютно здорова.
- Супер!
- Мастерство есть мастерство, - удовлетворённо сказала мадам Суматоха.
- Я готов действовать, - вскочил на ноги Эвклаз. После длительного передвижения на костылях собственные ноги казались ему восьмым чудом света.
- Сейчас? – ухмыльнулась мадам Суматоха. – Ночью?
- Ну да, - кивнул он, - а что, нельзя?
- Можно, - безмятежно отозвалась она, - если ты способен хоть что-то разглядеть в такой темноте.
Пыл Эвклаза немного остыл. А и правда, темно как в гробу. Разочарованно посмотрев по сторонам, он был готов признать правоту мадам Суматохи, как внезапно услышал шорох со стороны густой стены деревьев. Как по команде, мадам Суматоха и Эвклаз повернули головы и узрели белых зверей, бегущих по направлению границы Эфирии.
- Это что? – прошептал Эвклаз.
- Походе на призраков, - тоже шёпотом ответила мадам Суматоха, во все глаза смотря на бегущих зверей. Их контуры светились мерцающим белым светом, и издалека их и впрямь можно было принять за призраков.
- Но призраков не бывает, - категорично заявил Эвклаз. – Я прав?
- Конечно, - кивнула мадам Суматоха, - и, если вспомнить мой рассказ, то нам следует думать, что мы видим перед собой белых волков, а не призраков.
- Я и не… - начал было Эвклаз, но был остановлен активным толчком локтя мадам Суматохи. Вслед за волками бежал настоящий белый призрак с человеческими очертаниями.
Переглянувшись, мадам Суматоха и Эвклаз, не сговариваясь, бросились следом за ним. Однако призрак оказался быстрее и, когда запыхавшиеся мадам и парень прибежали к деревьям, там уже никого не было.
- Это была Аэллопа! – воскликнул Эвклаз, растерянно вертя головой по сторонам.
- Я в этом не сомневаюсь, - отозвалась мадам Суматоха, вглядываясь в пространство между стволами, - тем не менее она исчезла. Интересно, почему они убегали? Что могло их подбить на это?
- Да какая разница, - отмахнулся Эвклаз, - важно то, что она всё-таки погибла, но не в море, а здесь, на земле!
- С чего ты взял? – посмотрела на него мадам Суматоха. – Лично я считаю, что Аэллопа жива и никакой она не призрак.
- Да? – вскинул брови Эвклаз. – Почему?
- Я первая спросила. Так с чего ты решил, что она погибла?
- Ну, вы же сказали, что её утащили белые волки, а раз сейчас мы видели настоящего призрака, значит, она погибла в лесу. Найди её смерть в море, путь на сушу ей был бы заказан.
- Логично, - согласилась мадам Суматоха, - а теперь послушай мои рассуждения. Призраки ведь это бестелесные существа, так? А судя по тому, как наш призрак резво скакал по земле, да ещё порядком примял траву, то стоит подумать, что принцесса жива, и только что мы видели её во всей, так сказать, красе.
- Если она не призрак, почему она тогда светилась? – упорствовал Эвклаз.
- Не знаю, - призналась мадам Суматоха, - и вообще, это уже у нас в глазах, наверно, светится, - заявила она, подталкивая Эвклаза к дому Колина. – Нормальные люди по ночам спят, а мы, как дураки, носимся по лесу в поисках несуществующих привидений. Иди давай, - заворчала она, видя, что Эвклаз упирается изо всех сил.
- А Уроборос? – внезапно вспомнил он главную цель их прибытия в Эфирию. – Он что?
- Чудесно, - фыркнула мадам Суматоха, - посапывает себе в обе дырочки. Абраксасу из-за вас, балбесов, пришлось бросить все силы на то, чтобы хотя бы временно успокоить его.
- Из-за нас, балбесов? – вспыхнул Эвклаз. – А, простите, кто должен был следить за нами, чтобы мы не пострадали? Кто допустил, чтобы я сломал ногу?
- Умный какой, - недовольно заметила мадам Суматоха, - ну я не углядела! Да за вами разве угонишься!
- Расписываетесь в своей старости? – ехидно подколол её Эвклаз.
- Сейчас в лоб дам, - рассердилась мадам Суматоха и пихнула его в дверь дома Колина. – Спать давно пора! Спокойной ночи!
- Вам того же и по тому же месту, - ухмыльнулся Эвклаз и захлопнул дверь.
«Мы ещё посчитаемся», - подумала мадам Суматоха и побрела в посёлок Двухлунный.

* * * *
Пандемон, второе собрание доппельгангеров.
- Этот чёртов Абраксас! – стукнула кулаком по столу из буйного дерева Дантилиан, демон, умеющий изменять с помощью магии хорошие мысли на греховные. – Опять он ставит нам препятствия! Ящик Грометуса должен быть нашим!
- Конечно, ваше нижайшество, - загудели собравшиеся в Сумеречном Зале демоны, - так и будет!
Дантилиан обвёл взглядом собравшихся и вздохнул. Ну как можно рассчитывать на победу, если его слуги – полнейшие кретины? Уже много лет он правит магическим измерением Пандемон и столько же времени длится вражда между ним и Абраксасом, который даже не является верховным правителем Ада. Так, мелкая сошка. Причиной такой долгой вражды является ящик Грометуса, способный преобразовывать монеты из любого сплава в золото. Когда-то ящик принадлежал доппельгангерам, точнее старшему брату Дантилиана, а после его смерти очутился у Абраксаса. Поговаривают, что Абраксас проник в земли Пандемона и стащил ящик прямо из спальни умирающего. Как он это проделал, для всех осталось загадкой, и будьте уверены, что Абраксас унесёт эту тайну с собой в могилу. И вот теперь Пандемон, лишившийся основного источника золота, медленно превращался в развалины. Переставали работать цехи по выплавке оружия, постепенно стали закрываться заводы, где делались из чугуна Всадники, призванные охранять границу Пандемона. Раньше, ещё до потери ящика, Дантилиан никогда не задумывался, где брат брал деньги на покупку новейших ядов в области алхимии и нержавеющей от крови стали для мечей, сейчас эта проблема встала перед ним во всей красе. Вознамерившись вернуть себе украденное, Дантилиан отправился с миром к Абраксасу и попросил отдать ящик. Наследник земель Долины Смерти в ответ на это рассмеялся и приказал слугам вежливо, но настойчиво проводить нежданного гостя. Такого унижения Дантилиан ещё не испытывал. Вернувшись во дворец, он собрал своих приближённых, которых окрестил «Друзья Пандемона» и вынес на обсуждение вопрос о войне. Решение было принято единогласно: конец миру, быть войне. Именно с этими словами Дантилиан и отправил своего курьера в Долину Смерти. Ответа он не получил, как и не увидел больше своего курьера. Возможно, Абраксас его уничтожил, а возможно и переманил на свою сторону. К сожалению, объявляя войну (молчание Абраксаса он расценил как если не согласие, то полную готовность к боевым действиям), Дантилиан не подумал об упадническом состоянии своего измерения и прежде всего армии. Раньше, когда войско составляли сплошь клюйрконы, демонические существа ирландских народных сказаний, Дантилиан был спокоен, но вскоре клюйрконам надоела военная служба и они ушли в земли Фолтейна, где и стали вести свободный образ жизни. Дантилиан сильно переживал, такая потеря для армии значила много, клюйрконов ценили за их способность строить злые шутки, которые доводили каждого, да и сама встреча с клюйрконами не предвещала ничего хорошего. Существовал только один способ их обуздать – начать угрожать им, но это было известно только Дантилиану, все остальные пребывали перед ними в священном страхе. Дантилиан пробовал наладить контакт с криттерами, полупрозрачными монстрами с клыкастыми пастями и когтистыми лапами, но они наотрез отказались служить ему. Отступать от своего же решения Дантилиан уже не мог, враг узнал о его намерениях и готовился к нападению. А в том, что первыми удар нанесут жители Ада, Дантилиан не сомневался.
- Ваше нижайшество, - вбежал в Зал с криком один из его дворецких, - на нашей территории появился замок!
- То есть как? – не понял Дантилиан. – Как понять появился? Сам собой, что ли?
- Не знаю, - пытался отдышаться дворецкий, - ещё утром ничего такого не было, а сейчас иду и вижу: стоит серая громадина и в ней, похоже, люди…
- Люди? – подскочил Дантилиан. За всю свою жизнь он не помнил случая, чтобы на территории Пандемона сам собой возник замок да ещё с людьми…
- Ага, - закивал дворецкий, - именно, именно.
- …! – выдал непарламентское выражение Дантилиан и приказал: - За мной! Нужно посмотреть, что за ЛЮДИ к нам пожаловали.
Подхватившись, правитель Пандемона выбежал из Зала, за ним кинулись все «Друзья Пандемона». Пробегая мимо загонов с двуногими ящерами, Дантилиан снова поразился тому, в какое запустение пришла экономика измерения, в котором он правил. Стало обидно.
- Сэр, - шепнул ему бегущий рядом Ксанфан, демон, отвечающий за огни Пандемона, - может, стоит нанести удар первыми?
- Бесперспективняк, - поморщился Дантилиан, - в нашем случае, то есть в связи с тем, что наша армия в полном упадке, оборона – лучший выход. От нападения требуется много сил, которых у нас нет.
- Боюсь, здесь вы правы, - сник Ксанфан.
- Угу, причём на сто процентов, - кивнул Дантилиан, добавляя скорости. Уж слишком ему хотелось посмотреть на тех, кто осмелился посягнуть на их территорию.

- Интересно, - сказала Влада, сидя на каменном полу возле стены, - нас уже куда-нибудь перенесло?
- Ну, - прислушалась Эра, - судя по звукам, которые доносятся снаружи, мы уже не только где-то оказались, но и удостоились внимания… Причём, - напрягла Эра слух ещё больше, - самого высшего общества… Это если судить, что кто-то к кому-то обращается «сэр» и «ваше нижайшество», - поспешно добавила она.
- Мамочки, - затряслась Влада, - что делать? Может, спрячемся?
- Зачем? – философски ответила Эра. – Всё равно нас найдут. Так что лучше просто сидеть и ждать.
Вдруг тяжёлая дубовая дверь, ведущая в замок Скульди, распахнулась и на пороге замаячили тени.
- Мне это не нравится, - пискнула Влада, прижавшись к Эре.
- Кто вы? – раздался громовой голос, усиленный акустикой пустых залов замка.
- Мы из Верхнего мира, - поднялась Эра с пола, - я Эра, а это Влада.
- Да уж видим, что не из нашего мира, - хмыкнул Дантилиан, разглядывая её. Несмотря на то, что Дантилиан был демоном и жил в магическом измерении Пандемон, он был человеком и ничто человеческое было ему не чуждо. Вы спросите: как так? Живёт в Пандемоне и не демон? Не бывает! А Дантилиан вам ответит: в Эфирии бывает всё. Ему сначала тоже трудно было осознать, что ему суждено провести жизнь среди других, не равных ему ни по мыслям ни по внешности, но потом он понял, что это необходимо, он должен продолжать династию царского рода в Пандемоне и от этого никуда не денешься. Его мать была простой женщиной, работавшей с рассвета до заката и копившей на новую шубу, а отец – самый настоящий демон, не понятно каким образом влюбившимся в смертную. Результатом этой связи и стали Дантилиан и его брат, дети, наделённые человеческой внешностью и способностями демонов. Их мать отказалась жить под землёй даже в качестве титулованной особы, и отец забрал мальчишек с собой, чтобы развить у них колдовские способности. Лишь изредка мальчики выходили на поверхность и проводили с матерью протокольные три часа, затем возвращались обратно в Пандемон. Верхний мир их не привлекал, не было в нём ни той таинственности, которая присуща подземелью, ни того разнообразия. Наверху всё было скучным, серым и унылым, и братьям всегда казалось, что огромные дома так и стремятся задушить их своим однообразием.
- Чего ты меня разглядываешь? – буркнула Эра, ощущая неловкость. Ну не привыкла она, чтобы на неё пялились как на манекен.
- Так сразу на «ты»? – усмехнулся парень. – А не боишься?
- Тебя, что ли? – прищурилась Эра. Своим поведением он ей напоминал Эвклаза, и чувство лёгкого дискомфорта налетело на неё, как змея на жабу.
- Ну да, - кивнул тот, - а если я прикажу тебя в подвал посадить за вторжение на частную территорию? Стоп, - приказал он своей страже, которая уже кинулась к Эре, - не трогайте её.
- Спасибо, - ухмыльнулась ему в ответ Эра. – А насчёт подвала… Не посадишь ведь, - лукаво улыбнулась она.
«А и правда, - понял вдруг Дантилиан, - не посажу».
Эра начинала нравиться ему всё больше и больше. Он не знал о ней ничего, кроме имени, но уже чувствовал, что никуда её больше не отпустит.
«А мне ведь в пересчёте на нормальные года всего восемнадцать лет, - подумал Дантилиан, - она ненамного младше меня».
- Чего молчишь? – насмешливо спросила Эра. – Язык проглотил?
- Нет, - хмыкнул Дантилиан и задал свой вопрос: - Так откуда вы?
- Станешь держать нас тут? – вскинула брови Эра. – А где твоё светское воспитание?
- Верно подметила, - ухмыльнулся он, - сами пойдёте или карету подать? – ехидно осведомился Дантилиан.
- Сами пойдём, - сделала ему одолжение Эра, подталкивая Владу.
Странная процессия потянулась к выходу. Впереди, словно крейсер «Варяг», выступала стража Дантилиана, в арьергарде плелись все остальные. Эра и Влада оказались в самой середине, будто преступники, которых под конвоем сопровождала в тюрьму охрана. Чтобы не терять даром времени, Эра энергично завертела головой по сторонам, осматривая места, куда их забросила судьба-индейка.
«Мило, - оценила она мысленно, - только чуть-чуть мрачновато. Хотя именно так и должно выглядеть Подземелье: багровый оттенок неба со стаями кружащихся воронов, редкие звёзды, сияющие даже днём, чахлая растительность и чёрно-коричнево-красно-жёлтые цвета окружающей среды. Просто не представляю себе, чтобы тут была зелёная травка со стадами ягнят».
Встречающиеся по пути жители Пандемона с интересом разглядывали двух жительниц Верхнего мира, которые в сопровождении самого Дантилиана шли в его дворец.
- Ого! – не сдержала Эра изумлённого крика, когда перед ними во всём великолепии поднялся дворец. Это была мрачная роскошь высоких башен с тонкими шпилями и тёмных окон с витиеватыми решётками. Сам дворец как будто висел в воздухе и словно был выпилен из цельной скалы, к его воротам вела узкая тропка, которая соединяла лестницу, ведущую во дворец, с самой землёй. Однако её возглас вызывали даже не величественные стены здания, а количество ступенек, ведущих к ним. Лестница словно была прорублена прямо в горе и шла почти вертикально.
«Хотя почему словно? – подумала Эра. – Ступеньки и в самом деле вырублены прямо в скале».
- Слушай, - не выдержала Эра любопытства, охватившего её, - ты во дворец пропускаешь, наверно, только тех, кто не сорвётся с этой лестницы. Что-то типа теста на выживание.
Дантилиан воззрился на неё. Ещё никто не выдавал такую точку зрения на место расположения и архитектуру его дворца. Эра оказалась первой. Да, он в ней не ошибся.
- Хех, - сказал он, - ты не права. Это она на первый взгляд кажется такой опасной, а на деле всё не так уж страшно.
Эра с сомнением посмотрела на него. Он что, издевается? Подняться по гладким, будто отполированным наждаком ступеням и не сорваться вниз? Она не поверит, пока сама не увидит.
- Ты прямо как Фома Неверующий, - хмыкнул Дантилиан, правильно истолковав её взгляд, - смотри и стыдись своего неверия.
С ума сойти! «Смотри и стыдись своего неверия»! Да он как будто из шестнадцатого века выпал!
- Действуй, - кивнула Эра, отступая на шаг.
Дантилиан покосился на неё и смело поставил ногу на первую ступеньку.
- А дальше? – поддела его Эра.
- Не прерывай меня, - огрызнулся Дантилиан, остро чувствовавший, что непредсказуемая лестница на сей раз припасла для него сюрприз.
Тряхнув головой, демон стал подниматься выше и вот на восьмой ступеньке (ох, не зря он её с детства не любил! Так и знал, что когда-нибудь она сделает ему подлянку!) лестница вдруг превратилась в пологий скат и Дантилиан лихо съехал вниз, плюхнувшись от неожиданности на пятую точку.
- Ну как? – насмешливо поинтересовалась Эра, когда растрёпанный Дантилиан поднялся с земли. – Ещё будешь со мной спорить?
- Марбас! – заорал Дантилиан одному из своих клевретов.
- Да, сэр, - ответил материализовавшийся перед разгневанным демоном Марбас. – Что прикажете?
- Сними свою чёртову охранную печать, - прошипел Дантилиан, сконфуженный своим падением.
- Слушаюсь, - поклонился Марбас и, свистнув, отозвал свою тайную печать с лестницы. Та, как верная собачка, преданно подлетела к хозяину и запрыгнула ему в карман.
- Имей ввиду, - раздражённо сверкал глазами Дантилиан, - ещё раз я увижу, что посмел меня ослушаться, я прикажу вырезать весь твой род с лица Пандемона!
- Что вы, - испугался Марбас, - такого больше не повторится!
- Я надеюсь, - буркнул Дантилиан и повернулся к девчонкам: - Поднимайтесь.
- Очень вежливо, - не утерпела Эра и тут прикусила язык: Дантилиан посмотрел на неё таким взглядом, что ей стало не по себе. А очутиться в подвале с крысами ей не хотелось.
- Сейчас лучше его вообще не трогать, - шепнула ей Влада, пока они поднимались, - его самолюбие сильно задето.
- Какие мы нежные, ути-пути, - съехидничала Эра, но тоже шёпотом. Однако по тому, как покраснела шея Дантилиана, она поняла, что он слышал всё до последнего слова. Во избежание заточения пришлось подружкам замолчать.
- О господи, - простонала Эра, - когда эта лестница закончится? Сил нет идти.
- Неча прохлаждаться, - буркнул Дан, сверля её глазами, - совсем чуть-чуть осталось.
- Не могу больше, - ныла Эра.
- И я, - вторила ей Влада.
Дан раздражённо хмыкнул. Нет никого хуже, чем уставшая особь женского пола, проще оставить их в покое, чем слышать бесконечное нытьё. Но если он сейчас позволит им расслабиться, они решат, будто им можно вертеть как угодно. Ну уж нет!
- Поднимайтесь! – рявкнул он. – В гробу отдохнёте!
- Спасибо, - огрызнулась Эра, - только, боюсь, ты там окажешься раньше, чем мы.
- Поживём, увидим, - спокойно отозвался Дан.
Ступенек оказалась ровно сто одна. На последней Эра почувствовала, что она выжата как лимон и морально, и физически. Да и Влада выглядела не лучшим образом.
- Утомились? – заботливо спросил Дантилиан, завершив подъём.
Эра даже не смогла достойно ответить. Ей казалось, что если она откроет рот, то свалится в обморок, а этого ей хотелось меньше всего. Зато Влада не собиралась сдаваться.
- По-твоему, мы…
Но закончить фразу ей не удалось. Пол внезапно заходил ходуном, с потолка посыпалась каменная крошка, и по замку пронёсся вздох, больше похожий на вздох великана, который сунул голову в окно дворца.
- Что это? – испугалась Эра. Усталости как не бывало, опасаясь за свою жизнь, она почувствовала готовность пробежать ещё с десяток километров.
- Не обращайте внимания, - махнул рукой Дан.
- Как это не обращайте внимания? – возмутилась Эра. – А мне вот, к примеру, интересно, что это было?
- Ты ведь не отстанешь? – безнадёжно спросил Дан.
- Нет, - упрямо отозвалась Эра.
- Ну хорошо, - кивнул он, - правда, вам это совсем и не нужно знать, но раз ты просишь… Во дворце, в одной из комнат, заточён одноглазый великан Фашум, который несёт наказание за бесчисленные нападения на наши земли. Мы пытались уладить дело миром, но он не понял. Пришлось прибегать к репрессивным методам.
- Великан! – ужаснулась Влада. – А если он вырвется?
- Не вырвется, - успокоил её Дан, - по одной простой причине.
- Какой? – в унисон спросили девицы.
- Его единственный глаз – это рубин, который крепится ко лбу. Без него он ничего не видит и, соответственно, ничего не сможет сделать.
- Почему? – тупо повторила Влада.
- Да потому, - обозлился Дантилиан, - что этот глаз мы у него отобрали, а великан заточён в неволю. Теперь ясно?
- Теперь да, - кивнула Влада. – Можно было сразу так и сказать.
Дан засопел. Его стала бесить назойливость этих девчонок.
«Как хорошо, что я живу здесь, а не на поверхности, - думал он, ведя их через бесчисленные комнаты, - иначе давно бы сошёл с ума!»
- Прошу, - сказал Дан, толкнув двери, ведущие в Сумеречный Зал, - располагайтесь.
Девчонки огляделись. Не то, чтобы они ожидали, что окажутся в комнате в рюшечках и оборочках, но такого они не предполагали точно. Всё огромное пространство занимал прямоугольный стол, стоящий на драконьих лапах, вместо окон тут висели канделябры, испускающие чад и удушливый аромат. Эре показалось, что так пахнет Тьма. С потолка свешивались сушёные змеиные головы с засохшими пятнами крови, а по углам по-хозяйски шастали пауки, деловито натягивая паутину. И вообще, вся комната напоминала давно забытую гробницу…
- Не нравится? – улыбнулся Дан, заметив, как вытянулись лица Эры и Влады.
- Ну что ты, - первой пришла в себя Эра, - тут очень… э-э-э… мило… Правда, обстановка слегка эксцентрична, конечно, - забормотала она, старательно скрывая нотки замешательства.
- Я абсолютно согласна, - поддакнула Влада.
- Да ладно вам разливаться соловьями, - ухмыльнулся Дантилиан, - я же прекрасно видел, в какой ужас вы пришли, переступив порог Зала. Знаете, - неожиданно признался он, смахивая пыль со стола, - мне и самому здесь не слишком уютно, но что поделать… Положение обязывает, - горестно вздохнул Дан.
Эре стало жаль этого ребёнка, которому в силу обстоятельств пришлось играть взрослую роль. Надо признать, справляется он неплохо, но было видно, что он с радостью бы перекинул заботы на другие плечи…
- Ладно, - сказал Дан, садясь за стол и призывая остальных последовать его примеру. Дружный скрип стульев повествовал о том, что призыв был понят правильно. – Я жду от вас подробного ответа на мои вопросы. Кто вы? Что вы здесь делаете?
- А размер ноги и объём талии тебе не сказать? – съязвила Эра, брезгливо усаживаясь на краешек пыльного стула.
- Если ты их помнишь, то можно, - хмыкнул Дантилиан.
Смерив его испепеляющим взглядом, Эра завела рассказ.
- Так вот ты какая, - медленно и изучающе произнёс чей-то голос из темноты лестничного пролёта…
Говорила Эра долго. От скуки Влада принялась чертить пальцем в пыли стола разные узоры, стремясь хоть как-то убить время. Вскоре «изобразительное искусство» ей приелось, Влада опёрлась локтями о стол, подпёрла голову руками и невидящим взглядом уставилась на стены. Дантилиан оказался превосходным слушателем. Не перебивал, не переспрашивал, а просто молча кивал головой, соединив кончики пальцев. От долгого рассказала в горле у Эры пересохло и ей смертельно захотелось пить, но никто и не думал предложить ей стакан воды. Вдруг её гладкое повествование нарушил какой-то звук, словно кто-то спешно поднимался по лестнице, несколько раз встречая головой ступеньки. Остановившись на полуслове, Эра повернулась к двери, Влада, очнувшись от транса последовала её примеру. Клевреты Дана почтительно замерли возле него по обе стороны, ожидая указаний, но демон молчал. Звуки нарастали и приближались.
«Интересно, - подумал Дан, - какую это новость мне с такой скоростью спешат сообщить?»
А в том, что это была именно новость, он и не сомневался. Проснувшееся чутьё демона подсказывало ему, что это так.
- Милорд! – закричал ворвавшийся в Сумеречный Зал Ксанфан. – Они наступают! Их слишком много!
- Кто? Что? – засуетились Эра и Влада, повскакивав со стульев.
- Спокойно, - приказал Дан и повернулся к Ксанфану: - Надеюсь, все необходимые распоряжения ты отдал?
- Да, - кивнул Ксанфан, подпрыгивая на месте, - я помчался к военачальнику сразу же, как только узнал! И теперь они…
- Довольно, - прервал его Дан, - иди и сообщи это дальше. Я скоро буду.
Поклонившись, Ксанфан выбежал из Зала. Дан хмуро посмотрел на захлопнувшуюся дверь.
- Немедленно всё объясни! – подскочила к нему Эра.
- А что тут объяснять? – устало посмотрел он на неё. – Это война.

Оценить произведение и написать рецензию может только зарегистрированный пользователь

Нажмите сюда, чтобы войти в систему.
После авторизации Вы будете автоматически возвращены на данную страницу.
Если Вы находите это произведение противоречащим правилам нашего сайта, пожалуйста, сообщите об этом администрации
Ваши данные останутся анонимными. Спасибо за сотрудничество!
Меню автора
Логин: 
Пароль: 
Запомнить пароль
Забыли пароль?
Регистрация
Авторы
Авторы online:
В данный момент на сайте нет никого из зарегистрированных авторов

Новые авторы:
· stgleb · istina · Isaew · DarjaDarja · AndreiVorsin · KnYaZ · Sonya19 · Entei · delifin · ghet
Статистика
Всего авторов:
Активных авторов:
Произведений:
Рецензий: