Навигация
Рубрикатор
Друзья


Фото-приколы, видео


Давайте дружить?
Связаться


Код нашей кнопки:
Рубрика:  публицистика

Не будите спящую собаку.Часть 5.

Автор: Demi
опубликовано: 26/01/2009 08:28
Статистика: Cр. балл: 0.00, голосов: 0, просмотров: 920, рецензий: 0

Добавить данное произведение в ИзбранноеДобавить в Избранное   Добавить автора в список ДрузейВ Список Друзей    Написать автору личное сообщениеНаписать автору   Версия для печатиВерсия для печати
ГЛАВА XI.
- Кто бы мог подумать, – заорал кто-то над ухом Эвклаза, - я тебя лечу, кормлю, пою, а ты вот чем мне отплатил!
С трудом разлепив глаза, Эвклаз увидел разъярённого Колина, нависшего над ним.
- Что случилось? – пробормотал он, плохо соображая. – Чем ты так недоволен?
- Он ещё спрашивает! – перешёл на дискант лесовик. – А чьи костыли валялись на клумбе? Кто смял все виды, редкие виды моих цветов, которые я выращивал пятнадцать лет? Кто, я тебя спрашиваю?!
- Костыли мои, - признал Эвклаз, - а вот редкие виды цветов нормальные люди, подчёркиваю, нормальные, люди выращивают в горшках, делают теплицы и трясутся за каждый их листик.
- А я, по-твоему, ненормальный человек? – налился краснотой Колин.
Эвклаз впервые видел лесовика в таком бешенстве.
- А ты псих, - отрезал он, - если так убиваешь из-за каких-то посадок!
- Это не просто посадки, - чуть не затопал ногами лесовик, как истеричная баба, - это редкие виды бериследа, а ты из загубил! Все!! До единого!!!
- Прости, - смутился Эвклаз, - я не хотел. В темноте не очень-то видно, куда и на что садишься.
- Ладно, - утихомирился Колин, - забудь. У меня ещё остались семена, да и корни, похоже, целы. Лучше расскажи, какого дьявола тебя понесло ночью на улицу?
- Кстати, - подскочил в одеяле Эвклаз, - именно это я и хотел тебе рассказать, чуть не забыл! Ночью прилетела мадам Суматоха, она узнала, кому принадлежит медальон со знаком королевства Зелёного острова.
- Кому же? – засучил ногами лесовик. – Кому принадлежит эта безделушка?
«Хороша безделушка, - подумал Эвклаз, - да продав её, ты сможешь наплевать на свою работу и поселиться где-нибудь на Гавайях в собственном доме», но вслух сказал другое:
- Этот медальон принадлежит дочери короля Зелёного острова принцессе Аэллопе. И вчера мы с мадам Суматохой видели, как в сторону границы Эфирии бежали волки, так называемые, призраки. Но то были белые волки и Аэллопа!
- Да откуда бы здесь взяться принцессе? – возопил Колин.
- Оттуда. Аэллопа два года назад попала в морскую бурю, корабль разбился о скалы, а её саму волной вынесло на берег, откуда её утащили в Лес белые волки.
- Принцесса, значит, - задумчиво протянул лесовик, - но зачем она портит наши растения?
- Сколько раз тебе объяснять, - заорал Эвклаз, доведённый до крайности тупостью лесовика, - она тут ни при чём! С твоим лесом творится что-то странное, но никто не может понять, что именно! Оставь принцессу и белых зверей в покое!
- Ну уж нет, - возмутился Колин, - мы поймаем их и заставим признаться во всём! В конце концов, если они не виноваты, то хотя бы могут предполагать, что за штуки тут происходят!
Эвклаз застонал. Эра была права, когда говорила, что если вмешивается судьба – медицина бессильна. Колину даже наращивание мозгов не поможет. Ему хоть кол на голове теши, он будет стоять на своём. Решив оставить пламенные речи на потом, Эвклаз по-птичьи наклонил голову и поинтересовался:
- И как вы их будете ловить?
- Пока не знаю, - озадачился лесовик, потирая подбородок, - но обязательно что-нибудь придумаю. А ты ничего больше не хочешь мне рассказать? – спросил вдруг Колин, вперившись взглядом в Эвклаза.
- От тебя ничего не утаишь, - ухмыльнулся тот, - хотел ещё сказать тебе, что… Впрочем, проще сразу показать.
С этими словами Эвклаз откинул одеяло и встал на ноги.
- Ну да, - кивнул Колин, - я так и думал.
- Почему? – спросил Эвклаз, немного обиженный тем, что его выздоровление не произвело фурора.
- Потому что, во-первых, костыли валялись во дворе, на клумбе, а как бы ты без них добрался до кровати? И во-вторых, на земле остались следы зеленоватой массы, какой сращивают кости, - хмыкнул лесовик. – Вот я и сложил всё вместе, а результат ты мне только что продемонстрировал.
- Молодец, показал, какой ты умный, - похвалил его Эвклаз, - а теперь иди давай, ты меня нервируешь.
Скрипнула дверь, Колин испарился.
«Надо же быть таким идиотом, - с досадой подумал Эвклаз, - чтобы забыть на клумбе костыли!»
Немного пошатавшись без дела по дому Колина, Эвклаз решил сделать себе тосты, сломал тостер и выбежал на улицу.
- Это уже перманентный кошмар, - сказал сам себе Эвклаз, - дом-улица-дом… С ума сойти. Ладно, если уж вышел, то надо бы сходить на то место, где мы вчера видели наших белых дружков.
Место, где пробегали белые звери и Аэллопа, напоминало высушенный гербарий в природной, так сказать, обстановке. Сухие деревья уныло топорщились сморщенными жёлтыми листьями, полусухая трава равнодушно стелилась под ногами.
- Блин, - чертыхнулся Эвклаз, - идиотство! Ну что может твориться с лесом, что он начал так чахнуть?!
Внезапно Эвклаз почувствовал, как сквозь подошвы кроссовок стало медленно просачиваться тепло, словно он стоял на нагревающемся камине.
«Я, конечно, уже давно понял, что нахожусь в Эфирии, стране магии и всего такого, - подумал он, внимательно вглядываясь в землю, - но никогда не слышал, чтобы даже в этих местах земля была с подогревом».
Любопытство на мягких лапах стало закрадываться в его душу. Не успел Эвклаз подумать о том, что хорошо было бы у кого-нибудь спросить о здешней почве, как земля дрогнула под ногами, и растения стали ещё более жалкого вида.
- Не понял, - протянул Эвклаз, - это что только что было?
Ответом ему послужило тихое шуршание падающих листьев.
«Так, - подумал парень, - к Колину я больше не вернусь, писать прощальную записку не испытываю никакого желания, значит, уйду по-английски, без объяснений. Тем более давно пора заняться этим лесом, понять, что происходит. Вот только откуда и с чего начать?»
- Хватит, - приказал он сам себе после раздумий, - перестань философствовать и сделай уже что-нибудь.
Вдруг по земле, освещённой солнцем, пробежала какая-то тень. Лёгкая, словно струйка дыма и витиеватая, как пружина… Эвклаз поднял голову вверх. Что ж, в сравнениях он не ошибся. Это действительно была тень от столба дыма, упирающаяся в небо. Правда, само происхождение дыма было непонятным. Если это завод, то где шум работающих станков? Сколько Эвклаз здесь находится, тут всегда стояла тишина, нарушаемая лишь пением птиц и стрекотанием кузнечиков. Из-за деревьев, плотной стеной скрывающих от него весь обзор, он не мог рассмотреть, что находится там, за ними.
«А если это вулкан? – подумал Эвклаз, поражённый догадкой. – Вулкан, который и нагревает почву, забирая у растений всю воду? Такое может быть?»
- А почему нет? – мирно осведомился кто-то.
Эвклаз обернулся. Шагах в пяти от него маячила пресловутая мадам Суматоха.
- Вы меня преследуете! – возмутился парень.
- Милый, - усмехнулась мадам Суматоха, - я тебя не преследую, а слежу за тобой.
- Это одно и то же! – набычился Эвклаз. Чего она ходит за ним по пятам, как за маленьким?!
- Вовсе нет, мил человек, - спокойно заметила мадам Суматоха, - преследовать значит скрывать своё местонахождение рядом с объектом, а слово следить я употребила не в том смысле, в котором ты привык понимать его, а в значении направлять на правильный путь, смотреть, чтобы человек не совершил ошибку.
- Вам бы в проповедники идти, - съязвил Эвклаз, - не пробовали? Стояли бы сейчас с молитвенником в руках, надевали рубище и посыпали голову пеплом. Красота!
- Ты путаешь понятия монах-аскет и проповедник, - едва не расхохоталась мадам Суматоха. – Проповедник никогда не наденет рубище, если только с пьяных глаз. Но это вряд ли, сам знаешь, церковные служители не пьют ничего крепче кефира.
Надувшись, Эвклаз не удостоил мадам Суматоху ответом.
- Отлично, - кивнула она, весело блестя глазами. Было видно, что разговор доставил ей немало удовольствия. – Так что ты думал, когда я подоспела сюда?
- Не скажу, - буркнул Эвклаз. Раз такая умная, пусть сама догадывается!
- Не надо, - легко согласилась мадам Суматоха, - честно говоря, твои рассуждения меня мало волнуют, свои некуда девать! Всё равно ты ничего стоящего придумать не в состоянии, - ехидно закончила она.
- Я? – покраснел Эвклаз от злости. – Это я-то не могу придумать ничего стоящего?! Нет уж, теперь слушайте!
Мадам Суматоха подавила довольную улыбку. Всё-таки странные существа мужчины, стоит намекнуть им на их малейшую несостоятельность, как они тут же начинают доказывать обратное. Вернув на морду серьёзное выражение, мадам Суматоха обратилась в слух и стала обладательницей информации о невесть откуда взявшемся дыме.
- Стало быть, - уточнила мадам Суматоха, - сначала дрогнула земля, а затем ты заметил, что из-за деревьев поднимается столб дыма?
- Ну да, - подтвердил Эвклаз.
- Вполне похоже на пробудившийся вулкан, - кивнула мадам Суматоха, - есть только одна загвоздка: никаких вулканов в Эфирии нет.
- То есть как? – не врубился Эвклаз. – А откуда тогда дым?
- А чёрт его знает, - пожала плечами мадам Суматоха, - я не в курсе.
- Интересно девки пляшут! Я, значит, из-за вас сломал ногу, пообещал лесовикам выяснить причину гибели леса, а вы не хотите мне помочь! – взвился Эвклаз.
- Минутку, - прищурилась мадам Суматоха, - обещание ты дал без меня, а вот с ногой, да, каюсь, не доглядела. Но сейчас-то всё в порядке!
- С вами невозможно разговаривать! – обозлился Эвклаз и раздражённо замолчал.
Что бы ни говорила эта ведьма, а вулкан всё равно есть! И он найдёт его!
- Не думаю, - безмятежно отозвалась мадам Суматоха.
- Хватит уже лезть ко мне со своим дурацким чтением ауры! – заорал Эвклаз. – Вы мне надоели!
- Ты мне тоже, - отбрила мадам Суматоха, - но нам придётся терпеть друг друга, поскольку без меня ты в Эфирии погибнешь, а мы без тебя и Эры не сможем остановить Уробороса. Так что давай без истерик. И вообще, у меня есть предложение по поводу вулкана.
- Ну? – нехотя отозвался Эвклаз.
- Баранки гну. Я в Эфирии поселилась сравнительно недавно, в связи с чем не могу знать здешнее строение почв. Кто знает, может, это и правда вулкан, спящий уже несколько тысячелетий подряд. К чему он проснулся, ума не приложу, Но мы можем это узнать.
- К Колину я не пойду, - быстро сказал Эвклаз.
- Хочешь уйти по-английски? – понимающе хмыкнула мадам Суматоха. – Твоё дело. Нет, к Колину мы не пойдём, да и не нужен он нам. Надо навестить крошку Ла-Вея.
- Кого?
- Крошку Ла-Вея.
- Это кто?
- Конь в пальто.
- Я серьёзно, - обозлился Эвклаз.
- Так и я не шучу, - ответила мадам Суматоха без всякой насмешки в голосе.
Эвклаз недоверчиво посмотрел на неё. В его мире выражение «конь в пальто» наделено сарказмом и не говорит о внешности, а здесь… Похоже, ему придётся пересмотреть свои взгляды на некоторые слова.
- Ни разу не встречал живого коня в пальто, - признался Эвклаз.
- Ага, остаётся спросить у тебя, сколько раз ты сталкивался с мёртвыми копытными в куске кашемира, - хмыкнула мадам Суматоха и хлопнула в ладоши: - Хорош трепаться, нам надо идти.
- Далеко идти-то? – безнадёжно поинтересовался Эвклаз.
- Не совсем, - прозвучал ответ, - к Маковому полю.
- Ясно, - сказал Эвклаз, не понявший на самом деле ничего.
Маковое поле! Хорошее объяснение! Сколько туда добираться в днях? Фиг его знает. В который раз ему придётся подчиниться обстоятельствам.
- Идём, - позвала мадам Суматоха, - неча стоять, от этого мы больше не узнаем.
«Опять в путь-дорогу, - пригорюнился Эвклаз, - кочую, как цыган, с места на место, а в результате всякая ерунда получается…» Но альтернативы нет.
Солнце нещадно припекало ему макушку, а листья и ветки деревьев так и норовили залезть ему в нос или глаза.
- Далеко ещё? – взмолился Эвклаз, щёлкнув пальцем по очередной ветке, подбирающейся к его уху.
- Маковое поле находится в пятидесяти километрах на восток отсюда, - спокойно пояснила мадам Суматоха.
- Пятьдесят километров?! – ужаснулся Эвклаз. – Вы издеваетесь?!
- Ничуть, - ухмыльнулась мадам Суматоха, - пользуйся случаем, это тебе вместо тренажёра: и мышцы ног подтянешь, и лишний вес сбросишь, и денег платить не надо!
- Передо мной не стоит стратегическая задача потери веса, - обозлился Эвклаз, - и плевать я хотел на фигуру!
- Хозяин – барин, - вздохнула мадам Суматоха.
К Маковому полю они добрались лишь к началу ночи.
- Вот и наше место назначения, - объявила мадам Суматоха.
- Как, уже? – изумился Эвклаз. Он-то думал, что идти придётся дня два!
- Ну да, - пожала плечами мадам Суматоха, - впрочем, если хочешь, можешь идти дальше, хотя я тебе не советую.
- Почему? – лениво спросил Эвклаз. Аромат, доносившийся с Макового поля, нагонял на него сон, и вопрос он задал исключительно из спортивного интереса.
- Весёлое дерево, - коротко бросила мадам Суматоха, извлекая из воздуха палатку.
- Что? – не понял Эвклаз.
- Волшебное растение, один вид которого вызывает приступ безудержного смеха, - пояснила мадам Суматоха.
- И что? Не вижу никакой опасности.
- Дурачок, - с жалостью посмотрела на него мадам Суматоха, - смех заканчивается только со смертью жертвы. Теперь дошло?
- Теперь дошло, - эхом откликнулся Эвклаз и покосился на Маковое поле.

* * * *
Инферно. Восточная граница Ада.
- Абраксас! – вынырнула из облаков Метла. – Абраксас!
- Ну? – недовольно отозвался он, опуская бинокль.
Прошло несколько часов с тех пор, как ему объявили войну, и за эти часы решилось очень многое. Во-первых, разведка, состоящая из Хугина и Мунина, доложила, что состояние армии Пандемона ещё хуже, чем у них («Нашли время объявлять войну», - хмыкнул Абраксас), во-вторых, по данным Метлы, границы магического измерения не охранялись, ну не считать же охраной двух табаттских тигров? И в-третьих, Абраксас принял решение напасть первым, застать их врасплох, осадить город и измором заставить их сдаться, а Дантилиана обязать платить дань в размере тысячи шен в месяц. Приняв решение о нападении, демон отправился в загоны, где томились гиппалектионы и распорядился об их мгновенной подготовке к боевым действиям. Затем последовал приказ о прилипалах, их нужно было за два часа обучить мастерству отнятия магии. Хорошо, что прилипалы чрезвычайно умные существа, всю науку схватывают на лету. Собрав армию, Абраксас под надёжным крылом ночи подступил к восточной границе Пандемона и нанёс первый удар, сбросив с помощью Метлы на окружающую дворец Дантилиана деревню кристалл размером с кулак взрослого мужчины, внутри которого непрерывно вспыхивают цветные огоньки. Это был не совсем обычный кристалл, когда-то он хранился у королевы Джанесты, а затем попал к Абраксасу и служил ему по своему назначению: оптическим оружием. Если артефакт активизировать заклинанием и подбросить в воздух над вражеской армией или границей, он взрывается и вызывает чудовищную вспышку, мгновенно выжигающую глаза у противника. Ослепив таким образом часть жителей Пандемона, Абраксас, оставив на вражеской территории свою армию, переместился назад, в свой замок и наблюдал за действиями с помощью бинокля. По его расчетам, Дантилиан, оценив размер ущерба и свои собственные силы, должен с поклоном отправиться к нему и взмолиться о пощаде. Но похоже, что он ошибся в своих предположениях, Пандемон готовился к ответному удару.
- Абраксас! – повторила Метла, шлёпнувшись к его ногам. – Тебе лучше вернуться к армии, Пандемон не собирается сдаваться!
- Точно известно? – сдвинул брови демон.
- Абсолютно! Ксанфан, едва мы успели подойти к их землям, поднял тревогу и теперь их армия тоже готова выступить! Ох, беда, беда! – запричитала Метла, заламывая руки. – И зачем вы всё это начали?
- Замолчи, - рявкнул Абраксас, - чего голосишь, как бабка-кликуха? Война всё равно рано или поздно началась бы, так что это уже судьба. Не собираются сдаваться, говоришь? Что ж, - ухмыльнулся он, - тогда напустим на них диких фантазмов.
- Диких фантазмов?
- Ага, - довольно кивнул Абраксас. – А что? Ты против?
- Ни в коем случае, - отозвалась Метла, потирая ручки-веточки, - хехехе… Так им и надо.
- Спустись в хранилище, - распорядился Абраксас, - и покопайся в ящиках, в одном из них должны стоять кувшины с фантазмами.
- В хранилище миллионы ящиков! – воскликнула Метла. – Я там за всю жизнь ничего не найду!
- На таких ящиках будет надпись: «Осторожно! Не открывайте, иначе сгините в пучине своего собственного воображения!» Иди и найди их.
Метла кивнула и улетела. Абраксас вернулся к биноклю.
- Фантазмы, это, конечно, хорошо, - бормотал он, - но неплохо было бы… Ого, - оборвал он сам себя на полуслове, - сам Дантилиан! Интересно, что ему надо? Или решил вспомнить молодость?
Глаза не обманывали демона Ада, вместе со своей армией к границе приближался правитель Пандемона. Абраксас почувствовал лёгкую тревогу. Ехидничать можно сколько угодно, но вот если Дантилиан будет воевать, хорошим это не кончится… Он сравним с Жуковым, там, где он, там всегда победа.
- Дело принимает занимательный оборот, - сказал себе демон, - похоже, что стоит последовать совету Метлы и вернуться на границу.
И исчез, оставив после себя лёгкий жужжащий звук.
«Будь проклят этот Абраксас, - злобно думал Дан, покачиваясь в седле лошодраки, животного с передней частью от лошади, а задней – от дракона, - если он думает, что может взять нас неожиданным нападением, он глубоко ошибается!»
- Стой, - вырос перед ним один из сефоритов, служащих Абраксаса. – Кто ты и куда идёшь?
- Позови немедленно Абраксаса! – гаркнул Дантилиан, не слезая с лошодраки. В Пандемоне это считалось наигрубейшим жестом, однако, сефорит, сам ещё недавно вылезший из пелёнок, не мог этого знать.
Испуганно ойкнув, сефорит растворился.
«Пошёл докладывать главному, поганец», - подумал Дан, оглядываясь.
Надо признать, общество не из приятных. Слева храпят и бьют копытами гиппалектионы, справа жадно смотрят на него прилипалы, перешёптываясь друг с другом, а сзади – его собственная армия из гончих Верма и ксанфийских рогаликов. В спину несутся нетерпеливое ворчание гончих, а кожей ощущается ядовитое испарение рогаликов. Не самый лучшие бойцы, но лучше с такой армией, чем явиться к Абраксасу в гордом одиночестве.
- Так, так, так, - насмешливо сказал Абраксас, появляясь перед Данном, - значит, рогалики и гончие, да?
- Тебя что-то не устраивает? – холодно поинтересовался Дан. – Зачем ты напал на нас?
Абраксас хмыкнул. Вопросы показались ему забавными, но ещё забавнее оказалсь сама армия Дана. Ксанфийские рогалики да гончие Верма… Первых можно убрать с помощью наложенного на себя креста, а со вторыми может справиться даже младенец: стоит только плюнуть гончей под ноги, как она превратится в груду костей. Правда, крест надо накладывать, стоя против солнца, а плевать – покружившись вокруг собственной оси четыре раза.
- Хороший вопрос, - хихикнул демон Ада, - позволь тебе напомнить, что объявлял войну ты, а не я, я всего лишь помог развитию событий. Что-то слабовата твоя армия, - оглядел он вражеские ряды.
- Да, я объявил тебе войну, - голос Дантилиана дрожал от злости и возмущения, - но я не ожидал, что ты окажешься таким подонком и нападёшь на нас без предупреждения.
- Сынок, - ласково обратился к нему Абраксас, - я Абраксас, и этим всё сказано. Смекаешь?
Дантилиан не ответил. Он молча буравил взглядом противника, соображая, как лучше поступить.
- Впрочем, - вдруг сказал Абраксас, - я готов заключить с тобой мирный договор.
- Каковы условия? – напрягся Дан.
- Тысяча шен в месяц, - без тени смущения отозвался Абраксас.
- Что ты несёшь! – вскричал Дантилиан, подпрыгнув в седле от возмущения. – Твои условия оскорбительны для Пандемона, я отказываюсь от союза с тобой. Война так война!
Абраксас неопределённо передёрнул плечами. Ему, собственно, однофигственно, война или мир.
- Желание клиента – закон, - улыбнулся он Дантилиану.
- Наглец! – рявкнул тот и, пришпорив лошодраку, поскакал во дворец, где с нетерпением ждали новостей Эра и Влада.
- Я так понимаю, - крикнул ему вслед Абраксас, - свою армию ты бросаешь?
- Нет, - притормозил Дан, - не бросаю. Я уверен в их силах, несколько дней они чудесно продержатся без меня.
- Почему ты так в этом уверен? – насторожился Абраксас. – А не боишься застать здесь через пару часов останки своих зверей?
- Ни капли, - оскалился в улыбке Дан, показав все тридцать два зуба.
- Но почему? – настаивал Абраксас. Уверенность Дана вслеляла в него смутное беспокойство.
- Много будешь знать, плохо станешь спать и скоро состаришься, - хмыкнул Дан.
На самом деле никакого секрета он не скрывал, да и не был намерен оставлять армию на несколько дней. Но лишняя самоуверенность не помешает, пусть Абраксас думает, что он владеет неким мощным оружием, ишь, как задёргался сразу!
- Так что, - продолжал сиять улыбкой Дантилиан, - снова нанесёшь удар нам в спину? Слабо выступить лицом к лицу?
Это уже было оскорбление.
- Я буду ждать, - рявкнул Абраксас. – Надеюсь, ты не сбежишь от страха.
- Жди меня, и я вернусь, - засмеялся Лан.
- Пошёл вон, - бросил Абраксас.
- Слушаю и повинуюсь, - насмешливо отсалютовал ему Дан и растворился в клубах пыли, летящей из-под копыт его лошодраки.
- Господин, - тронул его за рукав сопровождающий его сефорит, - что прикажете?
- Ты что, оглох? – обозлился Абраксас. – По-моему, сейчас очень чётко и ясно было сказано ЖДАТЬ! Так что никаких боевых действий, ясно? Передай это дальше.
Кивнув, сефорит поспешил выполнять приказ.
«Вот ведь мерзавец, - устало подумал Абраксас, - специально выпросил несколько дней, чтобы успеть хорошенько подготовиться. Ну ничего, это ему не поможет».
Какое-то движение в его собственных войсках привлекло его внимание. Гиппалектионы стали подниматься в воздух, а прилипалы двинулись обратно в Ад.
- Что такое? – завопил Абраксас. – Куда все уходят? А ну стой! – поймал он за руку одного сефорита. – Почему армия покидает границу?
- Ну, как же, - пропищал сефорит, косясь на его ноги-змеи, - вы ведь отдали приказ отступать!
- Не было такого! – заорал Абраксас. – Я дал приказ, чтобы никаких военных действий не было! Приказываю всем вернуться на свои места! – гаркнул он так, что один из гиппалектионов камнем ухнул вниз.
- Но, - вякнул сефорит.
- Не нокай, - оборвал его Абраксас, - а иди и сделай так, чтобы я не нервничал. Иначе последствия могут стать непредсказуемыми.
- Для кого? – пискнул сефорит, первый раз видевший начальство в таком гневе.
- Для тебя, - уронил Абраксас.
Присев от ужаса, сефорит убежал.
«Ладно, - мрачно подумал Абраксас, - армия на границе, а мне пора в замок. Всё равно Дантилиан не начнёт действовать без нашего общего согласия, он не такой, как я».
И это, надо сказать, очень сильно облегчало задачу не только ему, но и всем остальным.

- Господи, - бегала по замку Эра, - господи! Ну, что там происходит?! Куда все подевались???
Прошло довольно много времени с тех пор, как Ксанфан сообщил о наступлении неизвестной армии на земли Пандемона. Как Эра ни старалась, ей не удалось вытряхнуть из Дана ни капли информации, и это сводило её с ума. Ровно через несколько секунд за Ксанфаном ушёл и Дан, приказав девчонкам сидеть во дворце и не высовываться на улицу. Эра кивнула, мило улыбнулась ему, а про себя решил тут же последовать за ним. Однако Дан, хорошо знавший нрав жительниц Верхнего мира, велел страже не выпускать их из дворца.
- Это произвол! – возмущалась Эра, в очередной раз потерпев неудачу.
- Ничего не знаем, - бубнила охрана, оттесняя девушек от двери, - хозяин так приказал.
«Хозяин! – кипела Эра. – Тоже мне, блин, великий и ужасный Дантилиан!»
Пришлось им с Владой остаться в одной из комнат дворца, Сумеречный Зал вызывал у них нервную икоту своим убранством.
- Перестань мозолить мне глаза, - нервно сказала Влада, которой тоже было не по себе. – Про войны интересно читать в книжках, но быть их участницей… Увольте.
- Не могу успокоиться, - ещё больше забегала Эра, - я паникую! А это уже страшно!
- От твоей паники легче никому не станет, - огрызнулась Влада, теребя край джинсовой рубашки.
- Ничего ты не понимаешь, - отозвалась Эра, вперившись взглядом в окно. – Там же Дан, блин… Как же так…
Влада с интересом посмотрела на подругу. Надо же, сначала Эвклаз, теперь вот этот темноволосый красавчик… Любопытно, что из этого выйдет? Влада и сама украдкой поглядывала на их нового знакомого, но даже невооружённым глазом было видно, что он запал на Эру, а соперничать с подругой Влада не хотела. Если он не заметил её сразу, значит, так тому и быть.
- Что, Данчик понравился? – поинтересовалась Влада, ухмыльнувшись.
- Ну, - покраснела Эра, - понравился это слишком громко сказано… Но что-то в нём определённо есть.
- А он тоже на тебя посматривает, - безмятежно сообщила Влада, наблюдая за реакцией Эры.
Она не замедлила покраснеть ещё сильнее. Просто ходячий огнетушитель, а не девушка.
- Правда?
- Правдивее не бывает.
Эра смущённо засопела. Ей как-то не приходило в голову, что Дан тоже может ею заинтересоваться. Нет, она прекрасно видела, что он ей явно симпатизирует с самой первой их встречи, но чтобы так, сразу…
- А как же Эвклаз? – подколола подругу Влада. – Вдруг его сейчас где-нибудь пытают, скажем, держат его в котле раскалённого масла… Он тебя больше не волнует?
- Волнует, конечно, - опустила голову Эра, - но с пытками ты перегнула, если бы это было на самом деле, мадам Суматоха доложила бы Абраксасу.
- И что? Мы-то об этом не узнаем.
- Отвяжись! – огрызнулась Эра. – Ну не знаю я! Просто чувствую, что у него всё в полном порядке.
Но Влада и не собиралась отступать. Она всегда интересовалась тем, что происходит в душе у других людей.
- А Дан? Относительно него что ты чувствуешь?
- Влада! – с отчаянием воскликнула Эра. – Блин, нашла место, где о чувствах разговаривать!
- И всё же?
- Ты же не отстанешь, да? – безнадёжно спросила Эра.
- Ни в коем случае, - заверила её Влада. – Я жду ответа.
- Честно говоря, я сама не знаю… Когда думаю об Эвклазе, у меня начинают дрожать коленки, если мысли о Дане, голова говорит мне: «Будь осторожней!», - вздохнула Эра.
- Родная моя, - усмехнулась Влада, - не надо обращать внимание на коленки и голову. Прислушайся к своему сердцу!
- Я уже и не знаю, кого слушать, - буркнула Эра.
Романтика это, конечно, хорошо, просто замечательно, но что же всё-таки происходит там, снаружи? Боже, какое это мучение, сидеть и ничего не делать!
- Я с тобой согласна, - отозвалась Влада.
- С чем? – непонимающе посмотрела на неё Эра.
- Ну, ты только что сказала: «Боже, какое это мучение, сидеть и ничего не делать!» Так вот, я с тобой согласна. Хуже этого только китайские пытки с участием иголок, - пояснила Влада.
Эра поёжилась. Разговоры вслух – первый признак шизофрении. Если так пойдёт и дальше, то… то… Так и не найдя подходящего действия, Эра горестно вздохнула и опустилась на один их пыльных стульев. Пыль на нём была такого слоя, что Эра даже не почувствовала жёсткости сиденья.
- Эра! – возмутилась Влада.
- Ну что? – рявкнула она. Никакого покоя в этой жизни, постоянно кто-нибудь лезет с вопросами и нравоучениями!
- Ничего! С какой стати ты сгорбилась? А позвоночник? Тебя что, не учили сидеть с прямой спиной?
С этими словами на спину Эры обрушился удар. Он получился ощутимым. Спина моментально выпрямилась, а из глаз посыпались искры. Эра хотела было заорать на подругу, но передумала. А и правда, что она, старуха какая, чтобы держать спину колесом? Да и мать ей постоянно твердит о правильной осанке… Осанка… Мама… Вспомнив ненавистный стакан молока, Эра истерически рассмеялась.
- Вот те на! – изумилась Влада, глядя на всхлипывающую от смеха подругу. – Только что сидела совершенно спокойная и, пожалуйста, истерика!
Тем временем хохот Эры становился всё громче. Не выдержав такой картины, Влада подскочила к ней и, размахнувшись, дала Эре пощёчину. Хохот прекратился.
- А по морде за что? – залилась слезами Эра.
- Чтобы ты успокоилась! – гаркнула Влада, которая и сама любила порыдать. – Хватит!
- Ага, хорошо, уже, - бормотала Эра, утирая слёзы и сопли рукавом водолазки.
- С чего ты впала в истерику? – напустилась на неё Влада.
- Маму вспомнила, - шмыгнула носом Эра.
У Влады отвисла челюсть. Маму она вспомнила! Офигеть не встать! Не успела она прокомментировать поведение Эры, да и всю ситуацию в целом, как дверь распахнулась и в комнату вошёл бледный Дантилиан.
- Дан! – бросилась к нему Эра, забыв про слёзы и остановилась ан полпути, налетев на стену смущения. Никогда ещё она не вешалась на шею парню, и этот порыв казался ей смешным и нелепым.
Дантилиан отвёл в сторону глаза. В глубине души он хотел, чтобы она кинулась ему на шею, даже был готов предоставить ей в качестве носового платка свою стодолларовую рубашку, но он не ожидал, что в реальности это будет выглядеть так… глупо. Влада деликатно кашлянула, напоминая, что они не одни.
- Ну, как вы тут? – промямлил Дан, старательно не смотря на смущённую Эру. Зачем вгонять её в краску ещё больше?
- Замечательно, - ехидно откликнулась Влада, - просто как на курорте, ушёл и оставил нас здесь без возможности передвижения! – зашипела она от злости. – Бросил девушек одних, даже…
- Стоп, стоп, - поднял руки вверх Дантилиан, как будто защищаясь, - столько обвинений! Признаю, я запретил страже выпускать вас из вдорца, но это было сделано исключительно ради того, чтобы вы не пострадали!
Эра, оправившись от смущения, хмыкнула. Что-то в этой истории уже второй человек желает уберечь их от опасности, а в результате с точностью до наоборот. Она не удивится, если военными пленницами окажутся они с Владой!..
- Только не говори, что это было ехидное хмыканье с твоей стороны, - хмуро посмотрел Дан на Эру.
- Ладно, - согласилась она, - не скажу.
- Будет вам, - вмешалась Влада, - потом подерётесь. Лучше расскажи нам, что произошло? Кто на вас напал?
- Даже говорить об этом не хочу, - устало опустился на стул Дан и провёл ладонью по лицу.
- Придётся, - твёрдо заявила Влада, - раз уж мы здесь, мы имеем право всё знать.
- А вот и нет, - неожиданно сообщил Дан.
- Да.
- Нет.
- Да.
- Говорю же, нет, - фыркнула Дан, - право знать всё имеют только мудрецы да Мойры, в чьих руках нити жизни.
- Но как же… - растерялась Влада.
- Вот если бы сказала: мы имеем право знать, что случилось, я бы не стал спорить, - не слушая Владу, мирно закончил Дан.
Влада ощутила, как в душе поднялось нечто тёмное, с острыми зубами и когтями. И это нечто было готово разорвать Дана в клочья за его занудство. Однако сейчас не та ситуация, чтобы показывать свой характер.
- Считай, что я так и сказала, - нетерпеливо сказала Влада, едва не подпрыгивая, - так что там?
Дантилиан внимательно посмотрел на неё, походя отметил, что она намного симпатичнее Эры, и начал рассказ.
- Потрясающе, - изрекла Эра, выслушав повествование.
Влада промолчала. Она, конечно, не считала, что Абраксас в душе белый и пушистый, но нападать вот так, исподтишка, без предупреждения… Это слишком низко даже для демона.
- А ты что хотела? – вздохнул Дан. – Это же Ад, от них и не приходится ждать другого.
- А Пандемон, можно подумать, состоит сплошь из ангелов и райских птичек, - съязвила Эра.
- Нет, - спокойно отозвался Дан, - я этого не говорил. Но мы ни разу за всю историю существования Пандемона не наносили ударов без предупреждения.
- Ты летописи смотрел? – поинтересовалась Эра, прищурив глаза.
- Не довелось. А что?
- А то, - безмятежно сказала Эра, - ты как-нибудь загляни в них, авось найдёшь пару свитков о том, как повевали твои предки.
- Ну хорошо, - покраснел Дантилиан, - я немного не так выразился, не за всю историю существования Пандемона, а за период моего правления.
- Вот это другой разговор, - кивнула Эра.
Дантилиан хмыкнул. А эта девица спуску не даёт!
С потолка посыпались камни, в воздух взметнулась многовековая пыль. Великан Фашум снова вздохнул.
- Послушай, - сказала Эра, когда у её ног шмякнулся острый обломок камня, похожий на сталактит, - может, ты выпустишь его, а? А то на восстановление здания денег потом не напасёшься.
- Ага, - отозвался Дан, - выпустить-то я его выпущу, а как потом с ним управиться? Получится как с Пауком-алмазом.
- Какой такой Паук-алмаз? – влезла Влада.
- Да был тут один умник, - скривился Дантилиан, - из магов-вуду. Создал Паука-алмаза, чтоб побеждать всех и занять власть в Пандемоне, а потом сам не смог с ним управиться. Прибежал ко мне, в ноги упал и взмолился:
- Ваше наимерзейшество, каюсь, хотел отодвинуть вас от государственных дел, но теперь прошу: помогите!
Дан, наслышанный о том, что Паук завалил одну из деревень алмазами, сдвинул брови.
- Насколько я понимаю, твоей целью было заточить меня в каменный мешок, а затем сбросить вниз со скалы Уррух. И это ты называешь отстранением от государственных дел?
Маг затрясся всем телом, словно попал под ледяной дождь.
- Никогда! – закричал он. – Я всего лишь хотел править в Пандемоне, но теперь вижу, это не для меня! Простите, простите, простите! – стал колотиться маг лбом о пол.
- А ну прекрати, - разозлился Дантилиан, - поломаешь мне кафель, потом новый покупать придётся.
Маг послушно перестал истязать свой череп и замер перед Данном наподобие верной болонки.
Дантилиан подавил вздох. Он не был демоном по своей сущности, то есть наказывать за несодеянное он не любил, да и не делал этого, как другие демоны. Всё-таки он человек, как снаружи, так и внутри. А людям свойственно прощать.
- Хорошо, - ответил он, - я помогу тебе справиться с Пауком, но ты должен раз и навсегда пообещать мне одно.
- Всё, что вы пожелаете! – завопил обрадованный маг.
- Никогда так не говори, - заметил Дан, - это может плохо кончиться.
- Почему?
- Потому что мало ли что от тебя могут потребовать.
- Но вы ведь не пожелаете ничего плохого, - затряс хвостом маг.
- Я – нет, - с серьёзной миной сказал Дан, - а вот другие могут. Итак, я желаю, чтобы с этой минуты ты отказался от магии вуду и посвятил оставшуюся жизнь изучению трав. Нам как раз не хватает новых открытий в этой области, а новичкам, как известно, везёт.
- Изучение трав?! – задрожал маг. Это хуже, чем высылка из Пандемона в Верхний мир! Ни один уважающий себя маг вуду ещё не заканчивал свой путь в магии так бесславно.
- Именно, - усмехнулся Дан, - ты против?
- Нет, конечно, нет, - промямлил маг.
- И ещё. Через неделю ты откажешься от вуду прилюдно, в присутствии всех жителей Пандемона.
Если бы у демонов были обычные сердца, то у мага непременно случился бы инфаркт миокарда. Отказаться прилюдно от вуду, что может быть хуже?! Но сердце, сделанное из сплава ртути и железа, устояло. Не зря продавец магазина «Сердечник» нахваливал свой товар, как свежую говядину.
- Эти сердца устоят даже при водопаде эмоций, а лёгкие уколы обидных слов вы даже не почувствуете!
И он оказался прав. Магу за считанные минуты удалось прийти в себя от шокирующего известия и бесстрастным голосом заявить:
- Великолепно.
Дантилиан наклонил голову.
- Твой ответ следует расценивать как согласие?
- Да, - кивнул тот и поспешил исчезнуть.
Дантилиан не стал задерживать беглеца. Он знал, куда следует ткнуть, чтобы морально сломать этого выскочку, считающего возможным занять его место. Изучение трав – этого маги-вуду боятся, как чёрт ладана. И если он не похож на демона, то это ещё не значит, что он будет прощать абсолютно всё! На кое-какие поступки просто невозможно закрыть глаза.
- Это всё, конечно, поучительно, - прервала его Влада, - но пора бы вернуться в настоящее. Что делать-то?
- Лично вам ничего, - ответил Дан. Слишком активная девица начинала его напрягать. – Действовать буду я, а не вы.
- Но хоть что-нибудь мы можем сделать? – взмолилась Эра. Она не переносит безделья!
- Можете, - кивнул Дан, - возьмите тряпки, веники и швабры и вымойте хотя бы несколько комнат.
Девчонки онемели от возмущения. Он ещё и издевается!
- Да, кстати, - притормозил Дан на пороге, - если я правильно понял, этот Абраксас за вами приглядывает, вы ему нужны для дела, так что не обессудьте, если он пронюхает, что вы здесь, придётся сделать вас заложницами.
Скрип петлей возвестил, что демон покинул помещение.
- И после этого ты будешь утверждать, что он тебе нравится?! – заорала Влада, обретя дар речи.
С потолка упал ещё один обломок.
- У него нет другого выхода, - попыталась оправдать Дана Эра.
- Есть, - отрезала Влада, - достаточно просто хорошо сражаться. Ты просто не хочешь признать, что он сволочь!
- Он сволочь, - согласилась Эра, - но поставь себя на его место.
- Мне и на моём месте хорошо, - выставила колючки Влада, - а ты дура, раз пытаешься отрицать очевидное!
Но Эра вдруг крайне заинтересовалась упавшим обломком и ничего не ответила. В душе снова ожила двойственность чувств, и это ей порядком надоело. Но, надо признать, не таких слов она ждала от Дана…
- Мысли есть? – хмуро поинтересовалась Влада.
- Честно говоря, нет, - откликнулась Эра.
- У меня тоже. Но превращаться в поломойку для этого надутого индюка я не собираюсь, - вновь стала набирать обороты Влада.
- Согласна. Однако, шныряя тут с орудиями труда уборщиц, можно узнать много чего интересного…
- Предлагаешь лазать по шкафам? – неодобрительно спросила Влада, заложив руки за спину. Что бы ни придумала Эрка, а крысятничать она не собирается!
- Ничего подобного, - возразила Эра, - я имела ввиду, что можно поискать тут какой-нибудь тайный выход наружу. Бредовая, конечно, идея, но чем чёрт не шутит.
Но Владе идея не показалась такой уж бредовой.
- Это мысль, - подскочила она, - может, так мы сумеем убраться отсюда!
- Нет, - вдруг твёрдо заявила Эра, - сбегать мы не будем. Это исключено.
- С какой стати?
- Потому что иначе Дантилиан получит все права задержать нас, как нарушителей его территории. До этих пор мы гости, с которыми нужно почтительно обращаться.
- Знаешь, а если хорошо подумать, мы и так являемся правонарушителями, - задумчиво сказала Влада, - ведь мы попали на их земли без приглашения. Не тронули нас лишь по одной причине: ты понравилась Дантилиану.
- Ерунда, - покраснела Эра, хотя в глубине души понимала, что Влада права. Но разве она виновата в этом?! Так фишка легла. И потом, Владке что, было бы более приятно, если бы их схватили и посадили в подвал без окон и дверей?
- Так что мы спокойно можем удрать, - добавила Влада.
- Хехе, - раздался вдруг из-под потолка хрюкающий голос, - ничего у вас не получится!
Девчонки вытянули шеи вверх. Прямо над ними парил на кожаных крыльях поросёнок пронзительно-синего цвета и с красными глазами.
- Дурак! – огрызнулась Эра, удивляясь про себя: ну кто решил, что говорящая свинья лучше, чем свинья молчащая?
- На себя посмотри, - парировал поросёнок, опускаясь на стол и усаживаясь в собачьей позе. Красные хитрый глазки забегали по лицам девчонок, насмешливо оглядывая их. Этот свин будто ждал, когда же они выдадут свои намерения относительно побега. Но Эра и Влада тоже не лыком шиты, чтобы трепаться о своих планах при посторонних.
- Ты вообще кто такой? – угрюмо посмотрела на свина Влада.
Она с детства не любила всё, что имело хвост крючком и пятак вместо нормального носа, а уж летающий хряк и подавно не вызывал у неё доверия.
- Я Осенька, - представился свин. Это было произнесено таким тоном, что Влада едва не брякнула: «Владонька».
- А вас я знаю, - сверкнул он красными глазами.
- Можешь заказать себе по этому поводу памятник с крылышками, - буркнула Влада.
- Всенепременно, - кивнул Ося. – А ты не злись, а то сосуды в носу лопнут.
- Почему в носу? – удивилась Влада.
- Потому что ты сопишь, как барсук, - хихикнув, пояснил он.
У Влады увеличилось желание дать ему в глаз.
- Даже не вздумай, - поспешно отлетел от неё на другой край стола Ося, - во-первых, я обижусь, а во-вторых, получишь сдачи.
Влада мрачно вздохнула. Похоже, в этом измерении стоит зорко смотреть, чтобы твоё настроение не читали, как открытую энциклопедию. Вот только как научиться этому? Эх…
- У мадам Суматохи учился? – поинтересовалась Эра, барабаня пальцами по столу.
- А то, - гордо ответил свин и засиял как новогодняя ёлка. – Она учила этому всех жителей Ада, вот я и подсуетился.
- Постой, но ты ведь обретаешься в Пандемоне! – вскинулась Эра. – Ты обманул мадам Суматоху!
- Бред сивой кобылы, - хрюкнул Ося, - когда она набирала учеников, я жил в Аду, но теперь живу здесь и служу Дантилиану!
«Да уж, - мрачно подумала Эра, - мадам Суматохе впредь надо быть осторожнее в выборе учеников. Выучила на свою голову предателя».
- А почему ты синего цвета? – не удержалась Влада от вопроса.
- Мне так хочется, - пожал плечами Ося.
- Как это?
- Просто. Я вроде хамелеона, когда хочу, тогда и меняю цвет. Выбор палитры неограничен.
«С таким шпионом Пандемону ничего не стоит победить в сражении, - подумала Эра, - не удивлюсь, если его уже приставили к делу».
- Дантилиан прознал о моих способностях, - продолжил свин, помахивая крыльями, - и велел мне наблюдать за армией из Ада.
- Шпионить, - поправила его Эра.
- Ну шпионить, - легко согласился Ося, - это значения не имеет, главное, что я могу приносить пользу!
- А за нами тебя тоже приставили шпионить? – втянула носом воздух Влада. Если ты свинья по внешности, э то ещё не страшно, но если ты свинья по характеру, то это уже караул. Это так же страшно, как показ балета «Лебединое озеро» в семь часов по первому каналу.
- Вообще-то нет, - ничуть не смутился свин, - но после того, что я тут услышал, будьте уверены: Дантилиан теперь будет в курсе всех ваших передвижений!
- Слушай ты, - обозлилась Эра, - сало летающее, вали отсюда, пока на вертел не попал! И даже не думай о том, чтобы наушничать Дантилиану! Мигом на шашлык пущу, - пригрозила она.
- Говорю же, не получится, -фыркнул Ося и взлетел к потолку.
Девчонки проводили его тяжёлыми, как проходящие года, взглядами. Им совершенно не улыбалось, что Дантилиан станет знать все их передвижения.
- И что теперь? – буркнула Влада. Её настроение упало на отметку минус двести.
- Не знаю, - безнадёжно отозвалась Эра, - если уж у нас появился такой доносчик, то не думаю, что поиск потайного хода – лучшая идея.
- Ну ты даёшь, - покачала головой Влада, - чуть трудности – и ты сразу отступить готова. Не ожидала.
- Знаешь что, - вспылила Эра, - я не знаю, как тебе, а мне не хочется сидеть в тёмном, грязном подвале, возможно, даже с крысами!
- Я не толкаю тебя к тому, чтобы открыто искать этот ход! Можно всё сделать тайно!
- Ну и как?
- Обычно. Собственно, предложение Дана нам пригодится, ведь с помощью тряпок, ведра и швабры мы сможем пройти в любое помещение дворца! А там и представится шанс найти лазейку!
- Дело говоришь, - согласилась Эра, - когда приступим?
- Да хоть сейчас!
- Ну, - надулась Эра, - а как насчёт моральной подготовки? Нужно же настроить себя, убедить, что всё это временно…
- Ага, а потом сходить на сеанс к психотерапевту, посетить психоаналитика, - нетерпеливо перебила её Влада. – Чем больше мы будем жевать сопли, тем меньше шансов удрать из этих мест!
Эра заелозила. Сама мысль, что ей придётся, пусть даже ради собственного спасения, изображать уборщицу, внушала ей отвращение.
- Ладно, - вздохнула она, - но если мои руки покроются сыпью, ты оплатишь мне месяц лечения!
- Конечно, - кивнула Влада, - оплачу, не переживай. – И добавила: - Пинком под зад.
- Фу, - сморщилась Эра, - это некультурно!
- Тебе сойдёт, - хмыкнула Влада.

ГЛАВА XII.
Из сна Эвклаза вырвал крепкий толчок в бок.
- Вставай, - потребовала мадам Суматоха, - а то в носик поцелую!
- Уже встал, - испугался Эвклаз и распахнул глаза.
В его поле зрения попала ухмыляющаяся мадам Суматоха и край утреннего неба, которое разглядывало двух человеческих козявок.
- Не пучь глаза, - хмыкнула мадам Суматоха, - а то простудишь!
- Вы разбудили меня, чтобы дать этот совет? – разозлился Эвклаз.
- Нет, - сладко улыбнулась ему мадам, - просто хочу сообщить тебе, что нам пора в путь.
- О нет, - застонал Эвклаз, садясь, - может, завтра пойдём? Никаких сил нет, - занудил он.
Но мадам Суматоха не собиралась менять гнев на милость.
- Нетушки, - заявила она, - раз уж начали, то нужно довести это до конца. Так что не увиливай, нам нужна коллективная психотерапия.
Горестно вздохнув, Эвклаз поднялся и поплёлся за мадам Суматохой.
- Правой, левой, правой, левой, - бодро командовала мадам Суматоха.
- Хватит, - поморщился Эвклаз, - мне это на нервы действует.
- Это хорошо, - хмыкнула мадам. – Кстати, нам сейчас нужно попасть на дорогу ВБН.
- Что это ещё за ВБН? – насторожился Эвклаз.
- Глупыш, - ласково пожурила его мадам Суматоха, - ВБН – это дорога, Вымощенная Благими Намерениями.
- Ясно, - буркнул парень.
- Вот и она, - довольно протянула мадам после десятиминутной ходьбы.
Эвклаз остановился. Сквозь маковое поле пролегала довольно широкая дорога непонятного цвета. То ли она прозрачная, потому что в некоторых местах через кладку проглядывали фрагменты земли, то ли грязно-белая, выглядевшая как прошлогодний не растаявший снег. Из зарослей мака, хихикая, выглядывали рожицы разных цветов и большими глазами и ртами.
- А чего это они цветные? – подозрительно покосился на них Эвклаз. – Это болезнь такая разноцветная?
- Это же благие намерения! – воскликнула мадам Суматоха, поражённая его недогадливостью. – И цвет у каждого свой. Вот, к примеру, - ткнула она пальцем в одну из рожиц, подмигивающую им, - цвет авокадо символизирует новые проекты и начинания, оранжевый – материальные выгоды, цвет индиго используется для раскрытия глубоких тайн.
- А серебряный? – посмотрел Эвклаз на рожицу, выделывающую сальто.
- Серебряный цвет – это быстрые деньги, - пояснила мадам Суматоха, уверенно шагая, словно идёт в гости к своей бабушке.
- Вопросов больше не имею, - кивнул Эвклаз и погрузился в свои мысли.
В основном, мысли были, конечно, об Эре. Почему-то в последние часы его грызла какая-то неясная, смутная ревность и это его беспокоило. Он не знал, где она, не знал, что с ней, да и мадам Суматоха уж точно ничего не станет рассказывать.
- Ну почему же, - отозвалась мадам Суматоха, - охотно поделюсь кое-какой информацией.
- Вы опять за свой, - попытался разозлиться Эвклаз, но у него ничего не вышло, - сколько раз просил, не лезьте в мои мысли!
Последняя фраза вышла какой-то больной и бесцветной. Эвклаз даже сам удивился её невзрачности.
- Милый мой, - бросила на него взгляд мадам Суматоха, не останавливаясь, - если бы я случайно, заметь, СЛУЧАЙНО, не влезла в твою голову, ты бы никогда не осмелился спросить меня об Эре. И не надо это отрицать, глупо получится. А так, информация сама упадёт тебе в руки. Не вся, разумеется, но её будет достаточно.
- А почему мне нельзя всё знать? Мне, если что, уже двадцать два года, я взрослый человек!
- Возраст тут не имеет значения, - вздохнула мадам Суматоха, пинком отправляя обратно в заросли мака одну, особо расшалившуюся родицу зелёного цвета, - это Эфирия, пуся, страна магии и чудес и иной младенец здесь имеет прав больше, чем взрослый человек.
Фраза «Это Эфирия – страна магии и чудес» стала раздражать Эвклаза. Может, предложить им гимн Эфирии написать?
- Хорошо, - скрыл он своё раздражение, которое рвалось наружу, как хоккеист в бой, - что я могу узнать?
- Только то, что Эра и Влада сейчас в Пандемоне, где началась война, - ответила мадам Суматоха.
- В Пандемоне? А это где?
- У чёрта на рогах, - обозлилась мадам Суматоха. – Ну нельзя же быть избранным и ничего не знать!
- Значит, можно, - отбрил её Эвклаз. Знакомство и долгое общение с Эрой научили его выдавать ехидные и колкие фразы автоматически. – Так где это?
- Это магическое измерение, - пояснила присмиревшая мадам Суматоха, - оно находится недалеко от Ада, правит им Дантилиан, демон с человеческой внешностью.
При имени Дантилиана чувство ревности у Эвклаза обострилось. Вот к кому он ревнует Эру!
- А этот Дантилиан… он симпатичный? – выдавил Эвклаз из себя.
- Очень, - сдерживая смех, сказала мадам Суматоха, - просто мистер Мускул. Накачанный торс, стрижка бобриком и прижатые ушные раковины. А ещё он носит обтягивающие лосины и облегающие рубашки.
- Как пошло, - скривился Эвклаз, - никогда бы не подумал, что Эра может таким заинтересоваться! Фу.
- Я шучу, - расхохоталась мадам Суматоха. – На самом деле Дантилиану восемнадцать лет, у него голубые глаза, каштановые волосы и нормальный вес при нормальном росте. Вполне приятный мальчик.
«Вполне приятный мальчик»! Вот как раз это и не нравилось Эвклазу. Именно такие приятные мальчики и разрушали отношения. Хотя, если вдуматься, какие у них с Эрой отношения? Так, sms-ная любовь… Даже после того разговора у костра между ними мало что изменилось.
- Что, оцениваешь соперника? – скосила в его сторону мадам Суматоха.
- Он мне не соперник, - через силу фыркнул Эвклаз, собрав в кулак всё своё актёрское мастерство. – Я намного лучше.
- А ты от скромности не умрёшь, - восхитилась мадам.
- Скромные от скромности не умирают, они стесняются, - буркнул парень и спросил: - А как попасть в этот Пандемон?
- Зачем тебе? – напряглась мадам Суматоха.
- Для расширения кругозора, - невинно захлопал ресницами Эвклаз.
- Не надо тебе это знать, - нахмурилась мадам Суматоха. – Странно, что ты спросил про это.
- Ага, - согласился он, - здесь всё странно… Вот хотя бы это растение, - показал он на средней высоты ствол кровавого цвета, чьи плоды были похожи на маленькие пушистые короны, - тоже очень странное.
- Какое? – встрепенулась мадам Суматоха.
- Вон там.
- Ах, это, - расслабилась она, - ничего странного, это всего лишь Властелиновое дерево. От корней и до самых листьев оно пропитано магией власти. Сок его пьют короли магогов, а из ветвей вырезают жезлы повиновения…
Мадам говорила и говорила. Он дождался конца тирады и снова задал вопрос.
- Здорово. Так где находится Пандемон? – поинтересовался Эвклаз.
- Вход в Пандемон на дне моря, где обитает русалка Титуба, - машинально ответила мадам Суматоха и обозлилась: - Мерзавец! Заговорил мне зубы и узнал всё, что тебе надо! Немедленно забудь мои слова!!
- А я ничего и не запоминал, - мирно отозвался парень, мысленно потирая руки. Так, теперь осталось избавиться от мадам. Но это оказалось не так-то просто.
Подозрительно поглядывающая на него мадам Суматоха не отходила от него ни на шаг, постоянно дёргая за рукав.
- Пришли, - сказала она и дёрнула Эвклаза так, что он чуть не упал.
Перед ними выросла небольшая деревянная избушка с резными ставнями на окнах. Дом был голубого цвета, а ставни розового. Немного странное сочетание, но у каждой пташки свои замашки. Двор тоже содержался в порядке. Трава ухожена и никакого мусора.
«Наверняка этот конь большой педант, - решил Эвклаз. – Не удивлюсь, если узнаю, что он завивает гриву и носит сеточку на волосах».
- Эй, хозяин! – крикнула мадам Суматоха.
Раздался стук двери и на крыльцо вышел самый настоящий конь, только стоял он не на четырёх ногах, а на двух. Эвклаз впервые видел такую гордую осанку и врождённую грацию. Литые мышцы перекатывались под шкурой цвета вороньего крыла, золотая грива блестела на солнце так ярко, что у Эвклаза заслезились глаза.
«Ставлю сто процентов, что он пользуется набором Sunsilck для блондинов», - подумал парень, часто моргая.
- Мадам Суматоха, - глянул он на них глазами, похожими на вишни. – Я ждал вас. Заходите.
- Иди, - подтолкнула мадам Суматоха Эвклаза кулаком в спину, - не стой столбом.
Взобравшись по скрипучим ступенькам, они очутились в прихожей, в которой витал дух свежескошенного сена и молодого овса. На гвоздике висело то самое пальто. Замаскировав смех кашлем, Эвклаз прошёл в комнату, где голосом Киркорова вопил телевизор.
«Надо же, - хмыкнул про себя Эвклаз, - продвинутый какой, телек заимел, типа крутым хочет казаться!»
- Садитесь, - предложил конь, - в ногах правды нет.
Эвклаз и мадам Суматоха опустились в предложенные кресла, казавшиеся слишком уродскими из-за высокой спинки и неудобных подлокотников. В этом доме вообще всё было не так, как в других. Потолки зашкаливали за пять метров, окна заканчивались у самого пола. Сидишь в таком доме и чувствуешь себя рыбой в аквариуме. Однако снаружи дом выглядел непрезентабельно, не иначе как тут применили Пятое измерение.
- Итак, - обратился к ним конь, откидывая гриву за спину, - что привело вас сюда? Смею предположить, у вас что-то серьёзное?
- Не то, чтобы очень, но и не так, чтобы совсем, - туманно ответила мадам Суматоха, ёрзая в кресле.
- А если поточнее? – глянул на неё конь. В его глазах не было ни тени суеты, нервозности и торопливости, всем своим видом конь излучал ровное спокойствие и умиротворённость. Так чувствует себя умудрённый жизненным опытом старик.
«Не иначе как он из породы Орловских», - подумал Эвклаз, припомнив гордую осанку и изящество этих коней.
- А если точнее, - ответила ему взглядом мадам Суматоха, - то у нас случилось вот что…
Конь оказался прекрасным слушателем. Не охая, не ахая и не взмахивая копытами, он выслушал рассказ мадам Суматохи, сдобренный подсказками Эвклаза.
- В Эфирии есть вулкан, - сказал он, когда мадам Суматоха иссякла.
- Есть? – воскликнула она. – Но почему он проснулся только сейчас?
- Потому что Уроборос начинает проявлять нетерпение. Абраксас смог остановить его на какое-то время, но, очевидно, его силы не были достаточными, чтобы сделать это время длительнее.
- Ужас! – заломила руки мадам Суматоха. – Это просто кошмар!
- Я был прав, - дёрнул плечом Эвклаз. – А вы меня не слушали. Теперь убедились, что вулкан есть?
- Да, - обречённо кивнула мадам Суматоха, - теперь да…
- Что ж, - поднялся парень, - спасибо большое за то, что помогли мне убедить её в наличии вулкана. До скорых встреч.
- Идите к Белой горе, - настиг голос коня Эвклаза у порога, когда тот взялся за ручку двери.
Эвклаз обернулся. Мадам Суматоха по-прежнему сидела в кресле, прижав кулачки к груди, а конь спокойно смотрел на него, будто знал всё заранее.
- Идите к Белой горе, - повторил конь, видя, что парень не собирается комментировать его фразу.
Эвклаз и правда не собирался. Ему надоели вечные загадочные фразы, которыми жители Эфирии обменивались, как персидские шпионы тайными знаками.
- Мадам Суматоха, - нетерпеливо позвал он, суча ногами, - может, вы всё-таки соизволите оторвать свой зад от кресла и покинуть этот дом?
- Но, мой дорогой… - завела мадам Суматоха.
- Собирайтесь, - рявкнул Эвклаз, - и запомните на будущее: я не дорогой, а бесценный!
Бросив прощальный взгляд на коня, мадам Суматоха вслед за своим спутником покинула дом.
- Это невежливо! – налетела мадам на Эвклаза, когда они оказались на улице.
- Что? – спросил он, высматривая что-то вдали.
- Ты не мог повежливее попрощаться с ним? – бушевала мадам. – Представляешь, что он о нас подумал!
- А не всё ли равно? – фыркнул Эвклаз. – Мы его больше никогда не увидим. Так какая разница, что он подумал?
- Что ты высматриваешь? – раскипятилась мадам Суматоха, решив не развивать тему общественного мнения.
- Пытаюсь обнаружить Белую гору, - мирно ответил Эвклаз, напрягая зрение. Эти чёртовы облака, если бы не они!..
- А почему в небе? – поинтересовалась мадам Суматоха.
- Потому что вершина этой горы есть застывшее облако, - пояснил он. – А вообще, я бы на месте коня назвал бы это место не Белая гора, а Белый вулкан.
- Ты хочешь сказать… - подскочила мадам.
- Я не хочу это сказать, я уже это сказал, - перебил её Эвклаз, - смекаете? Именно эта Белая гора и есть тот вулкан, из которого поднималась вчера струя дыма. Вы, кстати, ничего не ощущаете?
- Нет, а что? Что-то должно быть?
- Ну, вообще-то да, - кивнул Эвклаз, - например, тепло, исходящее от земли? Нет, ничего?
- Совершенно ничего, - призналась мадам Суматоха.
- Значит, он уже остыл, - пробормотал Эвклаз так, чтобы мадам Суматоха не услышала.
- Так что, - подпрыгивала она на месте, - нашёл или нет?
- Не-а, - отозвался он, - ничего не вижу.
- Вот же она! – завопила мадам Суматоха, тыча рукой в небо. – Вон застывшее облако!
- Это у вас мозги застывшие, - обозлился Эвклаз, - оно движется, только медленно!
Мадам Суматоха протёрла глаза. И точно, облако, похожее на свежевыстиранную простыню, словно неохотно ползло по небу, задевая боками верхушки деревьев.
- Вон оно, - указал Эвклаз на запад, - это точно вершина Белого вулкана. Идём?
- А откуда ты знаешь про Белый вулкан? – запоздало удивилась мадам Суматоха, догоняя Эвклаза.
От воодушевления парень так размашисто заскакал по дороге, что на один его шаг приходилось два-три шага мадам Суматохи, ей приходилось едва ли не бежать за ним.
- Я самоучка, - хмыкнул он. – Хоть я и не знал, что мне предстоит стать избранным, но всё равно почитывал кое-какие книги о магии. Это всего-навсего остатки знаний.
- Ясно, - пробормотала мадам Суматоха. – Слушай, - встрепенулась она, - а на фига мы идём к этому вулкану? Вроде и так всё выяснили.
- Хочу вам кое-что показать, - бросил Эвклаз, - то, до чего я додумался лишь этой ночью. Осталось только проверить, прав я или нет.
Мадам Суматоха засияла. Секреты она любила. Можно сказать, это было её хобби – коллекционировать самые вкусные, самые сладкие и восхитительные секреты.
По мере их приближения к вулкану, земля под ногами становилась всё горячее. Даже мадам Суматоха изредка повизгивала, когда становилось совсем уж невыносимо горячо.
- Терпите, - подбадривал её Эвклаз, из мужского достоинства крепившийся, чтобы тоже не завизжать, - осталось совсем немного, и мы сможем вернуться назад.
- Кажется, теперь я понимаю, что ты хочешь мне показать, - сказала она, подпрыгивая на одной ноге.
- Неужели? – усмехнулся он. – И что же?
- Ну, я не совсем уверена, - ушла от прямого ответа мадам Суматоха, - но думаю, что наши мысли совпадают.
Эвклаз ухмыльнулся. Сто против одного, что она будет в шоке от услышанного и увиденного!
- Я больше не могу! – заорала мадам Суматоха, нечаянно задев рукой раскалённую ветку, с которой улетели два ворона.
- Прибыли, - сообщил Эвклаз, останавливаясь.
Да, всё именно так, как он и предполагал. Вот куча следов на земле, как волчьих, так и человеческих, а там обглоданные кости какого-то несчастного зверька, в недобрый час попавшего на обед к белым волкам.
- Ну? – зашипела мадам Суматоха, дуя на обожженную конечность. – Показывай!
- Видите? – указал он на следы и кости. – Теперь всё понятно?
- Нет, - мотнула головой мадам Суматоха.
- О господи! – обозлился Эвклаз. – Нельзя же быть такой тупой! Разве не понятно, что всё это указывает нам на бывшее место пребывания принцессы Аэлоппы и белых волков? А растения? Посмотрите на растения!
Мадам Суматоха повертела головой и в мозгах словно зажёгся свет: вот оно что! Значит, Аэлоппа какое-то время жила здесь и белыми зверями, а теперь они убежали! Интересно, почему?
«Ну ты и дура! – хлопнула она себя по лбу. – Да потому что земля тут как раскалённое железо! Это из-за вулкана, подогревавшего землю изнутри, гибнут растения! Из-за него, не из-за призраков!»
- Я поняла! – подскочила мадам Суматоха. – Аэллопа и волки не виноваты! («Кто бы сомневался», - буркнул Эвклаз) Надо рассказать об этом лесовикам!
- Я пытался объяснить это Колину, - вздохнул Эвклаз, - но он не стал меня слушать. Его переполняет желание поймать их.
- Зачем?!
- Чтобы узнать, что происходит с лесом, - пожал плечами парень.
- Он кретин, - безапелляционно заявила мадам Суматоха, - а мы нет. Поэтому мы должны сделать так, чтобы, как говорится, и волки были сыты, и овцы целы.
- Есть предложения? – лениво поинтересовался Эвклаз. – Желательно что-нибудь дельное.
- Предложения есть, - кивнула мадам. – Что, если остудить вулкан? Земля остынет, растения перестанут сохнуть и лесовики отвяжутся от принцессы и белых зверей!
- Вы когда-нибудь увлекались наукой? – неожиданно спросил Эвклаз.
- Было дело, - растерялась мадам Суматоха, - а что?
- А то, - рявкнул Эвклаз, - поставьте себя на место учёного-фанатика. Вы испытывали яд на мышах, и один грызун остался жив. Вас заинтересует этот «материал»? Конечно, да! ВЫ постараетесь узнать, что именно помогло ему выжить, так и здесь! Лесовики всё равно найдут Аэллопу с белыми волками и посадят их в закрытое помещение, чтобы те открыли им правду! Нам они не поверят!
Обалдев от сравнения с учёным-фанатиком, мадам Суматоха лишь хлопала глазами, не произнося ни звука.
- Ну? – посмотрел на неё Эвклаз, как Ленин на буржуя. – Всё ещё намереваетесь доложить о вулкане лесовикам?
- Никак нет, - вырвалось у мадам помимо её воли и она обозлилась на себя до слёз.
Эвклаз ухмыльнулся. Надо же, у неё, оказывается, просто военная выправка!
- Не смей ухмыляться, - хмуро сказала мадам Суматоха, - иначе… иначе…
- Что? – ещё шире ухмыльнулся Эвклаз.
- Иначе я куплю бутылку водки и разобью её о твою голову, - выпалила мадам Суматоха, вставая в боевую позу.
- А не жалко? – хихикнул парень.
- Твою голову? Нисколько, - отрезала она.
- Нет, спирт, - улыбнулся Эвклаз.
- Специально куплю самый дешёвый, чтобы потом не жалеть, - парировала мадам Суматоха.
Эвклаз хмыкнул. Что ж, один ноль, мадам Суматоха не уступает ему в остроумии.
- Делать-то что? – сделав серьёзную морду, спросил Эвклаз. – Так и будем сидеть и ждать, пока всё само собой не разрешится?
- У китайцев есть хорошая поговорка, - протянула мадам Суматоха, - если сидеть на берегу реки, то рано или поздно она сама пронесёт мимо тебя труп твоего врага, за точность фразы не ручаюсь, но что-то типа этого.
- Замечательно, - согласился Эвклаз, - сия поговорка сработает только в том случае, если твой враг не умеет плавать, лично нам это ничем не поможет. Ни мы, ни лесовики, ни тем более принцесса со зверями не собираются лезть в воду. К тому же, на берегу долго не просидишь, всё равно когда-то появится чувство голода, захочется в туалет или ещё что. И потом, не забывайте, что здорово узкоглазым, то смертельно для русского.
- Так что же, - жалобно спросила мадам Суматоха, - моя идея не пойдёт?
- Если вы про берег, то нет, - начал Эвклаз.
- Я про охлаждение вулкана, - перебила его мадам и снова приняла вид обиженной болонки.
- Вот эта идея мне нравится больше, - кивнул Эвклаз. – Пожалуй, так и поступим.
- Чудесно, - захлопала в ладоши мадам Суматоха, - я так рада!
- Вот только, - задумчиво изрёк Эвклаз, - есть одна маленькая проблемка…
- Маленькая проблемка рождает большие трудности, - отозвалась мадам Суматоха. – В чём дело?
Эвклаз покосился на мадам Суматоху. Переделывать фразы – не её стезя, но иногда получается прикольно.
- Дело в том, что я не представляю себе сам процесс охлаждения вулкана, - ответил он.
- Во блин! – воскликнула мадам Суматоха. – Тоже мне проблема! Всё очень просто: нальём воды…
- Вы так говорите, словно собираетесь вскипятить чайник, - прервал её Эвклаз, - а мы имеем дело с вулканом, с горными породами, из которых изредка вытекает красная штука, лава называется, и стирает всё на своём пути!
- Я знаю, что такое лава, - обиженно отозвалась мадам Суматоха, - не надо считать меня полной идиоткой.
- О, - ехидно протянул Эвклаз, - может, вы даже знаете из чего она состоит?
- Я… ну… в общем, - замялась мадам Суматоха и обозлилась: - Я не намерена тут демонстрировать свои знания!
- Которых нет, - мирно заключил Эвклаз, насмешливо глядя на мадам Суматоху и засмеялся.
- Ладно, - сказал он, отсмеявшись, - проехали. Едем дальше. Нам надо найти выход вулкана к морской воде.
- Зачем? – оторопела мадам Суматоха.
- Если нам повезёт и такое место отыщется, мы сможем сделать ветер и сотворить волны, чтобы те остудили вход в вулкан, - воздел глаза к небу Эвклаз.
- А ведь верно, - пробормотала мадам Суматоха, - это проще, чем пытаться наколдовать целый водопад. Ты прав.
- Я прав всегда, везде и во всём, - фыркнул Эвклаз, - пора бы это понять и запомнить.
- Хватит, - передёрнула плечами мадам Суматоха, - надо искать выход, а не соревноваться в ехидстве.
- Ага, - кивнул Эвклаз, - действуйте.
- А ты? – возмутилась мадам.
- А я буду руководить процессом, - не моргнув глазом, ответил парень и невинными глазами посмотрел на неё.
- Нос не дорос, - фыркнула мадам Суматоха. – Так что не увиливай.
- Даже и не думаю, - зевнул парень, - просто жду, когда вы наконец сообразите, что для лучших поисков нам нужно попасть на берег позади вулкана.
Мадам Суматоха замерла с открытым ртом.
- Гланды простудите, - заботливо предупредил Эвклаз.
Не ответив, мадам Суматоха стартовала с места, держа курс на песчаный берег.
«Пусть бежит, - подумал Эвклаз, - я знаю, где её искать».
На самом деле Эвклаз и не собирался бежать за ней, он намеревался выполнить своё обещание, данное Эре в момент их расставания. Посмотрев на дорожную пыль, поднятую мадам Суматохой, Эвклаз неопределённо ухмыльнулся и пошёл в обратную сторону. Пройдя Маковое поле и последний раз обернувшись на Белый вулкан, Эвклаз зашагал по направлению границы Зелёного острова.

* * * *
- Это кретинство, - кипела Эра, грохнув ведро о пол. Мутная вода наполовину выплеснулась наружу и разлилась насмешливой лужицей. Уже третий час девчонки, нацепив на себя халаты, таскались по комнатам и коридорам дворца Дана, но ничего, кроме грязи, пока не нашли.
- Чем ты недовольна? – поинтересовалась серая от пыли Влада, выруливая из бокового коридора, где она делала вид, что усиленно драит стены от слизи и отколупывает улиток с потолка, а на самом деле искала хотя бы намёк на потайную дверь.
- Всем, - злилась Эра, садясь на ступени, ведущие на третий этаж, - тут чёртова туча комнат и хрен знает, сколько этажей, чтобы всех их проверить нам понадобится целая вечность! К тому же я устала, как холмогорская корова, и хочу пить!
- Ну, допустим, здесь всего четыре этажа и тридцать две комнаты, - заметила Влада, садясь рядом. – Не так уж много, на мой взгляд.
- А на мой взгляд, ты дура, - отрезала Эра, - раз собираешься обыскивать их все. Лично с меня хватит!
Неожиданно Эра вдруг опрокинулась на спину и больно ударилась затылком. Сверху на неё уселось что-то тяжёлое.
- Слушай ты, - зашипела Влада, сидя у неё на животе, - если ты хочешь остаться здесь и превратиться в одну из клевретов этого хама, пожалуйста, я спорить не буду, но меня такая судьба не привлекает, я не намерена возглавлять или, того хуже, составлять гарем сей личности! А ты, похоже, просто горишь желанием стать самой верной его болонкой.
Выплюнув последнее слово, Влада слезла с живота подруги и отошла в сторону, скрестив на груди руки.
Голова Эры раскалывалась на части, словно из неё кто-то пытался выбраться наружу и усиленно пилил изнутри череп. Перед глазами прыгала чёрная сетка, руки отказывались слушаться. Влада не рассчитала силы своего толчка и чуть не превратила Эру в инвалида.
- Я вовсе не хочу становиться его болонкой, - через силу прохрипела она, - он мне нравится, но и только.
- Мне хочется тебе верить, но твоё поведение заставляет меня думать об обратном, - холодно произнесла Влада, не сводя глаз с подруги.
Ледяной металл, прозвучавший в голосе Влады, подействовал на Эру самым лучшим образом. Сетка в глазах исчезла, а голова перестала ощущать, что её пилят.
- Поверь мне, - попросила Эра, поднимаясь со ступеней и ощупывая затылок, - я на самом деле хочу выбраться отсюда, просто я очень устала, - жалобным тоном закончила она. Ну, кто виноват, что она не предназначена для тягловой силы?! Только папа с мамой!
Ответ Влады заглушил мощный рёв, разнесшийся по замку наподобие небольшого тайфуна. Окно, возле которого проходила лестница, брызнуло осколками в разные стороны, Эра едва успела прикрыть лицо руками. Владе повезло меньше. Воздушной волной её свалило на пол, и Влада покатилась к лестнице.
- Стой! – завопила Эра, стряхнув с себя осколки. – Стой!
Эра рванулась к ней и поняла, что безнадёжно опоздала: с глухим криком и леденящим кровь стуком она полетела по лестнице вниз.
«Хорошо, что она не пытается затормозить руками, - подумала Эра, беспомощно глядя, как Влада совершает кувырки через голову, - не то переломала бы их к чёртовой бабушке».
Ударившись о последнюю ступеньку, Влада осталась лежать на полу возле подножия лестницы, не подавая признаков жизни.
«Господи, что я скажу её родителям? – заметалась Эра по площадке второго этажа вместо того, чтобы бежать к Владе. – Так, так, так, надо подумать!..»
И тут Влада издала протяжный стон. Остановившись, словно налетела на преграду, Эра пару секунд моргала, затем понеслась вниз, перепрыгивая через три ступеньки сразу.
- Влада, - заломила она руки, грохнувшись рядом с ней на колени, - с тобой всё нормально? Немедленно отвечай!
- Отвяжись, ради бога, - просипела Влада, - меня тошнит, ой, не могу, умираю…
Тошнит! Эра едва не завизжала от отчаяния. Скорее всего, у неё сотрясение мозга, маленькое, но оно есть!
- Это я виновата, – заплакала Эра, - я! Не смогла удержать тебя, остановить…
- Ага, - согласилась Влада, скорчив мину. Ей стоило огромного труда издавать членораздельные звуки. – А ещё ты виновата в том, что Россия отстаёт от западных стран по развитию, что в нашей школе тупая директриса и…
Не договорив, Влада вздохнула и закрыла глаза.
- А это здесь причём? – возмутилась Эра, утерев сопли, но, увидев закрытые глаза Влады, сообразила: силы оставили её настолько, что она потеряла сознание.
«Сначала Эвклаз, теперь Владка, - пыхтела Эра, пытаясь оттащить подругу от лестницы, мало ли, может, ещё что-нибудь свалится на их грешные головы! – Не друзья у меня, а статуэтки из яичной скорлупы! Просто стыдно!»
К слову, перетаскивание тела Влады не зря сопровождалось пыхтением Эры, подружки были разных весовых категорий. Эра, при росте метр шестьдесят шесть, весила сорок восемь килограмм, а вес Влады зашкалил за шестьдесят пять кило… Смекаете? Оставив попытки поднять Владу, Эра поступила по-умному: ухватила Владу за руки и потащила её в безопасное место. Как говорится, то, что нельзя перенести, можно отволочь.
- Эй, - раздалось снизу, - не ковёр тащишь! Аккуратно, тут порог!
Эра от неожиданности разжала руки, и верхняя часть подруги грохнулась на пол.
- Эра! – заорала Влада. – Какого … ты меня бросила?!
- Извини, - промямлила Эра, - я не ожидала, что ты так быстро придёшь в себя, вот и…
- Ладно, не приседай, - оборвала её Влада, поднимаясь, - с тобой, блин, даже сознание потерять нельзя! У меня, между прочим, колоссальное здоровье, все доктора просто передрались за мою образцовую печёнку, могла бы и догадаться, что я не буду долго валяться в обмороке!
«Ну, всё, пошло-поехало, - обречённо подумала Эра, - сейчас она будет зудеть минут сорок!»
Однако вопреки ожиданиям Влада не стала распинаться на эту тему слишком долго, ей хватила десяти минут, чтобы сказать Эре всё, что она о ней думает.
- … Всё, что ты делаешь, постоянно выходит боком не только тебе, но и мне тоже, - закончила Влада.
- Что, например? – взвилась Эра. Если всё ранее сказанное она приняла как должное, то последняя фраза вывела её из себя!
- Да всё! – завопила Влада. – Хотя бы история с переводником! Кто виноват, а? Кто меня в это втянул?
- Тебе это и самой было интересно, - парировала Эра.
- Это ты сама придумала? – фыркнула Влада. – Так вот, если ты так радеешь за правду, так знай её! Я никогда не интересовалась той группой, никогда! Я скрывала своё истинное отношение к ним только для того, чтобы помочь тебе, дура!
- Но… почему? – только и сумела спросить Эра.
- Потому что я в отличие от тебя ценю дружбу превыше всего! – взвизгнула Влада.
- А зависть? – не удержалась Эра, вспомнив их разговор в подземелье. – Разве зависть входит в понятие дружбы?
- Я завидую тебе «белой» завистью, - сухо уронила Влада, - будь это чёрная зависть, я бы столкнула тебя в пропасть, ещё когда мы на мосту стояли.
Эра покачала головой. Свойство русской бабы – это делать из мухи слона. Вот и сейчас они непонятно из-за чего начали ссориться, чуть до драки не дошли. А всё из-за чего? Сто против одного, что ни одна из них не помнит!
- Успокойся, - примиряюще сказала Эра, - чего ты взвилась, как ракета?
- Ты первая начала, - буркнула Влада.
- Ни фига подобного, - упёрла руки в бока Эра.
Отметив, что разговор пошёл по кругу, Влада мотнула головой:
- Забей. Кстати, что это за рёв был?
- Хороший вопрос, - хмыкнула Эра, - ты сходи узнай это, а я тебя тут подожду.
- Чего? – уставилась на неё Влада.
- Хехе, - развеселилась Эра, - я пошутила. Ой, мамочки! – вдруг взвизгнула она, тыча пальцем за спину Влады.
- Что? – подскочила Влада, обернувшись. За спиной никого не было. – Чего орёшь! – обозлилась она. – Там никого нет!
- Нет, там кто-то есть, - клацала зубами Эра, - такой лохматый и страшный!
Влада внимательно посмотрела туда, куда указывал палец Эры. В кирпичи, полуразвалившиеся от времени, непонятно зачем и для чего был вмурован кусок зеркала, в котором действительно маячило что-то лохматое.
- Это же ты! – расхохоталась Влада.
- Не может быть, - заволновалась Эра, ощупывая лицо, - у меня что, волосатость повысилась?
- Тупость у тебя повысилась, - рявкнула Влада, - это у тебя волосы спутались и теперь выглядят как кошмар!
- Это, наверно, они у меня дыбом встали от ужаса, когда ты с лестницы упала, - оправдывалась Эра, расчёсывая пальцами спутанные пряди.
- Они у тебя вечно дыбом стоят, - фыркнула Влада, - можешь не оправдываться!
-Интересно, а кто это туда стёклышко замуровал? – задумалась Эра, подходя к стене и пытаясь протереть стекло тряпкой.
- Стёклышко! – всплеснула руками Влада.- Эрка, ты меня убиваешь! Тебе сколько лет? Разговариваешь как детсадовец!
- Твоей беде легко помочь, - отозвалась Эра, старательно выковыривая из «кирпичных» объятий кусок стекла, - ты заткни уши и не услышишь мой детский лепет.
- Дура, - обиделась Влада.
- От дуры слышу, - парировала Эра.
Стекло упорно не хотело покидать своё «гнездо», видно, красота окружающего мира его не интересовала. Сдавшись, Эра провела по нему пальцем, оставив след на слое пыли.
- Можешь в зеркало не смотреть, - ехидно сказала Влада, - всё равно ничего красивого ты там не увидишь. И вообще, нас ждут дела, ты забыла?
- Угу, - кивнула Эра, - помню.
Ничего особенного, просто обычный кусок стекла. Подхватив тряпку, девчонки двинулись обратно на второй этаж.
- Где мы ещё не были? – со вздохом спросила Эра, уныло осматривая коридор.
- Вон у той двери, - махнула рукой в сторону Влада, - над которой горит зелёный крест.
«Интересно, - подумала Эра, - насколько я знаю, красный крест предназначен для людей, синий для животных, а зелёный для кого? Для инопланетян, что ли?»
Влада протянула грабку к дверной ручке и с криком отдёрнула её назад.
- Ты чего? – удивилась Эра.
- Во, - вытянула Влада конечность, - видишь?
Эра постаралась не завопить. На запястье Влады повисла змея, угрожающим шипением показывающая, что лучше бы им вообще не приближаться к этой двери.
- Брось её, - дрожащим голосом приказала Эра, - сейчас же!
- Сию секунду, - скептически отозвалась Влада, - как только она перестанет шипеть, обязательно дёрну её за хвост! И потом, она САМА обвилась вокруг моей руки!
Эра перестала трястись, как сусл, в недобрый час попавший под ледяной дождь, и окинула трезвым глазом ситуацию. Владка, брезгливо оглядывающая свою оккупантку и змея, почему-то переставшая шипеть.
- Ну и как её убрать? – задалась вопросом Эра.
- Вообще-то, поскольку именно Я нахожусь в такой ситуации, то именно МНЕ и надо задавать такие вопросы, - оскалилась Влада.
- Не зуди, - отмахнулась Эра, - я пытаюсь найти выход.
- О, - ехидно протянула Влада, - надеюсь, ты используешь весь арсенал своих скудных мозгов, чтобы придумать что-нибудь дельное.
Эра пропустила колкость мимо ушей. Какой смысл спорить с такой?
- Проблемы? – неожиданно хрюкнул кто-то над ухом Эра, и на плечо опустилась ощутимая тяжесть.
- Ося! – возмутилась девушка. – Нельзя же так людей пугать! А если бы у меня инсульт случился?
- Инсульт – это инфаркт мозга, - продемонстрировал свои знания в области медицины свин, - а для того, чтобы заработать инсульт, нужно иметь предмет, на который этот самый инсульт распространяется, - с умным видом закончил он.
- Ося, - угрожающе произнесла Эра, - не нарывайся.
- Иначе что? – хрюкнул тот.
- Крылья оборву, - пообещала Эра. – Чего явился-то?
- А неча было к этой двери прикасаться, - неожиданно огрызнулся свин. – Кто вас просил?
- Ося! – поразилась Эра. – Что такого мы сделали? Не взорвали же её!
- Всё равно вас сюда никто не звал, - упёрся свин. – Уходите.
- Между прочим, - выставила Влада перед собой швабру, - у нас личный приказ от самого Дантилиана! Нам поручили убрать комнаты!
- Приказали, - поправил её Ося и насмешливо сверкнул глазами: - Я ему передам, что вы называете его Самим.
- Не смей, - покраснела Влада, - ничего личного, у меня просто с языка сорвалось.
С лица Оси пропала весёлая гримаса. Сдвинув густые, хорошо очерченные брови, он сухо уронил:
- Я не шучу, лучше держитесь от этой двери подальше.
- Хорошо, - быстро согласилась Влада, - мы уйдём, если ты уберёшь от меня эту штуку, - показала она на змею.
- Как нечего делать, - хмыкнул Ося и, сдёрнув змею с запястья, через плечо вышвырнул её в окно.
- Профессионал, - самодовольно улыбнулся он, глядя, как змея шлёпнулась на асфальт и попала под асфальтоукладчик.
«Вот прижал, так прижал, не то что наши парни на болоте», - подумала змея и благополучно скончалась.
- Жалко змейку, - хлюпнула носом Эра.
- Ага, я уже вся обрыдалась от жалости, - кивнула Влада.
- Нельзя же быть такой жестокой!
- Я не жестокая, - ухмыльнулась Влада, - у меня просто неправильно поставлена идеология.
Эра замолчала, жалость к раздавленному земноводному вдруг испарилась как лужа под лучами солнца.
- Ося, - позвала Эра, - а ты…
- Ты к кому обращаешься? – перебила её Влада.
- Как это, - растерялась Эра, - к Осе, это…
- Я знаю, кто это, - снова не дала ей договорить Влада, - но сейчас-то его здесь нет!
- Исчез, что ли? – обалдела Эра, оглядываясь. И правда, Оси нигде не было.
- Наверно, - пожала плечами Влада, - да какая тебе разница? Что же всё-таки за этой деревяшкой? – стала придвигаться Влада к заветной створке. – Почему нам туда нельзя? Мы что, особенные?
- Вот именно, мы особенные, - проворчала Эра, оттаскивая подругу подальше, - поэтому-то нам туда и нельзя! Мало ли что с нами может случиться!
- Да брось, - нахмурилась Влада, - когда ты пошла по мосту, что вышло? А я тоже предупреждала тебя! Теперь мой черёд проявлять капризы.
- Да стой же, - вцепилась в неё Эра, - там за нами смотрели вороны и появилась Метла, а сейчас мы одни и вряд ли кто-нибудь явится, чтобы спасти наши бренные тельца!
- Кто за нами смотрел? – изумиласьВлада.
- Вороны-фамилиары…
- И ты мне ничего не сказала? – пошла пятнами Влада.
Эру так и подмывало сказать ей, что сейчас она напоминает одного из далматинцев, но удержалась и примирительно подняла руки:
- Это не такая уж и важная новость, чтобы про неё говорить.
- Тоже верно, - согласилась Влада, плотоядно поглядывая на дверь, призывно мигающую зелёным крестом.
- Слушай, или мне кажется, или здесь реально пахнет травой, - насторожилась вдруг Эра, принюхиваясь.
- Это наверняка опять какая-нибудь лабуда, вроде той ситуации с диктофоном, - нервно хихикнула Влада, раздувая ноздри. Странно, но она не чуяла никакого запаха травы!
- Не скажи, - возразила Эра, тоже начиная нервничать, - в тот раз мы смертельно перепугались. И потом всё-таки выяснилась, что это был не глюк.
Влада подёргала плечами. Каждый раз, вспоминая то утро четверга, подружки начинали смеяться без причины, вызывая недоумение окружающих. В тот день Эра пришла в отличном настроении и с полной сумкой шоколадок. Она была ужасной сластёной и не упускала возможности подкрепиться разными конфетами. Влада, трепетно относящаяся к своим зубам, не одобряла подругу и пыталась воззвать к разуму Эры.
- Ты только подумай, сколько здесь сахара! – трясла Влада сникерсом перед носом Эры. – Это же никакая эмаль не выдержит!
- Плевать, - сообщила Эра и впилась в восхитительный молочный шоколад, - я обожаю торты, конфеты, пирожные, пряники, в общем, всё вкусное и вредное!
- Ты ненормальная, - вздохнула Влада, глядя, как подруга, легко управившись со сникерсом, тянет в рот горсть жевательных леденцов.
- Пожалуй, я с тобой соглашусь, - кивнула Эра, сидя на подоконнике и болтая ногами.
Подружки, как всегда, пришли рано, и теперь ждали начало физики, околачиваясь возле кабинета. Правда, околачивалась одна Влада, Эра же предпочла провести время в более комфортных условиях и вскарабкалась на подоконник, где и поглощала замечательные вкусности. Влада, косясь на пакетики с леденцами, как снайпер на свою цель, зашвырнула свою сумку и пакет, куда складировала не уместившиеся в сумке учебники и тетради, рядом с Эрой. Сумка, долетев до своей цели, ударилась о стекло и улеглась возле рамы. Стекло обиженно тренькнуло, но устояло. Пакет приземлился без всяких приключений.
- Ты бы поаккуратней, - предупредила подругу Эра, - ещё разобьёшь.
- Будь моя воля, я бы всю школу нафаршировала динамитом и подорвала бы, - рявкнула Влада со своего поста у дверей физики на третьем этаже.
- Тебя посадят, - ухмыльнулась Эра.
- Тюрьма ничем не отличается от нашей школы, - вздохнула Влада, - так что разницы никакой.
- Не знаю, - приготовилась спорить Эра, но не довела начатое до конца. Ей откуда-то послышались голоса двух разговаривающих девушек. Звуки были тихими, как дуновение ветра, и почти неслышными, однако Эра, некогда посещавшая музыкальную школу, имела отличный слух.
- Ты слышишь? – спросила она у Влады, навострив уши.
- Что?
- Здесь кто-то разговаривает, - сказала Эра, нахмурившись.
- Врёшь, - подлетела к ней Влада, - кроме нас на этаже никого нет! Кончай прикалываться!
-Я не прикалываюсь, - отозвалась Эра, - а правда слышу какие-то голоса. Вот сядь на моё место, - предложила она, спрыгнув с подоконника.
Влада недоверчиво посмотрела на ней, считая, что Эра её разыгрывает, но тем не менее повиновалась.
- Ну как? – поинтересовалась Эра, когда Влада уместилась на её месте. – Слышно?
Влада напрягла слух, но ничего подозрительного не услышала.
- Честно говоря, нет, - призналась она.
- Ну, не знаю, - слегка раздражённо сказала Эра, - ты, наверно, плохо слушала.
Стоило Эре вновь оказаться на подоконнике, как голоса снова ожили. Теперь уже более громкие и настойчивые.
- У тебя сотовый где? – спросила Эра, решив, что эти звуки исходят от мобильного.
- Здесь, - похлопала по карману джинсов Влада, - а что?
- Да так, - промямлила Эра, ощущая себя героиней пьесы абсурда, - голоса снова слышу.
- Это у тебя от преизбытка сладкого, - авторитетно заявила Влада, ни на минуту не поверившая Эре, - уже глюки начались.
- Конфеты здесь ни при чём, - отрезала Эра, - я их ела в таком же количестве с самого детства, и по твоим словам уже давно должна была стать шизофреником. Однако доучилась до одиннадцатого класса и все медицинские обследования говорят о моём физическом и психическом здоровье.
- Это от конфет, - стояла на своём Влада.
- Нет, - упёрлась Эра. Назревала нешуточная ссора, но от военных действий девчонок избавило появление Алёны Ивановны, препода по физике. По мнению Эры да и всех остальных учеников тоже, ей следовало уже давно уйти на пенсию, а не мучить школьников нудным зудением четыре раза в неделю.
- Девочки, - прокрякала Анна Ивановна, - немедленно слезьте с подоконника! И вообще, нечего в коридоре делать, идите в кабинет!
Эра пожала плечами, спрыгнула с подоконника и, подхватив сумку, направилась в кабинет, где ей предстояло провести два часа в беспросветной тоске. Влада с унынием тащилась позади неё.
Бухнув сумку на парту, Эра с воинственным видом уселась на своё место и нахохлилась. Влада опустилась рядом и, вспомнив о своей шевелюре, потребовала у Эры расчёску. Буркнув: «Не дам», Эра сунула ей щётку для волос и, глядя как Владка крутится возле зеркала, пригорюнилась: эх, вот если бы у Алёны Ивановны отказали ноги! Хотя нет, отмела Эра эту мысль, она бы и в инвалидной коляске прикатила. Урок для неё – святое. А если бы она… От киллерских мыслей Эру отвлекли опять возникшие голоса, доносившиеся из пакета Влады. Вцепившись пальцами в парту, Эра с ужасом уставилась на пакет: нет, это уже не смешно!
- Что у тебя с лицом? – спросила подошедшая Влада, недоумённо глядя на неё.
- У тебя в пакете кто-то разговаривает, - прошептала белая, как мел, Эра.
- Чушь, - фыркнула Влада.
- А ты пригнись.
Влада наклонилась над пакетом, ожидая, что ничего и не услышит, однако её уши уловили странные пришёптывания.
- Это что? – икнула от страха Влада. – Это как? Почему у меня?
- Не знаю, - истерически рассмеялась Эра, - просто понятия не имею! Сделай что-нибудь!
Только Влада протянула руку к пакету, как в нём что-то зашуршуало.
- Мама! – взвизгнула она и бросила пакет на пол.
- Теперь ты тоже будешь отрицать, что никаких голосов нет? – прошелестела Эра, не отводя глаз от пакета.
- Голоса есть, - признала Влада, - и… мне страшно! – всхлипнула она.
- Мне тоже, - отозвалась Эра, - а ты всё: у тебя шиза, у тебя шиза! Вон моя шиза, у тебя в пакете!
Вдруг с лица Влады исчезло затравленное выражение. Нагнувшись, она подняла пакет и вытащила из него… включенный диктофон.
- Диктофон! – заорала Эра. – Это всего лишь диктофон! Я тебя убью!
- Не бей меня, - увернулась от неё Влада, - я вообще про него забыла.
- Какого чёрта ты таскаешь с собой эту дрянь? – бесновалась Эра.
- Ну, насчёт дряни можно и поспорить, - хихикнула Влада, - учителя такие непредсказуемые люди, сначала одно говорят, потом другое, вот и таскаю с собой на случай чего, - ухмыльнулась она.
- Я, между прочим, чуть инфаркт не заработала, - злилась Эра.
- Я испугалась не меньше твоего, - отбила мяч Влада, - так что не надо злобно сопеть.
… Сейчас ситуация повторялась. Эра чувствовала запах травы, Влада – нет. «В жизни всё повторяется дважды, но в виде драмы только однажды, а во второй раз – насмешки вроде бы, в виде пародии, только пародии». Неожиданно Влада почувствовала, как по её ноге полезло что-то мягкое, обвивая её, как плющ. Вскрикнув, Влада попыталась сделать шаг в сторону, но нечто, уже почти добравшись до колен, не позволило ей это сделать. Потеряв равновесие, Влада взмахнула руками, свалилась на пол и замерла в позе «не бей лежачего».
- Это что? – спросила она, боясь пошевелиться.
- Трава, - констатировала Эра.
- Трава? Здесь? В замке?!!
- Ну да, - кивнула Эра, - а что?
- Но как трава могла вырасти на каменном полу?!
- Откуда бы мне знать, - зарядила пушки раздражения Эра, - выросла, и всё тут!
- Ладно, неважно, - дала задний ход Влада. – Помоги-ка мне лучше освободиться.
Повертев головой и не обнаружив ничего колющего, режущего или мало-мальски острого, Эра не нашла ничего лучше, как разорвать траву руками. Вцепившись мёртвой хваткой в один из побегов, ей удалось худо-бедно расправиться с ним, но на месте оторванного стебля моментально вырос другой. Мерзкое растение обладало свойствами гидры, у которой вместо отрубленной головы тут же вырастала новая.
- Ничего не получается, - утёрла пот со лба Эра.
- Эра, - взревела Влада, которой наскучило ощущать себя куколкой бабочки, - есть у тебя кольцо или нет?
- Ой, - спохватилась Эра, - я забыла! Сейчас, одну минуточку!
- Может, тебе начать пить танакан или стугерон? – заботливо поинтересовалась Влада, пробуя шевельнуть хотя бы пальцем. Шевельнуть получилось. Но в ту же минуту, колючка, выросшая на стебле, впилась ей в палец и снова исчезла. Просто китайская пытка!!
- Зачем? – попалась на удочку Эра.
- Говорят, от маразма помогает, - сообщила Влада.
Эра надулась и, повозившись немного в траве, которая разрасталась с каждой секундой всё больше и больше, спросила:
- Ну, допустим, кольцо я нашла, заклинание тоже вспомнила. А как быть с тем, что у меня всего две руки?
- Не поняла, - протянула Влада.
- Для использования заклинания «Пламенные ладони» мне нужны обе руки, - повторила Эра, - от одной толку не будет. Надо, чтобы кто-то смог разорвать стебель, а я воспользуюсь моментом и применю заклинание.
Влада издала протяжный стон. Вот правильно говорят, когда бог хочет наказать человека, он отнимает у него разум. Неужели нельзя догадаться о том, что можно использовать зубы?!
- А как быть с тем, что человеку от природы даны ещё и зубы? – в тон ей отозвалась Влада.
- Но я не могу рисковать своими клыками, - воспротивилась Эра.
- Почему? У тебя вставные челюсти? – поддела её Влада.
- Нет, но…
- Или кусалки тебе дороже, чем я? – наседала Влада.
- Нет, но мои зубы одни, другие не вырастут, если я их сломаю!
- Я тоже в единичном варианте, - заявила Влада, - так что хватит идиотничать и займись делом.
Пробурчав что-то типа: «Счёт стоматолога мне будешь оплачивать ты», Эра ухватила один стебель и сжала челюсти. Чувствуя, как рот заполняет сок, напоминающий по вкусу смолу, Эра, не теряя ни секунды, приложила ладони к месту разрыва и сосредоточилась на заклинании. Из ладоней стала вытекать пламенная эктоплазма, не причиняя коже никакого вреда. Разрыв стал затягиваться, не оставляя возможности появиться новым побегам. Постепенно избавляясь от стеблей методом прижигания, Эра освободила подружку, и они поспешили убраться из этого места.
- Одного не могу понять, - сказала Влада, прижавшись к стене, - откуда здесь трава? Её же раньше не было!
- Лично мне уже всё равно, - ответила Эра, - вместо того, чтобы попусту напрягать мозги, давай воспринимать всё как должное.
- Я хочу знать, откуда она здесь, - упёрлась Влада.
- Хотеть не вредно, вредно не хотеть, - пробормотала Эра.
- Что? – взвилась Влада. – Да как ты…
- Смотри, - перебила её Эра, указывая на противоположную стену, - что с ней?
- Где? С кем? – не поняла Влада.
Вместо ответа Эра молча развернула подругу за плечи и ткнула носом.
- Ужасно! – заорала Влада, узрев происходящее. – Надо бежать!
- Некуда, - спокойно ответила Эра, - да и не за чем.
- Как это? – возмутилась Влада. – Но стена, она же… рушится!
- Не рушится, а складывается по-иному, - поправила её Эра. – Приглядись.
Влада сконцентрировалась на кирпичной кладке и поняла, что Эра не врёт. Стена и в самом деле стала перестраиваться, хотя со стороны это выглядело так, будто огромные куски намеревались сваливаться прямо на пол, придавив всех и вся.
- Напоминает кубик-рубик, - отметила Эра, - помнишь такую игрушку?
Влада помнила. А ещё она помнила, что у неё никогда не получалось собрать его правильно. Остаётся надеяться, что стена не затянет с перестройкой.
- Вот и всё, - резюмировала Эра, когда последний кирпич занял своё новое место. Стена стала представлять собой арку.
- Нам предлагают туда зайти? – задала вопрос Влада.
- Скажем так, нас вежливо просят посетить сей проход, - ответила Эра, разглядывая получившееся преобразование.
По бокам арки материализовались колокольчики, наигрывающие что-то среднее между «Танцем с саблями» Хачатуряна и моцартовским Реквиемом. Мелодия, безусловно, бодрила, но не вызывала у девчонок никакого желания идти в арку.
- Я туда не пойду, - закапризничала Влада, - там темно и страшно.
- Я туда вроде как тоже не собираюсь, - кивнула Эра, - но от судьбы лучше не бегать.
- Почему?
- Потому что можешь получить от неё дополнительный пинок, - охотно пояснила Эра.
- Славная перспектива, - фыркнула Влада.
- Ты спросила, я ответила, - пожала плечами Эра и отвернулась.
Темнота арки тянула её к себе магнитом так, как магнит притягивает железо. Но Эра как раз меньше всего доверяла тому, что имеет такое притяжение.
- Как ты думаешь, - свистящим шёпотом спросила Влада, - если мы туда всё-таки зайдём, не попадём ли мы ещё куда-нибудь?
- Уже сменила своё решение? – поинтересовалась Эра, сопротивляясь желанию шагнуть в темноту.
- Мозги по-прежнему протестуют, но эта арка, похоже, наделена магнетизмом, - пожаловалась ей Влада.
- Я чувствую то же самое, - согласилась Эра и завизжала: - А-А-А!!!
- Что за… - начала было Влада, но закончить ей не удалось. Конец фразы просто застрял у неё в горле.
Из темноты арки на них надвигалось что-то огромное, вызывающее своими размерами просто первобытный страх. Это что-то прерывисто дышало, словно кислород постепенно становился поперёк горла. От ужаса и охватившей её паники Эра не могла вымолвить ни слова, впрочем, Влада тоже не могла похвастаться красноречием. Прижавшись друг к дружке, они молча наблюдали, как из темноты стали проступать очертания… гигантской жабы. Выйдя из арки, жаба остановилась и села, закрыв своим жирным телом проход.
- Бог мой! – вырвалось у Эры, со смесью ужаса и отвращения разглядывающей жабу. Её тело покрывали тошнотворного вида слизь и какие-то тёмные пятна.
«Никогда бы не подумала, что и земноводные страдают пигментацией», - подумала Эра, стараясь глубоко не дышать.
- Господи, - брякнул Владкин язык, - вы же мощная, как стратегический бомбардировщик!
Жаба прищурила выпуклые глаза, но промолчала.
Эра забеспокоилась. Уж лучше бы сия представительница рода жаб проквакала что-нибудь в ответ… Пауза затягивалась.
«Ну и о чём с ней можно поговорить? – лихорадочно соображала Эра. – На фига она вообще явилась?»
- Э-э-э… - промямлила Влада, - э-э-э…
- Девочки, - произнёс вдруг кто-то рядом с Эрой, - о чём разговор?
С момента их знакомства Эра впервые до безумия обрадовалась Осе. Едва не кинувшись целовать его, Эра изобразила подобие улыбки:
- О… О новинках косметики. Говорят, выпускают суперкрем, способный уничтожить пигментные пятна за один час.
Жаба засопела. Тема разговора ей явно не понравилась.
- Да? Очень интересно, - ухмыльнулся Ося, но выражение его лица не предвещало ничего хорошего. Такую улыбку Эра в последний раз видела на морде гиеновой собаки. Губы приоткрывались, обнажая крепкие зубы, а глаза оставались холодным и какими-то злыми.
«Как он узнаёт, где мы, с кем мы и чем мы занимаемся? – мелькнула мысль у Влады, но тут же была отброшена прочь: - Да какая разница! Главное, что он сейчас появился вовремя!»
- А ты чего вылезла? – обратился он к жабе. – Велено же было сидеть на месте!
- Стена… перестроилась… в арку… мне… пришлось… выйти… это… моя… работа… - через силу просипела жаба. Разговаривала она медленно и с трудом, и Эре стало понятно, почему она предпочитает молчать. Как-никак трудно разговаривать с людьми после нескольких лет, а то и веков, заточения в одиночестве. У Эры не было никаких сомнений в том, что эта жаба охраняет кого-то. Или что-то.
- Твоя работа сидеть и охранять! – рявкнул Ося, подкрепив свой вопль смачным хрюканьем.
Жаба приняла виноватый вид, как щенок, застигнутый хозяином в момент поедания мусорной кучи.
- Ползи назад, = злился Ося, пихая жабу, но с таким же успехом он мог пинать Эйфелеву башню, она даже не шелохнётся.
«Мамочки, - ужаснулась про себя Эра, - до меня только сейчас дошло, как это страшно, когда не с кем поговорить!»
В её грудной клетке поселилась жалость к этому несчастному созданию.
- Осенька, - робко позвала его Эра.
Но тот даже ухом не повёл, продолжая поносить жабу.
- Тупая идиотка, не умеющая даже воспринимать приказы! Безмозглое создание, способное только вращать глазами! Ты конченая имбецилка! Имей в виду, ещё одна такая оплошность – и ты будешь доживать свой век табуреткой у входа в магазин!
- Прекрати! – заорала Эра, видя, что из-под морщинистых век жабы медленно катятся слёзы. – Ты что, не видишь, что она плачет?!
- Офигеть можно! – хрюкнул Ося, ещё больше синея. – Жаба в расстроенных чувствах! Да я эту дуру на помойке подобрал, выкормил, выходил, даже работу дал, а она, - безнадёжно махнул он копытом, - только из милости её и держу, убоище это, тупа оказалась как пробка, всё руки никак не доходят выгнать!
Эра перевела взгляд с обозлённой крылатой свиньи на жабу.
- Мне кажется, вам лучше уйти, - обратилась к ней Эра.
Жаба кивнула и уползла.
- Зачем ты так? – укоризненно сказала Эра. – Помягче надо было.
- Может оно и так, - согласился свин, - но я ненавижу, когда мои приказы пропускают мимо ушей. Вас это тоже касается. Говорил же, не приближайтесь к этой двери! – напустился на них Ося.
- Но мы ничего такого не сделали, - встала в позу Влада.
- С чего тогда стена превратилась в арку? – бушевал свин. – С чего? А?
- Не хрюкай, - бросила Влада, - мы и правда к этому не причастны. Можешь не верить, но это твоё дело.
- Значит, и зеркало не трогали? – покосился на них Ося.
- Какое зеркало? – спросила Эра, в голову которой стали закрадываться смутные подозрения.
- То, которое в стене. Вон там, - ткнул Ося копытом вниз, на первый этаж.
Девчонки переглянулись. Признаваться не хотелось.
- Так как? – пристал к ним свин. – Трогали или нет?
Внезапно на Эру снизошло вдохновение.
- Понимаешь, - радостно заболтал её язык, - ходили мы с Владкой, ходили, ходили, ходили…
- Ага, - подхватила Влада, - чистим комнаты, чистим, чистим…
Фантазия у девиц закончилась, так и не успев начаться. Вдохновение решило отменить свой визит.
- И вдруг видим, что…
- Врёте, да? – обиженно спросил Ося, не дав Эре договорить.
Эре стало стыдно. Врать тоже надо уметь, нельзя же так бездарно.
- Осенька, - заблеяла Эра, - милый ты наш…
- Значит, трогали? – грозно спросил Ося, уперев копыта в бока.
- Ну… да, - опустили девчонки головы.
- Умницы, - похвалил их Ося, - а теперь думайте как закрывать этот проход.
Эра, зажмурившаяся и ожидавшая услышать гневный вопль, распахнула глаза с такой силой, что они чуть не выпали.
- Ты нас не ругаешь?! – изумилась она.
- Нет, - ухмыльнулся свин.
- Почему?!
- Потому что, раз ВЫ открыли эту арку, ВАМ её и закрывать, - мерзко хмыкнул он.
- Могу поспорить, что это невозможно сделать, - вздохнула Влада, почуявшая подвох.
- Именно, - кивнул Ося.
- И что нам делать?
- Придётся вам, други мои, самим разбираться с великаном Фашумом, - сообщил он.
- Нам?! – заорала Влада. – Самим?! Ни за что!
- Дело ваше, - хмыкнул Ося, - вот только если…
- Мы твоего «если» не боимся, даже окажись оно бородатым мужиком с лопатой.
- А если оно в виде Дантилиана? – осведомился Ося, помахивая крыльями.
- Даже это нас не пугает, - отрезала Влада. – У нас помимо этого дурацкого Фашума есть ещё куча заданий, так что не обессудь, но разбираться с этим придётся тебе самому!
- Нашли дурака, - буркнул Ося.

Оценить произведение и написать рецензию может только зарегистрированный пользователь

Нажмите сюда, чтобы войти в систему.
После авторизации Вы будете автоматически возвращены на данную страницу.
Если Вы находите это произведение противоречащим правилам нашего сайта, пожалуйста, сообщите об этом администрации
Ваши данные останутся анонимными. Спасибо за сотрудничество!
Меню автора
Логин: 
Пароль: 
Запомнить пароль
Забыли пароль?
Регистрация
Авторы
Авторы online:
В данный момент на сайте нет никого из зарегистрированных авторов

Новые авторы:
· stgleb · istina · Isaew · DarjaDarja · AndreiVorsin · KnYaZ · Sonya19 · Entei · delifin · ghet
Статистика
Всего авторов:
Активных авторов:
Произведений:
Рецензий: