Навигация
Рубрикатор
Друзья


Фото-приколы, видео


Давайте дружить?
Связаться


Код нашей кнопки:
Рубрика:  публицистика

Не будите спящую собаку.Часть 6.

Автор: Demi
опубликовано: 26/01/2009 08:31
Статистика: Cр. балл: 0.00, голосов: 0, просмотров: 951, рецензий: 0

Добавить данное произведение в ИзбранноеДобавить в Избранное   Добавить автора в список ДрузейВ Список Друзей    Написать автору личное сообщениеНаписать автору   Версия для печатиВерсия для печати
ГЛАВА XIII.
«Этой дороге нет конца-края», - раздражённо думал Эвклаз, пробираясь сквозь густые заросли, изрезанные ломаными и путаными тропами. Он шёл уже несколько часов, время клонилось к ночи.
«Спать не буду даже под страхом смертной казни», - решил он. Теперь, когда рядом нет мадам Суматохи, которая несмотря на свою нерасторопность весьма ловко управлялась с волшебством, ночевать одному в незнакомом месте было крайне глупо и опасно. Реальная же опасность таилась в таких местах, как эта чащоба. Один раз он размашистым шагом пошёл по роскошному зелёному ковру и чуть не стал его жертвой: ковёр оказался ни чем иным как трясиной. Чудом выскочив на твёрдую землю, Эвклаз теперь сторонился подозрительных на вид участков земли, будь оно слишком красиво или чересчур уродливо, и то и то могло таить в себе угрозу, если не для жизни, то для психики точно. Вдруг впереди раздался такой звук, словно одна кость ударялась о другую и послышался чей-то разговор.
«Это не к добру», - резюмировал Эвклаз и храбро спрятался за стволами деревьев.
В ту же минуту на тропинку из-за поворота вырулили два скелета с удочками на плечах.
- Представляешь, - жаловался один скелет другому, - в который раз возвращаюсь с рыбалки и нахожу любовника у жены под кроватью!
- И что будешь делать? – поинтересовался второй, перекидывая удочку на другое плечо. – Перестанешь теперь ходить на рыбалку?
- Нет, - хохотнул первый, - я отпилю ножки у кровати!
И они скрылись из виду, свернув с тропинки в лес.
Провожая взглядом их спины, сквозь которые хорошо просматривались ветки, Эвклаз вспомнил анекдот о хомячке, женившемся на слонихе. После бурной брачной ночи новобрачная благополучно скончалась. Хомячок, стоя рядом с многотонным трупом, рыдал, приговаривая:
- Один час удовольствия, и теперь всю жизнь закапывать!
«Хотя им процесс закапывания не грозит, - подумал Эвклаз, выбираясь на тропинку, - они его уже миновали!»
После встречи со скелетами у него остался неприятный осадок на душе. Было не то чтобы противно, было… как-то не так, как всегда. У Эвклаза даже не нашлось слов, чтобы описать своё состояние. Сев на кстати подвернувшийся пенёк, Эвклаз подпёр голову кулаком и задумался.
«Что-то я слишком много думаю, - решил он. – Надо как-нибудь научиться действовать экспромтом».
Легко сказать, да трудно сделать. Особенно если уже темнеет и дальше носа ничего не видно. Внезапно на плечо Эвклаза опустилась чья-то рука.
- Сбежать решил? – нежно пропел кто-то над его ухом.
- Уйди, старуха, я в печали, - безнадёжно отозвался Эвклаз, узнавший мадам Суматоху.
- Я тоже этот фильм смотрела, - хмыкнула она, - так что можешь не стараться.
- Это я уже понял, - буркнул он, разглядывая свои ботинки. Ни за что он не поднимет голову! Настроение и так паршивое, чтобы отравлять его ещё больше ехидной усмешкой мадам Суматохи. Но она и не думала усмехаться. Её состояние напоминало быстровоспламеняющуюся смесь, ещё чуть-чуть, и она запылает, как факел.
- Повторяю вопрос, - ледяным тоном сказала мадам Суматоха. Волосы Эвклаза покрылись коркой льда. – Ты сбежать решил? Отчего не поделился своими планами, роднуля? – язвительно поинтересовалась она.
Почему, почему! Не захотел, и всё!
«Буду молчать как партизан на допросе в гестапо», - решил парень и сцепил зубы.
- Молчишь? – глянула на него мадам Суматоха взглядом голодной акулы. – Ну-ну.
В тот же момент челюсть Эвклаза познакомилась с кулаком мадам Суматохи.
- Больно! – заорал он, сверзившись с пенька.
Удар мадам Суматохи оказался в прямом смысле сногсшибательным.
- Ага, - довольно заметила мадам Суматоха, - ты всё-таки можешь говорить.
- Само собой, - огрызнулся Эвклаз, потирая челюсть.
- Почему на вопрос не отвечаешь?
- Не хочу!
- Дело твоё, - кивнула мадам Суматоха, - в конце концов рассказывать о своих мыслях или нет – это личное дело каждого, законом утаивание мыслей не запрещается, но я настоятельно рекомендую тебе рассказать мне о своих планах, - проникновенно сказала мадам Суматоха и взяла его за потную, вялую ладошку.
- А если я откажусь, вы просто-напросто влезете в мои мысли? – спросил он, высвобождая руку.
- Именно.
- А в глаз? – хмуро спросил парень.
- Не смей, - торопливо сказала мадам Суматоха, отступая, - девочек бить нельзя!
- В Эфирии, стране магии и чудес, возможно всё, - передразнил он. – Вроде так вы говорите?
- Это совсем другое! – завопила мадам Суматоха. – И вообще, я хотела по-хорошему с тобой поговорить, так сказать, по душам, но раз ты этого не хочешь, то знай: я давно поняла, что ты задумал, ещё в тот день, когда ты рассказал свой сон, - выпалила она на одном дыхании.
- Если вы всё знаете, зачем спрашиваете?
В вопросе Эвклаза был резон.
- Затем, чтобы убедиться, что я не ошиблась. Подсознание человека, знаешь ли, сложная штука, иногда даже то, что мы думаем, не является нашими настоящими мыслями. Понимаешь?
- Не совсем, - сознался Эвклаз, - но звучит красиво.
- Дело не в звучании, - вздохнула мадам Суматоха, - а в смысле всей моей фразы. Говоря простым, общедоступным языком, не всегда наши мысли выражают наши истинные чувства. Собственно, если начать с самого начала, ab ovo, как говорится по-латыни, то структура человеческой психики делится на три части: «оно», «я» и «сверх-я». Это открытие впервые сделал Хигмунд Фрейд. «Оно» подразумевает под собой определённые биологические потребности и вымышленные желания…
От обилия слов у Эвклаза закружилась голова.
- И долго вы так можете говорить? – перебил он её.
- Пока не исчерпаю весь багаж знаний, - скромно опустила она глаза.
- Надо же, - съехидничал Эвклаз, - а я думал, все ваши знания могут уместиться в дамскую сумочку.
Не успел Эвклаз понять, что происходит, как кулак мадам Суматохи вновь повстречал его челюсть.
- Это был неправильный ответ, - ухмыльнулась она, глядя на поверженного Эвклаза.
- Между прочим, за рукоприкладство срок дают, - буркнул он, поднимаясь.
- Кто это сказал? – подняла брови мадам.
- Э, ну, так было написано в сборнике законов, - выкрутился парень и тут же до него дошло, как глупо это звучит.
- Ты сам вставил в сборник сей закон, - лучилась мадам Суматоха, - так что можешь не распинаться.
Эвклаз фыркнул. Ну крутая, прямо круче её только яйца голубого дрозда, варившиеся в кастрюле час.
- А мне вот интересно, - протянула мадам Суматоха, - куда ты собрался идти за своей обожаемой Эрой, если даже не знаешь где она находится?
«Сказать ей или нет?» - скептически подумал Эвклаз, надеясь, что мадам сообразит, что недавно проговорилась, где находится вход в Пандемон.
- Ну? – нетерпеливо застучала ногой мадам. – Так как?
Эвклаз молчал.
- Ты будешь отвечать или нет? – засопела мадам Суматоха.
«Будь что будет», - решил парень и открыл рот для ответа. Но тут зрачки мадам Суматохи расширились и стали похожи на суповые тарелки.
- Так ты всё запомнил! – пришла она в негодование. – Сначала заговорил мне зубы, а потом вытащил нужную тебе информацию! Ну ты и дрянь!
На поляне повисла грозная тишина. Так в воздухе всё замирает перед бурей.
- Мадам Суматоха, - тихо начал Эвклаз, - а вам не кажется, что Эра мне дороже, чем ваш Шепчущий Лес, Аэллопа и белые звери вместе взятые? Вы об этом подумали? Неужели вы не знали, что, встань передо мной выбор, я в любом случае выбрал бы Эру?
- Да мне плевать, что ты чувствуешь! – заорала мадам Суматоха, проявив чудовищную бесчеловечность. – Ты дал обещание, ты и должен его выполнять! Мы вместе должны!!!
- Я знаю, - вздохнул Эвклаз, - но сердцу не прикажешь.
- Почему это? – удивилась мадам. – Я всегда так поступаю. Вот, - извлекла она из кармана своих штанов небольшой синий пузырёк, - выпей это и твои чувства на некоторое время заморозятся, останется сплошной разум.
Секунду Эвклаз смотрел на мадам Суматоху, затем глубоко вздохнул и… выдал непечатное выражение.
- Как грубо, - покачала головой мадам. – Значит, пить не будешь?
- Нет, - отрезал Эвклаз.
- Плохо, - вздохнула мадам, - придётся тебя загипнотизировать.
- Не надо, - мотнул головой Эвклаз. – Я сам пойду.
- Родной мой, - глянула на него мадам своими фиолетовыми глазищами, - не нужно думать, что я только вчера родилась. Я великолепно понимаю, что стоит мне только отвернуться, и ты, золотце, сбежишь. Со мной этот фокус не пройдёт.
«Этот-то, может, и не пройдёт, - мысленно улыбнулся Эвклаз, сохраняя на лице невозмутимое выражение, - а вот другой вполне может».
- А я не собираюсь убегать, - повторил он. – Впрочем, если хотите, можете применить ко мне Охранное заклинание, - смиренно закончил он, опустив голову.
«Этот противный мальчишка опять что-то задумал», - решила мадам Суматоха и попыталась проникнуть в его сознание. Однако, на её удивление, сознание Эвклаза охраняла мощная противомагическая защита.
- Ты поставил блок? – вырвалось у неё.
Ухмылка Эвклаза заставила её покраснеть. Ну вот, выдала себя с потрохами.
- Точно, - кивнул парень и ехидно сощурился: - А как вы догадались?
- Ну… так, просто почувствовала, - вывернулась мадам.
- Ага, - согласился он, - шестое чувство и всё такое. Ясно.
- Ладно, - отмахнулась мадам, - не мешай, я вспоминаю заклинание.
- Ади, эди, уде, у-и-у!
Иду, идо, иди, идэ, ида, ву! – услужливо подсказал Эвклаз.
Что-то царапнуло слух мадам Суматохи. Будучи какой-никакой колдуньей, она не раз слышала это заклинание, и сейчас ей что-то показалось странным. Но что именно, убей бог, она не могла понять.
- Ты уверен? – насторожилась она.
- В чём?
- В том, что правильно его произнёс?
-Абсолютно, - покривил душой Эвклаз.
На самом деле он намеренно изменил одну букву в первой строчке, а это, как правило, ведёт либо к тому, что заклинание не срабатывает вообще, либо это ведёт к непоправимым последствиям. Изменив букву, Эвклаз понадеялся на счастливый случай. Это, конечно, было сделано на «авось», но где вы видели, что ради любви люди совершали нормальные поступки?
- А мне кажется, что что-то не так, - засомневалась мадам.
Эвклаз чуть не заскрипел зубами. Вот пристала, блин! Нет, чтобы просто повторить, так она ещё и подвох почуяла.
- С заклинанием всё в порядке, - заверил её Эвклаз, справившись с приступом злости. – Можете мне поверить.
И в этот момент ангел-хранитель мадам Суматохи отлучился на обед. Посмотрев на Эвклаза, мадам кивнула и, вытянув руки ладонями вниз, семь раз провела ими туда-сюда, как бы прочерчивая полукруг над головой Эвклаза, и произнесла:
- Ади, эди, уде, у-и-у!
Иду, идо, иди, идэ, ида, ву!
Ох, мадам!.. Учись вы хорошо в школе, вы бы сразу увидели ошибку в заклинании, но нет! Вместо того, чтобы сидеть и слушать учителя, вы предпочитали играть в подкидного дракона с Метлой, и вот результат! Сработай заклинание как надо, Эвклаза бы охватило малиновое свечение, но вам же лень было зубрить «Последствия наложения заклинаний», вот вы и не разобрались. Парня охватило серебристое свечение и тут же погасло.
- Ну как? – неуверенно спросила мадам. – Чувствуешь себя… гм… под охраной?
- А як жишь, - бодро отозвался Эвклаз, вытянувший выигрышный билет в лотерее «Счастливый случай», - прямо не знаю, что и сказать! Как будто гири на ногах-руках висят!
Мадам Суматоха расслабилась. Что ж, зря она волновалась, всё прошло как по маслу.
- Отлично, - кивнула она, - тогда идём.
- Куда?
- Обратно, надо же найти Аэллопу и белых зверей.
Повернувшись спиной к Эвклазу, мадам, уверенная, что теперь-то он не сбежит, зашагала по дороге. Эвклаз тихонько побрёл за ней, оглядываясь по сторонам. И дело вовсе не в его интересе к окружающей природе, а в том, что ему понадобилась… доска. Ведь вы же не подумали, что он и правда будет искать принцессу?
Наконец, нужный предмет нашёлся. Сухая, в трещинах, доска валялась прямо на обочине дороги, словно кто-то знал, что кому-то она пригодится.
«Клёва, - подумал Эвклаз, - это то, что нужно. Надеюсь, ей будет не особо больно».
Воспользовавшись тем, что мадам повернулась к нему спиной, Эвклаз бесшумно поднял кусок рассохшегося дерева и со всей силы опустил его на темечко мадам Суматохи. Мадам беззвучно рухнула в дорожную пыль.
- Извините, - сказал Эвклаз, отбрасывая в сторону доску, - но я не хочу служить вашей козырной картой. Питаю надежду, что вы скоро придёте в себя.
Ответом послужило весёлое пение птиц. Помеха устранена, можно идти дальше.

Замок Абраксаса.
- Что-то наш глубоко неуважаемый Дан не спешит на встречу, - ворчал Абраксас, расхаживая по комнате перед Метлой и воронами-фамилиарами. – Или он надеется, что мне надоест затишье и я уведу свои войска?
- Не думаю, - пискнула Метла, - может, он просто готовит нам сюрприз.
- Какой? – вскинулся Абраксас.
- Ну, - замялась Метла, - может, он готовит какое-то секретное оружие, которое разнесёт нас в клочья…
Абраксас поджал губы. Он достаточно долго знаком с Дантилианом, чтобы признать правоту Метлы. Наделённый человеческой внешностью от матери, Дан приобрёл и её качества: доброту, мягкость и полную бесхитростность. А это совсем не то, чем должен обладать демон. Война – это дело такое, не схитришь, не выиграешь. Кто его знает, может, и впрямь задумал нечто грандиозное… Ну и бред.
- Ну и бред, - сказал Абраксас, - а то вы его не знаете! Да он не способен даже порчу наслать! Только позорит весь род демонов.
- Знать-то знаем, - вздохнул Мунин, - но, как говорят, доверяй, но проверяй…
- Хватит, - поморщился Абраксас, - замолчи. Дантилиан верен своему слову и без моего согласия война не начнётся.
- Она уже идёт, - заметил Хугин, чистя перья.
- Я имел в виду боевые действия, - зыркнул на него Абраксас.
- Понял, - отозвался ворон.
- Ладненько, - задумался Абраксас, - значит, так…
- Как? – хором спросили Хугин, Мунин и Метла.
- Не перебивайте, - обозлился Абраксас, - я устал ждать событий, поэтому сегодня ночью выпустим на Пандемон диких фантазмов.
- Но это нечестно! – возмутился Хугин. – А как же ваш договор?!
- А никак, - спокойно ответил демон, - я хозяин своего слова, захотел – дал, захотел взял обратно. Так что со стороны Дантилиана было ошибкой считать, что я буду ждать его приезда.
- Но он… - заикнулась Метла.
- Он – не я! – рявкнул Абраксас. – Усекла?
- Ага, - шепнула Метла.
- Молодец, - одобрил Абраксас, - а то завела: Дантилиан, Дантилиан… Нудила из Тагила, блин. Кстати, где ящики с фантазмами, которые я просил принести?
- Э-э-э… - заметались глаза у Метлы. Как теперь признаться, что она о них попросту забыла?
- Понимаете, я…
- Ясно, - перебил её Абраксас. – Забыла.
Метла сконфузилась. Всё-таки неприятно, когда тебя тыкают носом в твои же ошибки при публике.
- Впрочем, - продолжал вещать Абраксас, - я не сержусь. Но если эти ящики не окажутся у меня через десять минут, то это будет чревато последствиями.
- Поняла, - сорвалась с места Метла, - уже лечу!
Проводив взглядом Метлу, демон обратил свой взор на Хугина и Мунина.
- А вы чего расселись, как балерины на шпагате? Летите отсюда, мне надо поколдовать.
- Уже, - кивнул Мунин, - только у нас есть новость.
- Какая? – навострил уши Абраксас.
- Эвклаз собирается идти за Эрой, то бишь скоро он будет либо здесь, либо в Пандемоне.
- Чего?! – взревел Абраксас. – Он собирается идти сюда?! Чокнутый мальчишка! Он хоть понимает, на что он идёт?!
- Вряд ли, - пожал плечами Хугин.
- Этого нельзя допустить, - забегал по комнате Абраксас, - нельзя, чтобы они встретились, Эра и Эвклаз!
- Почему? – спросил Мунин, удивившись.
- Нельзя и всё, - буркнул Абраксас. – Я этого не хочу.
Мунин проглотил хмыканье. «Я этого не хочу», просто железный аргумент. А главное, он объясняет всю сущность ответа.
- С другой стороны, - плюхнулся на стул Абраксас, - помешать ему мы не можем, следовательно… Хе, - ухмыльнулся он, - если мы не сможем помешать, значит, мы должны помочь ему попасть сюда. Будет весело, - потёр он ладошки. – Особенно если он явится сюда в то время, когда над Пандемоном повиснет туман из диких фантазмов.
- А как ему помочь-то? – поинтересовался Хугин. – За ручку привести? Или дорогу стрелочками показать?
- Насколько мне известно, - задумчиво произнёс демон, - в Пандемон ведут два хода? Один вход в замке Скульди, а второй – в море, где живёт русалка Титуба. Это граница между Эфирией и Королевством Зелёного Острова.
- Но, сэр, - вмешался Мунин, - замок Скульди давным-давно стоит на территории Пандмона и…
- Разве я этого не знаю? – широко улыбнулся Абраксас. – Естественно, я в курсе.
- Но тогда остаётся только один вход…
- Само собой, - хмыкнул Абраксас, - и именно его мы используем в своих целях.
- И что мы с ним будем делать? – заинтересованно спросил Мунин. Использовать кого-то или что-то в своих целях он любил, в конце концов, человечество делится на две категории: те, кто властвует и те, кто подчиняется этой власти.
- Мы изменим направление этого хода.
- То есть? – не понял Мунин.
- То есть сделаем так, что он приведёт Эвклаза не в Пандемон, а к нам в Ад.
- Угу, - кивнул ворон, - а как быть с Титубой? Вряд ли она разрешит заявиться туда и химичить с этим ходом. Как-никак она несёт за него ответственность.
- Титубу я беру на себя, - ухмыльнулся Абраксас.
- Хотелось бы без смертоубийства, - вздохнул Мунин.
- А кто про него говорит? – удивился Абраксас. – Просто я применю высшую степень гипноза. Поверь, это сработает.
- Верю, - кивнул Мунин.

ГЛАВА IV.
- Вот я и пришёл, - сказал сам себе Эвклаз, стоя на берегу моря.
Белые барашки морской пены играли в догонялки друг с другом, лучи солнца мирно покачивались на небольших волнах. Природа всем своим видом показывала, что нет причин для беспокойства и суеты. Однако у Эвклаза на сей счёт было иное мнение.
«И как мне найти эту Титубу? – думал он, вглядываясь в глубь моря. – Орать, пока не посажу голосовые связки? Но ведь они у меня не казённые!»
Вдруг к его ногам спланировал свиток, перевязанный коричневым шнурком. Любопытство накинулось на Эвклаза, как стая воронов на мышь.
«Не трогай, - приказал он себе, - здесь надо держать ухо востро, иначе может приключиться беда. Мало ли, может, этот свиток отравлен», но руки уже сами по себе схватили пергамент и развернули его.
«Зайди в воду по колено и жди», - гласили прыгающие буквы. Эвклаз еле-еле вообще сумел прочитать послание:
- Интересно, какой кретин додумался написать такими буквами текст? И откуда этот свиток взялся? Не мог же он просто так упасть с неба.
- Да какое тебе дело, - весело отозвался внутренний голос, - главное, что тебе подсказали что делать дальше!
- Вот это мне и не нравится, - буркнул парень, вертя в руках свиток, - кто бы это ни был, он явно приготовил для меня сюрприз.
«Он сразу посмотрел в корень проблемы, - восхитился Мунин, прятавшийся среди веток деревьев, - моментально догадался, что его ждёт подарок».
После того, как Абраксас разработал план перемещения Эвклаза в Ад, Мунин отправился к берегу моря со свитком, в котором Абраксас написал, что нужно будет сделать Эвклазу для вызова русалки. Ворон полетел исполнять приказ, а сам демон направился на дно морское, дабы изменить направление хода. Подлетая к морю, Мунин издали заметил Эвклаза, в растерянности топтавшегося на берегу.
«Вот мой шанс», - решил ворон и кинул свиток под ноги Эвклаза, предварительно укрывшись в кроне дерева.
«Ну что же ты медлишь? – с досадой думал ворон, глядя, как Эвклаз недоверчиво посматривает на пергамент. – Иди давай!»
И тут, словно услышал его возглас, Эвклаз протяжно вздохнул и шагнул в воду.
«Отлично, - потёр крылья ворон, - теперь ждём, когда приплывёт русалка. Надеюсь, она уже будет в состоянии гипноза».

- Это дебилизм, - возмущённо сопел Абраксас, выпутываясь из водорослей, - ну кто придумал, что на дне морском должны быть заросли водорослей и прочей ерунды?! Если найду этого человека, то применю к нему линчевание.
Продолжая бубнить, демон пробирался сквозь морские растения, сожалея лишь о том, что к русалке нельзя применить заочный гипноз и теперь ему приходится прилагать все усилия, чтобы коварные растения не опутали его с головы до ног.
- А почему нельзя применить заочный гипноз? – спросил Мунин, когда демон посетовал на то, что у него нет выбора и, если он хочет осуществить задуманное, то ему придётся навестить Титубу.
- Знаешь, - неожиданно ухмыльнулся Абраксас, - когда я был вынужден посещать школу магии, то всеми фибрами своей души ненавидел уроки гипноза, тем более их вёл занудный старикашка по фамилии Гундоскин. Его самым любимым развлечением было встать у доски и бубнить материал себе под нос, не беспокоясь о том, что мы, ученики то бишь, не понимаем практически ничего. Но кое-что я всё-таки запомнил. Как правило, для проведения сеанса заочного гипноза пациент подробно рассказывает о себе врачу в письмах, на основе которых потом и гипнотизируют человека. А мы с русалкой посланиями не обменивались, да и не хочу я вести переписку с чьей-то неупокоенной душой со дня морского, - хмыкнул Абраксас.
- Ясно. А остальные виды гипноза?
- При всех остальных видах мне всё равно надо находится рядом с ней, - со скучающим видом ответил демон. – Разница только в том, что при мгновенном гипнозе безразлично где ты стоишь, жертва по любому придёт в состояние гипнотического транса, а при другом способе гипноза мне нужно стоять с ней лицом к лицу, что тоже мня не устраивает.
- Ага, - кивнул Мунин, - то есть мгновенный гипноз – это оптимальный вариант?
- Да, - безнадёжно отозвался Абраксас.
И сейчас демон, проклиная всё на свете: себя, того, кто вообще придумал гипноз, русалку, Уробороса, надумавшего именно сейчас начать шевелиться, работал руками и ногами, всё ближе и ближе подбираясь к дому Титубы. Остановило его весёлое пение и звонкий смех, доносившийся сквозь заросли красных водорослей. Осторожно раздвинув стебли, демон узрел небольшую поляну и трёх русалок, резвившихся в силу возраста. Одной из них была Титуба.
- … - выдал непарламентское слово демон, - я её ищу, а она скачет по поляне, как молодой козёл!
Не подозревая, что за ними наблюдают, русалки встали в хоровод и закружились, весело смеясь и озорно блесят глазами.
«Интересно, - подумал вдруг Абраксас, глядя на зелёные волосы русалок, - они русалки или всё-таки наяды? Хотя мне это без разницы».
- Ой, девочки, - произнесла вдруг Титуба, перестав веселиться, - меня зовут. До скорого!
- Пока! – помахали ей вслед подружки и стали расчёсывать друг другу волосы.
Очнувшись от пения русалок (а ещё говорят, что на демонов оно не действует!), Абраксас поплыл за ней, выбирая удобный момент для гипноза. Наконец, ему повезло. Титуба запуталась в водорослях, а Абраксас поднес руки к вискам и прошептал:
- Я касаюсь твоего лба между бровей. Когда я отниму руку, ты будешь спать. Раз, два, три!
Опустив руки, демон посмотрел на русалку. Она перестала выпутываться из своей западни и безвольно повисла на водорослях, как кукла.
- Прекрасно, - похвалил сам себя Абраксас, - теперь углубим это состояние.
Подплыв к русалке и заглянув в её глаза, ставшие похожими на пуговицы, такие же чёрные, блестящие и без всяких признаков мысли, демон ещё раз поздравил себя и провёл несколько лёгких пассов в области её лица, говоря при этом медленно и раздельно:
- Сонное состояние всё усиливается. Всё глубже и глубже покой. Ты ни о чём не думаешь. Как будто густой туман опускается между тобой и окружающим миром. Ты слышишь только меня. Ты спишь глубоким сном.
Правая рука ТЬитубы внезапно дёрнулась.
«Ага, - подумал демон, - так я и знал, что она будет сопротивляться. Но ей это не поможет».
Сделав завершающий пасс над её головой, Абраксас уовлетворённо улыбнулся: всё прошло просто чудесно, русалка погрузилась в глубокий транс и теперь воспринимает только его голос.
- Слушай сюда, - обратился к ней демон, - сейчас ты приплывёшь к мальчишке, что позвал тебя и проведёшь его ко входу в Пандемон. Ясно?
Титуба кивнула. Её глаза-пуговицы бессмысленно смотрели вперёд, но Абраксас знал, что его приказ был услышан и понят. Осталось только доплыть до этого входа раньше, чем это сделают Эвклаз и русалка.
- Да, вот ещё что, - отцепил демон от своего пояса небольшой шёлковый мешочек, - не хочу, чтобы этот человеческий детёныш захлебнулся, поэтому незаметно сунешь ему в карман вот это. – И на ладонь русалки шлёпнулась миниатюра булькающего дерева. Титуба посмотрела на Абраксаса.
- Оно не даст ему задохнуться в воде без кислорода благодаря своим магическим свойствам, - пояснил он.
- Это всё? – бесстрастно спросила русалка.
- Да.
Титуба махнула рыбьим хвостом и уплыла, а Абраксас двинул в противоположную сторону, туда, где посреди морского поля высился огромный камень Змеевик, под которым и располагался вход в Пандемон.
«Ничего, - думал Абраксас, - скоро всё изменится».
Однако чем ближе он подплывал к поляне, тем яснее понимал, что Змеевик не зря был выбран стражем входа. Этот зелёный камень, с белыми прожилками, получил своё название из-за схожести последних со шкурой змеи. Само название камня свидетельствует о коварности. Змеевик используют для обмана, обольщая других людей. Но Абраксас не являвшийся человеком, мог запросто разрушить такие магические чары, и камень избрал другую тактику. Почуяв, что к нему приближается представитель падших ангелов, Змеевик просто слился с природой, заставив демона поломать голову над загадкой.
«У меня нет времени, чтобы играть в прятки, - нервно думал Абраксас, - скоро здесь будут русалка и Эвклаз!»
- Минуточку, - вслух сказал Абраксас и стукнулся головой о кораллы, - если этот камень постоянно принимает другой вид, то где-то рядом с ним должна быть печать демона Лерайе, которую нужно нажать, чтобы Змеевик приобрёл свой первозданный облик. А что, это мысль!
И он на крейсерской скорости стал осматривать песок в центре поляны, где, по его предположениям и находился Змеевик. Разбрасывая в разные стороны песок, Абраксас невольно задумался о печальной судьбе Лерайе, которую рассказал ему его отец, как и Дантилиан, Лерайе тоже был демоном с человеческой внешностью, и в скором времени он должен был спуститься под землю, но на шестнадцатом году его жизни случилась трагедия: Лерайе утонул в озере. Как и почему это случилось, до сих пор не знает никто. Впоследствии жители деревеньки, где жил Лерайе, клялись, что видели, как он вместе с русалкой качается на волнах и поёт песни. Также отец поведал маленькому Абраксасу, что вскоре Лерайе предложили отдать свою печать на «охранные цели». Не спросив зачем это надо, Лерайе снял с себя печать и отдал её в руки морскому владыке Тритону.
- И теперь печать Лерайе служит охраной камня Змеевик, - говорил престарелый Санви, пока Абраксас изумлённо разглядывал печать, которую отец нарисовал по памяти.
- Почему именно этого камня, папа? – спросил Абраксас, оторвавшись от рисунка.
- Потому что Змеевик стережёт, в свою очередь, вход в магическое измерение Пандемон. Нельзя допустить, чтобы вход находил каждый любопытный.
- Ясно, - кивнул Абраксас и потерял к рассказу всякий интерес. Куда больше его занимала печать подводного демона. Он жадно вглядывался в рисунок, стараясь не упустить ни единой чёрточки, запечатлевая этот образ в своём мозгу.
Теперь Абраксасу осталось лишь воспользоваться полученными в детстве знаниями. Наконец, искомое было найдено.
- Привет, красавица, - умилился Абраксас, смахнув последнюю песчинку с печати. Она оказалась именно там, где ей, в общем-то, и следовало быть: рядом с очерчённым в центре поляны кругом. Надавив на неё всей пятёрней, демон обнаружил Змеевик.
- Умно, - пробормотал Абраксас, увидев, как прямо на своём же месте и возник Змеевик. – Значит, в этот раз ты решил просто рассыпаться песком? – обратился он к камню. – Что ж, я всё равно нашёл тебя.
Осталось только открыть вход, и я у цели!
Насколько помнил Абраксас, камень надо сдвинуть с места, никакой магии здесь применять не требовалось.
- Ух! – поднатужился Абраксас, толкая камень. – Ну же, ещё разок!
Послышался шорох крошившегося дна Змеевика, и камень сдвинулся, открыв спиралевидную, уходящую вглубь, трубу. Абраксас видел такие в Турции, куда забрёл по случайности.
- Так, - оглядел это безобразие Абраксас, - развернём эту «горку», и дело сделано!
С помощью заклинания «Связь измерений» Абраксас легко развернул трубу с востока на юг, в сторону Ада.
«Мне повезло, что Ад и Пандемон находятся на одной широте и долготе, - подумал он, возвращая камень на место, - иначе пришлось бы потратить чёртову тучу времени, вычисляя цифры. А времени-то у меня как раз и нет».
Оглядев поле работы, Абраксас хмыкнул и поплыл наверх, где сквозь толщи воды пробивались солнечные лучи.

- Ну наконец-то! – воскликнул Эвклаз, когда голова русалки показалась из воды. – Сколько можно ждать!
- Ты меня звал? – бесцветным голосом спросила Титуба, скользнув бессмысленным взглядом по нему. Её сознание боролось с гипнозом, но, очевидно, сил русалки не хватало, чтобы победить высшее зло.
- Нет, блин, не звал! – вызверился парень. – Просто поприкалываться решил!
Русалка молча покачивалась на волнах. Эвклазу внезапно стало отчего-то не по себе. То ли дело было в набежавших тучах, то ли… Он сам толком не знал в чём. Подозрительными казались глаза русалки, но кто их знает, этих подводных жителей, может у них всегда такое выражение глаз!?
- Простите, - покаялся парень, - сам не знаю, с чего на вас взъелся. Дело в том, что мне нужно попасть в Пандемон, - выдавил он из себя.
Ему вдруг стало неловко: кто он такой, чтобы ему открывали вход? Приготовившись к категоричному отказу, Эвклаз был поражён, когда Титуба просто кивнула ему:
- Конечно. Я тебя провожу.
Все приготовленные аргументы в пользу того, что ему действительно необходимо найти этот вход застряли у него в горле. Мало того, что ему не отказали, так ещё и обеспечили сопровождение! Ну ничего себе!
- Чего уставился? – неожиданно грубо спросила русалка и, взмахнув хвостом, обдала его брызгами. – Русалок никогда не видел? – в её глазах заблестели слёзы. Во всяком случае так показалось Эвклазу. Или это просто отражение волн в зрачках?..
- Извините, - пролепетал парень, входя в воду. Поведение русалки озадачивало. Вроде морские обитатели не подвержены частым сменам настроения, так что случилось? С чего она вдруг стала грубить?
Бедный Эвклаз!.. Если бы ты внимательно пригляделся к ней, то понял бы, что эта ситуация таит в себе сюрприз для тебя, но нет, ты не привык вникать в тонкости женского поведения! Слёзы же были вызваны тем, что сознание Титубы получило серьёзный удар, когда пыталось скинуть с себя оковы гипноза…
- Не стой истуканом, - буркнула русалка, когда Эвклаз неожиданно остановился, - времени на это нет.
- А как я буду дышать под водой? – поинтересовался парень. Оказаться на морском дне в качестве утопленника ему не хотелось.
- Не твоя печаль, это моя забота, - ответила русалка и скрылась под водой.
Теряясь в догадках, Эвклаз всё никак не решался нырнуть вслед за ней. Вдруг он почувствовал, как что-то попало в его карман, а затем его схватили за ноги и поволокли вниз.
«Так я и знал, что нельзя доверять этим русалкам, - думал он, зажмурив глаза и стараясь не втянуть нечаянно носом солёную морскую воду, - утопят и не чихнут».
- Эй, - раздалось с боку, - чего не дышишь-то? Не боишься скончаться от недостатка воздуха в лёгких?
Глаза Эвклаза распахнулись помимо его воли. Против его ожидания, он прекрасно мог видеть под водой, она не причиняла ему ни малейшего неудобства.
«Может, и дышать тут можно?» - подумал парень и сделал вдох. Лёгкие тут же наполнились кислородом.
- Ого! – не сумел сдержать Эвклаз изумления.
- Удивлён? – нарезала вокруг него круги русалка.
- Не то слово, - воскликнул Эвклаз. – Оказывается, здесь тоже можно дышать!
- А ты думал, - дёрнула плечом русалка. – Ладно, поплыли.
… Оказавшись на поляне, Эвклаз завертел головой.
- В то самое место, - ответила русалка, - откуда ты сможешь попасть в Пандемон.
- А вход-то где? – нетерпеливо спросил Эвклаз.
- Здесь.
- Где?
- В центре поляны. Внимательно присмотрись.
Эвклаз сфокусировал зрение.
- Ничего не вижу, - капризно объявил он.
Титуба покачала головой и, оказавшись рядом с очерченным кругом, нажала на печать. Змеевик материализовался на своём месте.
- Прошу, - сделала приглашающий жест русалка.
- Издеваешься, да? – обозлился Эвклаз.
- Почему?
-А как я пройду сквозь камень??
- Надо его просто отодвинуть и внизу откроется вход, - сообщила Титуба и упёрлась руками в камень: - Ну-ка помоги.
Снова посыпалась каменная крошка, и взору Эвклаза предстала пресловутая спиралевидная труба.
- Как детская горка, - оценил он.
Титуба передёрнула плечами.
- Не нравится, ищи другой вход.
- Нет, нет, - испугался Эвклаз, - мне это в самый раз.
- Ну тогда двигай, - приказала Титуба и столкнула его вниз.
Не успев ничего понять, Эвклаз шлёпнулся на пятую точку и со скоростью баллистической ракеты покатил вниз.
Приземление было ужасным. Его никто не предупредил о том, что горка заканчивается пятьюдесятью каменными ступенями, и он долго пересчитывал их задом, пока не оказался на твёрдой земле. Чем-то это напоминало восхождение Дантилиана в свой дворец, когда лестница превратилась в пологий скат. Что поделать, все мужики похожи, словно яйца из-под одной курицы.
«Интересно, куда я попал?» - задумался Эвклаз, оглядывая окрестности.
- Ты в Аду, кретин, - ласково сообщил ему внутренний голос.
- Нет, в Пандемоне, - заспорил Эвклаз.
- Ну, привет, - прозвучал чей-то голос за его спиной.
Парень обернулся. За ним, навесив на морду лица приветливое выражение, стоял Абраксас собственной персоной.
- Ты?!
- Я, - спокойно отозвался Абраксас. – А ты ожидал кого-то другого?
- Вообще-то… - промямлил парень и рассердился: - Вообще-то я думал попасть в Пандемон!
- А попал сюда, - констатировал демон. – Что ж, в жизни всякое бывает.
- Но… как? – растерялся Эвклаз.
- Да никак, - пожал плечами Абраксас, - обычно. Просто я взял и изменил направление хода.
- Но Титуба, - не мог успокоиться парень, - она что, вот так просто позволила вам колдовать?!
- Отнюдь, - ухмыльнулся Абраксас.
- Тогда как?
- Гипноз, - коротко уронил демон.
И тут до Эвклаза дошло.
- Вы загипнотизировали её! – закричал он, вспомнив перепады её настроения.
- Но иначе-то я не смог бы изменить направление, - стал оправдываться Абраксас. – Пришлось немного подкорректировать ситуацию.
- Немного подкорректировать! – задохнулся от возмущения Эвклаз. – Это нечестно по отношению к ней!
- Ну и ладно, - отмахнулся Абраксас. – И потом, где ты видел, чтобы демоны поступали в соответствии с моральными законами? То-то и оно!
Эвклаз промолчал. Он впервые столкнулся с такой вопиющей наглостью и был этим поражён.
- Ой, - опомнился Абраксас, - чего это я тебя здесь держу, пошли в замок!
- Не пойду, - мрачно ответил Эвклаз.
- Почему? – удивился демон.
- Потому что мне надо в Пандемон.
- Это невозможно, - мягко ответил Абраксас. В его круглых глазах зажглись хитрые огоньки. – Им… гм… сейчас не до гостей.
- В смысле?
- В прямом, - улыбнулся демон. – У них на данный момент совсем другие заботы.
И он не лукавил. Пандемону сейчас действительно было ни до чего. В измерении было объявлено осадное положение. Вернувшись из подводного плавания, Абраксас окинул взглядом ящики с дикими фантазмами и остался доволен. Покрытые пылью и тёмными пятнами, ящики не стояли на месте, они фыркали и подпрыгивали, словно кто-то сунул в них мартовских котов. Дикие фантазмы не потеряли свою силу.
- Очень хорошо, - потёр руки Абраксас, - ну, держись, Пандемон!
Демон приказал вынести ящики на улицу подальше от его замка. Всё-таки фантазмы предназначались Пандемону, а не ему…
- Что это? – завопил демон, выйдя на улицу и споткнувшись об один из ящиков.
- Дикие фантазмы, сэр, - пискнул сефорит, охранявший их.
- Идиоты, - прошипел Абраксас, - я же приказал отнести их на границу!!! Почему не исполнили??
- Сейчас всё сделаем, - испугался сефорит и убежал.
Через тридцать минут ящики исчезли с территории Ада и были переброшены с помощью гиппалектионов на земли Пандемона, минуя вражескую армию. Сотни ящиков, поприветствовав твёрдую земли, раскрылись и из них наружу выбрались отвратительного вида жёлтые человечки размером с годовалого котёнка. У них были жёлтые глаза, зубы и их следы, которые они оставляли, били ослепительными жёлтыми лучами. Стоило фантазмам оказаться на воле, как они тут же взметнулись в воздух, поскольку земля – не их стихия. Со стороны могло показаться, что на Пандемон кто-то набросил жёлтое покрывало. В измерении поднялась паника. Люди, так и не понявшие, откуда взялась эта напасть, выскакивали из своих домов и тут же с визгом удирали кто обратно в дом, а кто в лес. Спустя несколько часов Пандемон наполовину опустел. И никто не догадывался, что в этом виноваты дикие фантазмы, насылающие на людей ложные видения предметов: кому-то вместо коровы виделся саблезубый тигр, готовившийся к прыжку, кому-то вместо обычного стола чудилось целое стадо волчьих пауков, ну а кто-то созерцал собственную смерть. Дантилиан, отправивший на разведку Осю, пришёл к неутешительному выводу: Ад нанёс хороший удар, и теперь им надо мобилизовать все силы, чтобы выбраться из Жёлтого тумана. Однако через некоторое время разведка Пандемона донесла об ещё одной особенности диких фантазмов. Зависнув над измерением плотным туманом, фантазмы перекрыли доступ кислорода в Пандемон, и скоро воздух здесь закончится.
- Как закончится воздух?! – подскочил Дантилиан. – Этого не может быть!
- Тем не менее это так, - заключил Ксанфан. – Что будем делать?
- Сколько у нас времени до того, как здесь будет нечем дышать? – задал вопрос Дан, нервно постукивая пальцами по столу.
- Примерно часов пять, - ответил Ксанфан.
- Мало, - вздохнул Дан, - но, надеюсь, успеем. Значит так, - хлопнул он ладонью по столу, - времени у нас нет, поэтому, Ксанфан, тебе нужно многое успеть.
- Слушаю.
- Первое, объяви в городе осадное положение, второе, собери своих лучших людей и пусть они ищут по городу тех, кто ещё не убежал в лес. Там много деревьев и, соответственно, кислорода побольше. Пусть идут туда. И третье… Хотя нет, - передумал Дан, - этим я сам займусь. Иди, - приказал он.
Ксанфан послушно выскользнул за дверь.
«Теперь надо ликвидировать из этих мест девчонок, - подумал он, - причём чем скорее, тем лучше».
- Господи, да что я за правитель такой! – закричал он. – Мог бы догадаться, что Ад не станет ждать! – и он с размаха ударил кулаком в стену. В разные стороны полетела каменная крошка вперемешку с каплями крови. Дантилиан порезал руку.
«Хорошо, что Ося посоветовал держать их в запертой комнате, - думал он, заматывая рану концом рубашки, - а то развизжались бы сейчас, как дрели в бетоне».
Замотав руку, он спустился на второй этаж и подошёл к оббитой кожей саламандры двери. Оттуда не доносилось ни звука.
«Спят, что ли?» - удивился Дан, открывая дверь и в ту же минуту из-за угла метнулась тень.
Перехватив руку Эры с зажатым в кулаке камнем, Дан ухмыльнулся:
- Хотела вырубить меня?
Эра фыркнула. Скажите, пожалуйста, какой догадливый! А кто виноват, что им надоело тут сидеть? Только Дантилиан!
- Ладно, - отпустил он её, - я пришёл сказать, что вам надо немедленно уходить из Пандемона.
- Почему? – поинтересовалась Влада, материализовавшись в другом углу.
Дан подавил смешок. Похоже, у них был разработан целый план. Жаль портить им всю малину, но ничего не поделаешь.
- Вам надо отсюда немедленно уходить, - повторил Дан, игнорируя её вопрос и обводя девчонок взглядом. Интересно, как отреагируют?
- Чего? – разинула рот Эра.
- Того, - передразнил её Дан. – У тебя уши болят? Сказал же, вам надо уходить! И чем быстрее вы покинете эту территорию, тем лучше. Для вас же!
- Но почему?! – взвилась Влада. – Почему мы должны уйти?
Сказать им правду или выдумать что-нибудь другое? Просто гамлетовские размышления. Решив, что врать это всегда себе дороже, Дан выложил им всю правду.
- Над Пандемоном повис Жёлтый туман из диких фантазмов. Они образовали настолько плотный слой, что скоро здесь совсем кончится воздух. Именно поэтому вам надо уходить.
- Туман из диких кого? – переспросила Влада и получила от Эры пинок: сейчас не время задавать дурацкие вопросы, дело действительно серьёзное.
- Хорошо, - кивнула она. – А как нам отсюда выбраться? Ведь на границе войска Ада.
- Пойдёте через лес, - напутствовал их Дан, - и упрётесь в пещеру. В ней прорыт тайный проход между Адом и нами. Это было сделано ещё в то время, когда между нами царил мир. Я приказал завалить этот проход, как только Абраксас вступил в свои права, но сейчас мои люди уже привели его в порядок, так что можете смело идти по нему.
- Постой-ка, - притормозила Эра, = значит, мы попадём в Ад?
- Совершенно верно.
- Но я…
- Идите, - подтолкнул её в спину Дан, - иначе загнётесь здесь без воздуха.
- А как же ты? – догадалась спросить Влада, когда они подошли к дубовым дверям, ведущим на улицу.
- На некоторые вопросы лучше не знать ответы, - вздохнул Дантилиан.
Девчонки уставились на него.
- Я и сам не знаю, - быстро добавил он, увидев их вытянувшиеся лица. – Если повезёт, мы с вами ещё встретимся, а на нет и суда нет, - резко закончил он.
Эра отвернулась. Смотреть на него после этих слов стало больно.
- Пошли, - дёрнула её за руку Влада, - время не ждёт.
Спустившись по лестнице и выйдя за ворота дворца, Эра краем глаза заметила, как с одной из башен метнулись две угольно-чёрные тени…
- Ты чего, ревёшь? – посмотрела на неё Влада.
- А почему бы мне не пореветь? – обозлилась Эра. – Я, может, не хочу уходить. И вообще, никакие это не слёзы, у меня аллергия на пыль, - огрызнулась она.
«У меня тоже, на тебя», - хотела было сказать Влада, но в ответ лишь усмехнулась:
- Ты сердишься, Юпитер, значит, ты не прав. Эрка, перестань играть в детский сад, ведь и ежу понятно, что Данчик тебе дорог как преданья старины.
- Что уж там говорить, - горько ответила Эра, - так оно и есть… Ладно, давай, идём.
Обогнув дворец, девчонки уткнулись в зелёную стену леса.
- Чёрт возьми, - передёрнулась Эра, - не лежит у меня душа к этому! Может, всё-таки останемся? Вдруг понадобится наша помощь?
- А ты оглянись вокруг, - посоветовала ей Влада, - и скажи мне, что ты сможешь с этим сделать?
Эра послушно повертела головой и ахнула. Всё пространство было словно пронизано золотистыми нитями, а небо походило на яичный желток…
- Ничего себе, - присвистнула она, - это и есть дикие фантазмы?
- Наверно, - обронила Влада и дёрнула подружку: - Не свисти.
- Почему? – удивилась та.
- Деньги усвистят, - с самой серьёзной мордой заявила Влада, - а их у Дана и так нет.
Эра надулась. Вечно Владка отпускает ехидные замечания про тех, кто ей нравится!
- Чего встала, как соляной столп? – хмыкнула Влада, поняв, что её слова произвели нужный эффект.
- Ничего, - буркнула Эра и побрела в лес…
… Подслушав эти разговоры от начала и до конца, вороны-фамилиары, сиречь Хугин и Мунин, полетели обратно в Ад и доложили об этом Абраксасу. И сейчас он пытается вложить в голову Эвклаза необходимые сведения: в Пандемон лучше не соваться, в данный момент там меньше всего будут рады гостям.
- Я так и не понял, - хмуро сказал Эвклаз, - почему мне туда нельзя?
- О господи! – заорал Абраксас. – Ты туп, как тысячи пробок! Потому что над Пандемоном сейчас туман из диких фантазмов!
- Из диких фантазмов? – побледнел Эвклаз.
- Да! – рявкнул Абраксас. – Теперь понял?
- Там же Эра! – заорал Эвклаз. – Как вы могли подвергнуть её риску!! Ведь там скоро закончится воздух!
- Мы не… - начал Абраксас, но Эклаз схватил его за шиворот и начал трясти, как пакет кефира:
- Немедленно уберите туман, слышите! Сволочи, уроды, козлы! Или вы убираете туман, или я ухожу! – рявкнул он, разжимая руки.
Демон шмякнулся о землю, как кусок сырого мяса. Эвклаз скрестил руки на груди и мрачно наблюдал, как Абраксас пытается сгрести в кучу ноги-змеи. Наконец, фея удачи поцеловала демона в маковку и помогла ему встать.
- Имей в виду, - звенящим от злости голосом произнёс Абраксас, - сейчас ты остался в живых только потому, что ты избран остановить Уробороса, иначе вместо тебя тут бы лежала горстка пепла.
- А мне всё равно, - равнодушно отозвался Эвклаз, - делайте со мной, что хотите, только вытащите Эру оттуда.
- Да в целости твоя дражайшая Эрочка, - ехидно ответил Абраксас, - можешь не суетиться. Вряд ли бы Дантилиан стал ею рисковать, наверняка она вместе со своей подругой уже в безопасном месте.
Выдав эту тираду, демон фыркнул и попытался сделать шаг вперёд, не заметив, что несколько змей переплелись между собой в тугой узел. Не удержав равновесия, демон снова рухнул оземь. Эвклаз хихикнул. Со стороны это выглядело забавно.
- Это совсем не смешно, - буркнул Абраксас, распутывая змей.
- Кому как, - не сдался Эвклаз.
Абраксас зыркнул на него, но промолчал.
- А как вы узнали, что Эра жива-здорова? - поинтересовался Эвклаз, наблюдая за процессом разматывания клубка. Змеи шипели, как коты, которые встретили стаю собак.
- «Жив, а не умер демон во мне! В теле – как в трюме, в себе – как в тюрьме», - хмыкнул Абраксас и дёрнул за хвост змею, разом распутав узел.
Эвклаз уставился на него во все глаза. Чёрт, цитирующий Цветаеву! Ну и ну!
- Я читал стихи Марины Ивановны, - рявкнул парень, - более того, даже помню некоторые из них наизусть. Но, по-моему, я задал конкретный вопрос, а получил маловразумительный ответ.
- Почему маловразумительный? По мне, так всё чётко и понятно. Я имел в виду, что раз я являюсь демоном в прямом смысле этого слова, то у меня есть способы подслушивать чужие разговоры.
Вот оно что! Всё так просто, что даже противно.
- Действительно, - пробормотал Эвклаз, - я как-то об этом не подумал.
Абраксас хотел высказаться по этому поводу, но передумал и ограничился ухмылкой. Этакий невербальный жест.
- Лады, - кивнул демон, - так ты идёшь или нет?
- Ну и что я буду у тебя делать? – лениво спросил Эвклаз.
- Картошкой торговать.
- Что? – изумился Эвклаз.
- Ничего. Просто на кретинские вопросы дают такие же ответы. Ты просто будешь наслаждаться такой жизнью, где за тобой будут ухаживать, как за представителем голубых кровей. Но наружу выход будет тебе запрещён, предупреждаю сразу.
- Почему? – возмутился Эвклаз.
- Хватит! – взвизгнул демон, подскочив. – Ты меня задолбал тупыми вопросами!! Заткнись!!!
Не успел Эвклаз дать достойный ответ, как Абраксас щёлкнул пальцами:
- Некало, бэкало, некало фри,
В замок нас поскорей унеси!
Эвклаза и демона окутало зеленоватое свечение и они переместились в родовой замок Абраксаса.

* * * *
- Моя голова, - простонала мадам Суматоха, с трудом приходя в себя. Удар давал о себе знать: её нестерпимо тошнило, а голова была готова распасться на две составные части. Да и несколько часов, проведённые на холодной земле, тоже не прошли бесследно: в карманах с комфортом устроились муравьи, а на её шляпе свила гнездо какая-то птица.
«Хорошо хоть яйца снести не успела», - скептически подумала мадам, вытряхивая из карманов муравьёв и избавляясь от гнезда путём перемещения его на дерево.
Водрузив сооружение из веток туда, где ему и положено быть, мадам бессильно опустилась на землю и прислонилась спиной к стволу.
«Как только я найду Эвклаза, - вяло размышляла мадам Суматоха, закрыв глаза: свет вызывал у неё резь в желудке и завтрак намеревался вырваться на свободу, - то ему не поздоровится, ноги вырву, спички вставлю. Хорош гусь, бросил меня валяться на дороге, хоть бы на травку положил. Я теперь грязная, как трубочист. Да уж, - внезапно обозлилась мадам Суматоха и чуть не скончалась от нового приступа тошноты, - правильно говорят, хуже дурака только дурак с инициативой! Всё-таки обманул меня и пошёл за Эрой! Ну, погоди, Эвклаз, расплата не за горами!»
Полежав ещё часок, мадам, кряхтя, встала на подламывающиеся в коленях ноги и выбралась на дорогу. У неё по-прежнему ныло всё тело и дико болела голова, но тошнота уже отступила. Поблагодарив всех известных ей богов за эту маленькую награду, мадам побрела назад, к Белому вулкану. Всё-таки надо найти принцессу, к тому же в Королевстве Зелёного острова ждёт от неё известий отец Аэллопы, а его подвести мадам Суматоха никак не могла. Чем ближе она подходила к вулкану, тем сильнее крепла в её душе злость на Эвклаза. Это ж надо, бросить женщину в беде! Да какой он после этого мужик?! Чертыхаясь сквозь зубы, мадам достигла своей цели и воззрилась на огнедышащие горные породы. Из жерла, внутри которого кипела смертоносная раскалённая лава, поднималась струя дыма и исчезала в облаках.
«И как только облака сохраняют свой первозданный снежно-белый цвет? – подумала мадам, задрав голову кверху. – По идее, если впитывать в себя столько дыма и копоти, то они должны быть чернее угля, а поди ж ты, белые, как листы качественной финской бумаги!»
Однако на более детальные размышления времени у мадам Суматохи не было. Нужно во что бы то ни стало остудить вулкан, иначе Эфирия останется без растительного покрова. Вняв совету Эвклаза, мадам обежала вулкан и в задумчивости уставилась на его подножие. Вроде здесь должен быть выход к морской воде… Ну и где он? Море есть, вон, шумит за спиной мадам Суматохи, а где выход, а? Это вопрос. Пошарив глазами по подножию вулкана, мадам таки отыскала отверстие размером с берлогу для медведя среднего размера.
- Так, - задумалась мадам, - выход я нашла, а как теперь его расширить?
И тут у неё в мозгах словно зажглась лампочка.
- Камни! – в восторге воскликнула мадам Суматоха. – Нет, какая я умница!
И, повизгивая в восторге от собственного ума, мадам бодрым аллюром побежала к камням, находившимся, как по заказу, прямо на берегу моря. Волны, натыкаясь на каменную преграду несколько веков, славно сделали своё дело: камни выглядели изумительно, имея безупречную форму шара.
- Надо поднять их в воздух, - забегала мадам Суматоха вокруг них кругами, - но с помощью чего? А если попробовать заклинание «цуэ, цуэ, цуэ плай»? – спросила она себя и тут же применила это на практике. Но камни даже не шелохнулись.
- Ага, - дошло до мадам, - они же насквозь пропитаны стихией Земли и заклинание из разряда воздушных на них не действует. Что ж, придётся использовать другое средство.
С этими словами мадам Суматоха сняла с головы шляпу и, взяв её за острый конец, вытянула перед собой:
- Превратись в канат!
Полыхнула ослепительная вспышка, и в руках мадам Суматохи оказался чудесный, прочный моток верёвки из волоса единорога. Да, шляпа знала толк в канатах. Внезапно мадам ухмыльнулась. Эвклаз такой наивный, такое суеверный… Прямо как турки, верившие, что верёвка, снятая с шеи повешенного может принести удачу и отвести все беды… Неужели он и правда думает, что сможет чем-то помочь Эре? Хи-хи…
- Займись уже делом, - приказала себе мадам и, сделав из верёвки лассо, набросила его на один из булыжников. Петля легла на гладкие бока камня как влитая. Мадам цокнула языком и приготовилась поднять его в воздух, как вдруг её посетила мысль. Как же она поднимет камень, если сама стоит на земле?
«С Метлой было бы проще, - пригорюнилась мадам Суматоха. – Эх, зря я тогда на неё накричала…»
Но что было, то прошло. Надо придумать, как выйти из этой ситуации.
- А чё тут думать? – рассердилась на себя мадам Суматоха. – Я просто отойду подальше и как следует раскручу канат с камнем в петле. Эффект пращи, знаете ли.
Отбежав на энное количество шагов, мадам уцепила верёвку и стала раскручивать её над головой. Добившись нужной скорости, мадам щелчком пальцев левой руки развязала узел и камень полетел прямо к своей цели. БУХ! И в подножии вулкана образовалась восхитительно огромная дыра, как раз годившаяся для того, чтобы волны смогли остудить вулкан.
- Клёва, - пришла в хорошее расположение духа мадам Суматоха. – Теперь нужно пустить воду: каким-то образом мне надо сделать волны, поскольку на море ни единого намёка на них.
Побегав немного взад-вперёд, мадам решила, что с неё хватит этих человеческих способов решения проблем, в конце концов она ведьма, а это налагает определённые обязанности. Например, обязанность пользоваться волшебством ежедневно. Ведь магический дар это тоже в своём роде талант и если его не развивать, то он может и исчезнуть. Но эта обязанность была мадам не в тягость, и она охотно её выполняла. Встав у кромки воды, мадам сфокусировала зрение на одном из облаков и сосредоточилась:
- Ветер могучий примчится сюда!
Вход у вулкана остудит вода!
Небо нахмурилось, тучи из безмятежно-белых стали мрачно-чёрными, и налетел самый настоящий ураган. Укрывшись в безопасном месте, мадам наблюдала, как вмиг озверевшее море кидает свои воды на стены вулкана и остужает вход.
- Получается! – закричала от радости мадам Суматоха. – Тоннель к лаве охлаждается! Шепчущий Лес спасён.
И правда, дым, ещё недавно поднимавшийся в небо столбом, исчез, а почва под ногами мадам Суматохи была уже не такой горячей. Побушевав ещё минут сорок, ураган стих. Так засыпает человек после долгой, изнуряющей истерики. Выбравшись из своего укрытия, мадам полюбовалась на рук своих творенье и перекрестилась: слава богу, одно дело сделано. Осталось найти Аэллопу и вернуть её отцу.

* * * *
- Люди, надеюсь, в безопасности? – напряжённо осведомился Дантилиан у Ксанфана, стоя у ворот своего дворца. Не мог же он сидеть в четырёх стенах, когда его измерение в опасности!
- Да, сэр, - кивнул Ксанфан. Его голос звучал глухо, словно он говорил сквозь вату. На самом деле ему и Дантилиану, да и всем оставшемся в этом городе пришлось надеть маски, скрывающие нижнюю часть лица, из листьев турнепса облегчающего. В последние минуты Жёлтый туман преподнёс им ещё один сюрприз: у тех, кто дышал носом, не имея защитной маски, моментально развивался отёк Квинке и начинался удушающий кашель. Врачи Пандемона стали в тупик, с таким им ещё не приходилось сталкиваться. И только после гибели тридцати человек, чьи трупы были унесены далеко в лес, врачам пришло в голову связать эти приступы с Жёлтым туманом. Тут же нашли и выход из этого положения. Демоны, занимающиеся изучением свойств трав, посоветовали надеть всем защитные маски из листьев турнепса облегчающего.
- Эти маски помогут вам дышать, не позволяя развиваться этим приступам, - говорил главный демон-ботаник, протягивая Дантилиану и его слугам листья овальной формы с тесёмкой, которую следовало крепить на затылке. – Они очищают воздух, который будет поступать в ваши лёгкие, и тем самым вы избежите смерти. Менять маски надо каждый два часа, поскольку поры этих листьев будут засоряться.
- У вас хватит столько листьев? – поинтересовался Дан, цепляя маску. – Как-никак, а нас здесь ещё очень много осталось.
- У нас большие запасы, - успокоил его демон, - не волнуйтесь.
- Ты проверил все дома? – спросил Дан у Ксанфана.
- Так точно, - кивнул тот. – Никого, кроме нас с вами, в городе нет, сэр.
- Это хорошо. Надеюсь, мы отсюда выберемся живыми.
- У нас осталось ровно три часа, - обеспокоено глянул на него Ксанфан. – А нам ещё многое нужно успеть.
- Главное, что людей мы эвакуировали, - пробормотал Дантилиан. – Теперь надо придумать, как нам избавиться от этой напасти.
- А что, если подняться в воздух и переловить всех диких фантазмов? – предложил Ксанфан.
- Глупо, - отрезал Дан, - во-первых, нам не на чем подниматься, а во-вторых, даже если мы окажемся в воздухе, у нас не хватит времени, чтобы переловить их всех. Их же миллионы!
- Точно, - опустил голову Ксанфан, - я как-то не подумал…
- Надо действовать, а не думать! – нервно выкрикнул Дантилиан. – Что же нам делать с Жёлтым туманом?!
- Я не знаю, - развёл руками Ксанфан.
Дантилиан продолжал напряжённо размышлять. Как назло, все идеи, приходившие в голову, были неосуществимы по «причинческим технинам». Чувствуя, как сейчас он завоет от безысходности, Дантилиан поднял глаза на свой дворец: вполне возможно, что это конец всему. Победить Жёлтый туман практически невозможно, не спасут никакие маски, а воздуха всё меньше и меньше, даже лёгкие уже начинают болеть… И Ксанфан тут не в помощь. Вдруг раздался оглушительный треск, и по земле побежала трещина. По счастливой случайности устояв на ногах, Дан и Ксанфан с удивлением смотрели, как трещина расширяется, разделяя землю на две половинки.
«Надо спасаться», - подумал Дан, но тело ему не повиновалось. Его словно парализовало. Не в силах пошевелиться, он наблюдал, как трещина добралась до ворот, и они с треском стали рушиться. Лязгнула чугунная решётка, посыпались кирпичи, каменные грифоны превратились в пыль.
- Сэр, - дёрнул его за рукав пришедший в себя Ксанфан, - нам надо бежать!
Дантилиан не ответил. Его воля больше не принадлежала ему. Здесь он родился, здесь он и умрёт.
- Ну, что же вы, сэр, - занервничал Ксанфан, не видя никакой реакции, - здесь всё рушится, надо уходить!
- Я покину это место последним, - медленно, словно зомби, произнёс Дантилиан, - а ты уходи. Уходи, пока не поздно. – И, видя, что Ксанфан колеблется, рявкнул: - Ну, иди же! Иди!
Обсыпаемый градом падавших камней, Ксанфан убежал.
«Надеюсь, ему хватит ума, чтобы и всех остальных тоже увести», - меланходично подумал он и вдруг почувствовал сильный удар по правому плечу. По руке тут же потекла горячая влага.
«Кровь, - понял Дан, поднеся левую руку к плечу, - очевидно, один из камней угодил мне в плечо. Однако, это уже не смешно».
Появившаяся невесть откуда решимость и быстрота реакции привели Дантилиан в чувство. А может, этому послужило попадание камня в плечо, они сам толком не знал. Пригибаясь, как под обстрелом, и уворачиваясь от летящих со всех сторон обломков стен, Дантилиан побежал к дворцу. В его голове созрел план. Подбежав к лестнице, ведущей во дворец, он не сумел сдержать крик: проклятая трещина добралась сюда и лестница раскололась на две части. Присмотревшись к стенам дворца, он увидел, что и они начинают разваливаться.
«Может, оно и к лучшему», - решил Дан и, цепляясь за острые выступы бывшей лестницы, полез наверх. Остаётся надеяться, что, развалившись на две части, дворец будет всё же стоять, а не рухнет грудой камней.
Увернувшись от очередного обломка, Дан добрался до двери и потянул её на себя. В принципе, он мог этого и не делать, так как две створки двери уже оказались на значительном расстоянии друг от друга, но образовавшаяся расщелина не позволяла Дантилиану просто перепрыгнуть с одной стороны на другую. Ужом скользнув внутрь, Дан остановился перевести дыхание: подъём по остаткам лестницы забрал у него значительное количество сил, да и воздух постепенно уменьшается… Справа от него рухнула одна из балок, державших потолок. Потолок накренился, три другие балки покрылись сетью трещин, как паутиной, одна треснула по середине, но устояла. Пробив пол, упавшая балка взметнула вверх тучи пыли и каменной крошки, заставив Дантилиана чихнуть.
«Надо срочно выпускать Фашума, пока меня тут не прихлопнуло каким-нибудь булыжником», - метнулся Дан в коридор, ведущий в подвал. Он решил выпустить великана, убив таким образом двух зайцев: разгонит диких фантазмов и сотрёт в порошок Ад. На великанов, как известно, никакое волшебство не действует, их толстая шкура работает лучше всякого противомагического щита. Магия отскакивает от великанов, как горох от стенки, и никакими фантазмами с ними не совладать. А рост Фашума легко позволит ему разогнать фантазмов буквально руками.
«Это просто чудесно, что я всё-таки не послушался Ксанфана, предлагавшего заточить Фашума в горах, и упрятал его в подвал своего дворца. Сейчас он мне очень пригодится», - думал Дантилиан, пробегая по коридору. Одна из стен рухнула прямо ему под ноги, чудом не придавив его самого. Шарахнувшись в сторону, Дантилиан чертыхнулся:
- Чёрт подери, это прямо бег на выживание! Ладно, мы ещё посмотрим, кто кого: или я смерть, или она меня!
Сцепив зубы, он вскарабкался на стену и продолжил путь. Надо добраться до Фашума во что бы то ни стало!
Мощный рёв сбил Дантилиана с ног.
- Ого, - удивился Дан, поднимаясь, - ему тоже не по вкусу летающие кирпичи. Наверно, один кирпич угодил ему в лоб.
Хихикая, Дан добрался до комнаты, где хранил ключи от тюрьмы Фашума, уцепил связку и кинулся назад, но был остановлен падением двери. Трещина расколола стену. «Хотя и сладостен азарт по сразу двум идти дорогам, нельзя одной колодой карт играть и с дьяволом, и с богом», - вспомнил вдруг Дан эти строчки. Наверно, память решила подсунуть ему это четверостишие дабы напомнить, что после смерти он всё равно попадёт в Ад, дорога в Рай ему заказана… Хотя бывают и исключения из правил. Думается, на небесах учтут, что он жил не по КД, кодексу демонов, а по своим личным принципам.
- Хватит размышлять о смерти, - сердито оборвал себя Дан. – Я не собираюсь умирать.
Но просвистевший мимо его головы осколок стены в очередной раз доказал, что мы предполагаем, а господь располагает.
- Чёртов Уроборос, - шипел Дан, пробираясь сквозь завалы камней, - приспичило ему именно сейчас шевелиться с такой силой, что земля стала расползаться на куски!
Добравшись до подвала, Дантилиан вздохнул: тут ключи уже не понадобятся, в стенах такие трещины, что их можно раздвинуть руками. Даже странно, что Фашум всё ещё в заточении!
- Эх, ма, - крякнул Дан и схватился за края трещины, раздвигая её. Дыра получилась отменная. Шмыгнув внутрь (ему ещё предстояло вернуть глаз Фашуму), Дан оказался прямо у ног вновь ставшего каменным великана. Есть у него такая привычка – превращаться в неодушевлённый предмет. Добежав до противоположного конца комнаты, Дан схватил глаз-рубин и метнулся обратно. Цепляясь за выступы на теле великана, демон забрался к нему на плечи и шлепком присобачил рубин в выемку на лбу. Фашум заорал с такой силой, что одна из стен разлетелась вдребезги. У Дана всё получилось, великан снова ожил.
- Кто посмел меня разбудить? – сипло прорычал великан, рыская глазами по углам. Дантилиан сидел тихо, не издавая ни звука. В прошлый раз им удалось победить Фашума благодаря численности их армии, теперь же он был один. Не стоило рисковать. Не найдя никого, кого можно было бы раздавить, Фашум шумно вздохнул:
- Я чувствую запах смерти. Но мне надо отсюда убираться, слишком долго я провёл в неволе.
Разгребая огромными ручищами каменные завалы и отшвыривая булыжники, как резиновые мячики, он стал продвигаться к выходу. От сыпавшихся сверху камней он отмахивался, как от назойливых мух.
«Надеюсь, план сработает», - думал Дан, покачиваясь на плечах великана и чувствуя, как немеет раненое плечо. Не хватало только, чтобы правая рука престала двигаться. Направление Фашума вызвало у него недоумение.
«Куда он идёт? – удивился Дан. – Разве выход в этой стороне?»
Фашум, вместо того, чтобы повернуть направо, направился в левую сторону от двери подвала. И тут Дан хлопнул себя по лбу. Как он мог забыть! Как у всех приличных замков, его обиталище тоже имело выход на поверхность через крышку люка, который вёл сначала в подземелье, потом в подвал, а там и сам дворец недалеко. Хорошо что люк сделан из растягивающегося материала, способного принимать любые размеры. Иначе великан ни за что бы туда не пролез. Наверно, это заточение было для него не первым, раз он знал о таких тонкостях. Было только одно «но». Люк находился рядом с левой стороной дворца.
- Стой! – завопил Дантилиан, молотя Фашума по спине и затылку кулаками. – Стой! Ты обвалишь мне дворец! Лучше через обычные двери!
Куда там! Фашум даже не обратил на это внимание, продолжая двигаться вперёд. Вопль Дана в его ушах прозвучал комариным писком, а разве на это обращают внимание?
«Он же обвалит мне дворец!» - кусал губы Дантилиан.
Но может ли букашка остановить надвигающийся танк? Придётся тебе, Дан, смириться с неизбежностью. Если вообще останешься в живых. Сверху послышался треск.
«Наверняка, рухнула ещё одна балка», - решил Дан и побледнел: господи, если они сейчас отсюда не выберутся, их просто-напросто завалит камнями!
Увидев над головой люк, Дан исторг вздох облегчения. Слава богу, добрались. Фашум упёрся руками в крышку люка, откинул её и, кряхтя, вылез наружу, задев боком стену. И так уже наклонившаяся, она обрушилась прямо на великана, поцарапав его осколками кирпичей. Взревев, Фашум отскочил в сторону. На Дана же не попал ни один кирпич. Сидя на шее великана, он прекрасно видел, как его любимый дворец превращается в руины. Вот рассыпалась в прах левая часть, правая, правда, пока ещё стоит. А над годовой корчили злобные гримасы дикие фантазмы.
«Пора!» - решил Дан и оглушительным свистом скинул с неба несколько фантазмов на темечко Фашума.
- Что? – рыкнул он, задрав голову вверх. Его злобный взгляд упёрся в фантазмов, показывающих ему языки. Издав мощный рёв, от которого замертво свалилось около пятидесяти фантазмов, Фашум поднял руки вверх и легко прихлопнул сразу несколько сотен жёлтых человечков. Во все стороны брызнула кровь цвета виски, и трупы фантазмов были закинуты великаном в ближайшее озеро.
«Мда, - думал Дантилиан, слыша, как ломаются кости фантазмов в гигантских ладонях великана, - это немного не так выглядит, как я себе представлял, но… Наверно, так и должно быть. В конце концов, фантазмы в отличие от других волшебных существ имеют свободу выбора, они могли спокойно улететь, ан нет, остались здесь. За что боролись, на то и напоролись».
Вдруг оторвавшаяся башня толкнула Фашум в живот, повалив его на землю. Не удержавшись на шее, Дантилиан кубарем скатился на землю, больно ударившись затылком о камень. К несчастью, падая, великан задел рукой правую часть дворца и она обрушилась на лежащего без сознания Дантилиана…

- Как думаешь, долго нам ещё идти? – спросила Эра у Влады. Они шли довольно долго, а кругом стоял шум и треск, действовавший ей на нервы.
- Не знаю, - нервно ответила Влада. Её мучила совесть, зря они послушались Дана и ушли, чует её сердце, ему сейчас приходится несладко… - По крайней мере, нам уже должна была встретиться пещера, а я ничего такого не наблюдаю.
- Я тоже, - призналась Эра, ощущая нарастающую тревогу. Как там сейчас Дан?
- Послушай, - начали они хором.
Эра невесело усмехнулась.
- Давай ты первая, - предложила Влада. Наверняка они подумали об одном и том же, так пусть лучше Эра первая об этом скажет.
- Знаешь, мне как-то не по себе, - тихо сказала Эра, - тревога какая-то внутри… за Дана… сердце болит.
- Господи, - закричала Влада, - давай назад!
Развернувшись, как солдаты срочной службы, они побежали в сторону дворца, махнув рукой на скорое исчезновение воздуха. Спасаться – так всем, умирать – тоже вместе.
Первое, что предстало их взглядам, были руины замка.
- Не может быть, - прошептала Эра, опускаясь на колени и не замечая струившихся по лицу слёз, - этого не может быть, нет, нет…
Влада, окаменев, созерцала остатки бывшего когда великолепным дворца. Странно, но слёз не было. Было только горько на душе, ну почему всё закончилось именно так?..
- Не может быть, - твердила Эра, - пусть это будет страшным сном, это неправда, нет…
- Вставай, подруга, - мягко, но твёрдо потянула её вверх Влада. – Может, всё не так уж страшно, может… - запнулась вдруг Влада. Слова, которые она хотела произнести, сейчас совсем не то, что надо услышать Эре.
- Может, он ещё жив, ты это хотела сказать? – безучастно спросила Эра, поднимаясь. Она не пыталась стереть слёзы, да и зачем? Всё равно они будут течь.
- Ну… - замялась Влада, - я, в общем…
Эра кивнула и пошла к развалинам. Она не хотела туда идти, но что-то её звало в эти места. Может, это кричала душа, а может…
- И потом, - вдруг приободрилась Влада, глядя, как Эра, сгорбив спину, идёт к развалинам, - с чего мы решили, что он… что его… в общем, что ему уже не помочь? Вдруг он давным-давно сидит в каком-нибудь укрытии и потешается над нами, глупыми индюшками, что прибежали сюда спасать его? – тарахтела она, старательно загораживая собой пейзаж.
Но Эра не обращала на неё внимания, её сердце вело туда, и Влада была лишь помехой. Легко отодвинув Владу в сторону, Эра приблизилась к камням и, сама не зная, зачем положила ладонь на один из них. Поверхность была горячей.
«Как будто развалился вулкан, а не дворец», - равнодушно подумала она и убрала руку.
- Знаешь, - задумчиво пробормотала Влада, нагоняя её, - у меня такое впечатление, что здесь орудовал великан… Только что я заметила просто гигантский след ноги, напоминающий высохший Байкал.
Эра не ответила. Ей было всё равно: великаны, следы, высохшие озёра, всё было не значимо для неё, кроме одного. Не слушая пустую болтовню Влады, Эра пошла бродить среди камней. В этих места сердце стало болеть ещё сильней. Влада с тревогой наблюдала, как подруга потерянно бродит среди обломков. Но что она могла сделать? Сыграть со Смертью в карты, чтобы отбить у неё Дантилиана? Ну не глупо ли? Решив, если не останавливать Эру, то помочь ей в поисках тела, Влада метнулась вправо, и через мгновение над руинами пролетел её крик и забился в ветвях деревьев, как раненая птица:
- Он здесь!!!..
Эра понеслась на зов, не ощущая боли в лёгких. До того, как в Пандемоне кончится воздух, оставалось всего полтора часа. Удивительно, но ни на них, ни на Дана, ни на его людей дикие фантазмы не действовали. Наверно, они пугали только тех, кто привык подчиняться…
Влада сидела на корточках возле груды огромных булыжников и обломанных досок. В одной из них Эра узнала засов, на который стражи запирали дверь, не разрешив им с Владкой выйти на улицу… Из-под камней виднелась ладонь Дантилиана, жёлтая, как будто восковая… Эра сразу её узнала по большому перстню на указательном пальце. Эра вздохнула и зарыдала так горько, что у Влады оборвалось сердце. Самой впору было выть, но сейчас нужен кто-то, кто сохранил бы трезвость ума и чёткость действий.
- Эра, - тихо сказала Влада, подходя к ней, - ты же знаешь, я не умею успокаивать и утешать, наверно, просто не могу подобрать правильные слова, но главное, что ты должна сейчас понять, это то, что слезами горю не поможешь… Я не могу открыть твой череп и выжечь эту фразу на мозгах, ты просто помни её, не надо плакать и убиваться, Дану бы это вряд ли понравилось. Ты была ему крайне небезразлична, но он ушёл и тем не менее продолжает видеть и слышать тебя. Ты можешь его не замечать, но он рядом с тобой…
- Сердце болит, - прошептала ослепшая от слёз Эра, - и лёгким больно…
- Сердце вещь хрупкая, - ответила Влада, - оно бьётся… А лёгким действительно приходится нелегко, ведь воздух заканчивается… Нам надо идти.
- Я никуда не пойду, - твёрдо сказала Эра, - я останусь тут, с ним… А ты иди.
Влада посмотрела на неё. Попробовать переубедить? Вряд ли получится, Эра настроена решительно закончить свои дни от нехватки воздуха и в куче камней. Постараться оттащить отсюда силой? Не прокатит. Она просто уцепиться за какой-нибудь камень и вообще откажется даже разговаривать с Владой… В голове Влады созрело решение. Она оставив Эру, но ненадолго, подруга дорога ей, как напоминание об ошибках молодости.
- Хорошо, - кивнула она, - я уйду. Ты уверена в своём решении?
- Да…
- Точно?
- Абсолютно.
-То есть ты хочешь тоже скончаться? – безжалостно уточнила Влада. Называйте её как угодно: жестокой, бессердечной, бесчувственной чуркой, ей всё равно, Эрку сейчас надо щипать побольнее, чтобы она выкинула из головы мысли о смерти.
Эра глянула на неё волком, но промолчала.
- Ладно, - вздохнула Влада, - я пошла.
- Постой, - окликнула её Эра бесцветным голосом, когда Влада отошла на приличное расстояние. Влада даже не поняла, как она его услышала. Наверно, обернулась чисто по наитию.
- Постой, - повторила Эра, приближаясь и протягивая Владе кулон на золотой цепочке, который Влада привезла ей в подарок из Турции. – Возьми.
- Зачем? – насторожилась Влада.
- Возьми, - силой впихнула Эра кулон в ладонь подруги, - пусть останется как… как память обо мне.
- С ума сошла, кретинка, - вскипела Влада и, влепив Эрке пощёчину, побежала в лес с такой скоростью, словно за ней гналась толпа разъярённых папуасов.
«Ишь, чё придумала, - кипела Влада, несясь по траве и перепрыгивая через выступающие корни. Ноги уже устали от бега, но злость толкала её вперёд. – На память обо мне, - мысленно передразнила она Эру, - совсем рехнулась! Да ей ещё жить и жить! И где только нахваталась таких слов?»
Занятая своими мыслями, Влада и не заметила, как на её пути выросла та самая пещера, про которую говорил Дан. И только ткнувшись в неё носом, она раскрыла глаза и удивилась:
- Минуточку, тут же совсем недавно не было никакой пещеры! Да мы с Эркой сто раз проходили это место! Откуда она взялась? Впрочем, неважно, - махнула она рукой на логику, - главное, что она есть и через неё мне предстоит попасть в Ад и привести этих идиотов сюда. Руки бы поотшибать за всё это. За Дана. За Эру. И за всё остальное.

* * * *
- Сэр, там что-то происходит! – закричал Хугин, тыча крылом в сторону Пандемона, куда смотрел в бинокль.
- Ну что ещё? – недовольно спросил Абраксас, смешивая содержимое нескольких пробирок. Он делал зелье, которое поможет успокоить уж слишком активного Эвклаза. А то рвётся, понимаешь, за Эрой, мешает их плану. Сволочь, не правда ли? Сознательно мешать тщательно продуманной операции, у-у-у, мерзавец!
- Там что-то творится, - повторил Хугин, тревожно наблюдая за Пандемоном. – Дикие фантазмы, которых мы столь успешно перебросили на их земли, трясутся, словно в лихорадке, и Жёлтый туман, который они образовали, тоже ходит ходуном!
- Всё, что бы там ни делалось, нам только на руку, - буркнул Абраксас, следя за зельем: с минуты на минуту оно должно стать чёрно-зелёным, и в такой момент нельзя отвлекаться, иначе зелье «Оковы воли» трансформируется в эликсир активности сказочной силы.
- Не скажите, - протянул ворон, - мне кажется, там нечто экстраординарное…
- Подвинься, - рявкнул демон, подходя к окну и забирая бинокль. Но стоило ему лишь поднять глаза по направлению Пандемона, как из его горла вырвался вопль:
- О чёрт!!! Немедленно туда!
- Зачем? – поинтересовался Хугин.
- Уроборос сильно дёрнулся и теперь земля раскалывается на две части! Замок Дантилиана уже в руинах, он сам давно труп, а подруга Эры спешит сейчас к нам, так что поторопись! – крикнул Абраксас на бегу.
- Но как вы всё это узнали?!
- У нас, у демонов, зрение отличается от вашего, - пояснил демон, вылетая из ворот замка. Около него хлопал крыльями Хугин. – Мы видим сквозь некоторые предметы, к которым и относятся дикие фантазмы с Жёлтым туманом. Простому существу: ворону, человеку, мыши, кошке, это не дано, их взгляд не выходит за грани пределов предмета, на который они смотрят. Стоило мне посмотреть на диких фантазмов, как я сразу понял: беда!
- Но мы же хотели стереть Пандемон с лица земли, - уточнил Хугин. – Зачем нам им теперь помогать?
- Да, но я не думал, что вмешается Уроборос!! А в этом случае кодекс демонов определяет помощь друг другу. У нас приветствуется всё, кроме нарушения КД, понял? – мрачно закончил Абраксас, не сбавляя скорости.
Хугин кивнул. Чего же непонятного, пока нет случая, описанного в кодексе, можно делать друг другу пакости, как только возникает такая ситуация – оружие долой, да здравствует мир, май, дружба. Удобная позиция, однако.
- Сэр, - осенило вдруг Хугина, - а как же мы там вдвоём справимся? Небось помощь понадобится!
- Точно, - спохватился Абраксас и заметил вдалеке бегущую Владу. – Значит, лети назад и собери всех, кого можно. Я жду вас в Пандемоне! – крикнул он и побежал навстречу Владе.
- Абраксас, - кинулась к нему запыхавшаяся Влада, - там… замок… Дан… Эра…
- Знаю, - перебил её Абраксас и схватил за рукав: - Бежим!
- Куда?
- Обратно! Хугин полетел за помощью, а мы сейчас должны быть с Эрой.
- Угу, - кивнула Влада, несясь за демоном.
Их путь лежал до границы, где до сих пор стояла армия Абраксаса. Он оставил её там на всякий случай, вдруг Пандемон победит фантазмов и решит отомстить? Теперь же гиппалектионы пригодятся ему в другом качестве. Абраксас намеревался подняться на одном из них в воздух и загнать фантазмов обратно в ящики, поскольку с воздуха они намного уязвимее, чем с земли. Пандемона практически нет, Дантилиан мёртв (отчего-то при этой мысли у Абраксаса стало покалывать в левой половине груди, может, там и находится сердце?), так смысл оставлять фантазмов? Взобравшись на самого бодрого и с самым ярким оперением гиппалектиона и знаком показав Владе, чтобы она сделала тоже самое, демон взмыл вверх, и тут его поджидал сюрприз: дикие фантазмы наотрез отказались уходить, тем более возвращаться в ящики.
- Но я ваш хозяин, - растерялся Абраксас, - и это мой приказ.
- Ха, - отозвался самый жёлтый фантазм. Среди своих собратьев он смотрелся как капля солнца среди слегка недозревших лимонов. – Ты надпись на ящиках когда смотрел? Видел слова: «Фантазмы служат одной личности не более одного века»? Так вот, твоё время истекло, - презрительно бросил он и повернулся к Абраксасу спиной.
- Но я считал вас воей собственностью… И потом, насколько я себя помню, ваши ящики всегда стояли у нас в подвале.
- Правильно, - раздалось из толпы фантазмов, - сначала мы служили твоему прадеду, потом деду, затем перешли к твоему отцу… Понимаешь механизм?
- Понимаю, - кивнул демон, стараясь не замечать растерянного выражения лица Влады и соображая, как же всё-таки убрать фантазмов. Ведь если они больше не принадлежат ему, значит, он уже не является для них хозяином и, следовательно, они могут причинить вред и ему. И тут он заметил большие прорехи в скоплениях фантазмов.
- Откуда здесь дыры? – поинтересовался он, оттягивая момент, когда ему придётся вернуться на землю и признать поражение.
- Да был тут один псих, - поджал губы самый жёлтый фантазм, вновь повернувшись к Абраксасу, - вырвался из дворца, начал руками махать, давить нас почём зря… Потом его толкнула в бок башня, он упал и оказался засыпан камнями. Вряд ли он теперь выберется.
«Это Фашум», - догадался Абраксас. Не смотря на крайние меры сокрытия великана, которые предпринимал Дантилиан, Абраксасу всё равно стало известно об этом. К тому же Фашум не раз пытался вырваться, чем доставлял массу неудобств не только Пандемону, но и Аду. И вот теперь великана победили… И кто? Дикие фантазмы!
- По-моему, вам с ней пора уходить, - сказал самый жёлтый фантазм, нехорошо оскалившись. Но Абраксас, занятый своими мыслями, не услышал эту фразу. Демон сидел, уставившись невидящим взглядом вдаль, прокручивая в голове варианты, каким ещё образом можно попасть на территорию Пандемона, гиппалектион мерно покачивался на воздушных волнах, и фантазмы озверели. Без всякого предупреждающего знака или сигнала она накинулись на Абраксаса и Владу и сбросили их вниз. Гиппалектионов же разорвали в клочья. Глядя, как на землю словно снежинки, падают перья и капли крови, Абраксас почувствовал, как в его душу медленно вползает мрачная решимость и дикая злоба. Ну, фантазмы, погодите радоваться, хорошо смеётся тот, кто смеётся последним. Тем более они сделали одну большую ошибку: не разобравшись, они скинули их вниз, а это оказалась территория Пандемона. Да уж, логика у фантазмов спит мёртвым сном. Если она у них вообще была, логика эта. Мысленно поблагодарив фантазмов за это и бога за то, что он сделал демонов нечувствительными к боли, что, кстати, и позволило ему не дать разбиться Владе, и дал девять жизней, Абраксас подхватил Владу и резво поскакал туда, где в развалинах дворца Дантилиана сидела Эра.
Заметив издалека её сгорбленную, худенькую фигурку, Абраксас ощутил укол жалости. Он сам крайне легко и спокойно относится к смерти, но тем не менее понимал, что должен чувствовать смертный, потеряв близкого человека.
Эра вздрогнула, услышав шаги за спиной.
- Ты? – спросила она потухшим голосом, обернувшись. Даже явись сюда архангел Гавриил она бы тоже не удивилась. Жизнь вообще стала утрачивать свой смысл.
- Я, - ответил Абраксас, шепнув Владе, чтобы она помалкивала и обходя груду камней, чтобы подойти к Эре.
Оказалось, не так-то просто ему видеть руины дворца, в котором когда-то жил его враг. Друзей терять тяжело, но ещё тяжелее терять врагов. Не верите? А вы прислушайтесь к себе, и поймёте, что это правда. Как бы мы ни желали своим недругам смерти, что бы мы им ни делали, мы всё равно боимся их потерять.
Эра молчала. Да и обстановка не располагала к душевным беседам. Пейзаж действовал угнетающе.
- Слушай, - осторожно начал Абраксас.
- Только не начинай, как Влада, - раздражённо перебила его Эра и злобно посмотрела на него. Справедливости ради надо сказать, что злость далась ей нелегко: нехватка воздуха становилась ощутимее.
- А что говорит Влада? – спокойно спросил Абраксас, не обращая внимания на злобный тон. Его порадовала и такая реакция, значит, она ещё живёт.
- «Сердце вещь хрупкая, оно бьётся», - передразнила Эра подругу. – Я и без неё знаю, что оно бьётся, тоже мне, открыла Америку! Дан умер, всё, его нет! – выкрикнула она, вскочив с камня. Из глаз полились слёзы, изо рта стали вырываться бессвязные фразы. У Эры начиналась истерика. Впрочем, Абраксас не удивился, даже странно, что её пробило только сейчас, по идее, это должно было быть намного раньше. Подойдя к ней, демон тряханул её за плечи.
- Ну, всё, хватит! Думаешь, тебе одной тяжело? Нет, мне тоже нелегко, я ценил Дана, но я же не устраиваю истерики! Прекрати выть. И, кстати, Влада была совершенно права: сердце вещь хрупкая, оно бьётся. И пока оно бьётся, ты живёшь, а жизнь даётся нам только один раз, - тихо закончил он, тактично умолчав о своих девяти жизнях. Сейчас речь идёт о жизни Эры, она человек, а людям право жить даётся только в одном экземпляре.
- Я не эгоистка, - жалобно пролепетала Эра, утирая слёзы, - просто мне очень тяжело… Что теперь делать, а?
- Выбираться отсюда, - ответил Абраксас, отпустив её, - не знаю, как у тебя, а у меня уже болят лёгкие, и я не хочу умирать. Дану уже не помочь, так зачем себя хоронить вместе с ним?
В его словах был резон. Эра посмотрела на Владу и вздохнула. Ладно, она пойдёт с ними.
- А с фантазмами как быть?
- А пусть остаются, - небрежно ответил демон, - если хотят. Тем более я больше не имею прав им приказывать. Вчера истёк срок моего владения ими, они теперь свободны.
Всхлипы снова стали рваться наружу. Надо уходить, но Дан…
- Ему же будет страшно здесь! – закричала она.
- Дура, - отвесил ей пощёчину Абраксас, - приди, наконец, в себя! Он мёртв! И чувство страха ему уже не грозит.
Эра подавилась рыданиями. Проклятые слёзы, никак не могут закончиться…
- Помоги мне встать, - попросила Эра.
Абраксас с Владой ухватили её за руки и рывком поставили на ноги.
- Держись, - приободрил её Абраксас. – Всё будет хорошо.
- Пандемон погибнет? – спросила Эра, следуя за ним и Владой.
- Если фантазмы не решат уйти в другие места, то да, - ответил он, двигаясь к пещере. Что ж, его зеркало в лаборатории, как всегда, сказало правду: Эра убегает через лес и пещеру. Есть только одно маленькое дополнение. Вместе с ней улепётывает и он, Абраксас. – А что, жалко?
Эра не ответила. Это был глупый вопрос.
- Осторожно, тут скользко, - предупредил их Абраксас, помогая девчонкам преодолеть выступ перед входом в пещеру. – Не хватало ещё, чтобы вы себе что-нибудь сломали.
- А почему земля вообще стала разваливаться? – поинтересовалась Эра.
- А до тебя не дошло разве? – поразился демон. – Я думал, ты всё поняла…
- Плохо думал, - отрезала Эра, - нет, до меня не дошло, сделай милость, поясни.
- Да, - вякнула Влада, - объясни нам.
- Уроборос окончательно проснулся и пытается сейчас принять другое положение, ясно? – рявкнул Абраксас. – Только непонятно, почему это началось в Пандемоне, по идее… - И Абраксас, спохватившись, замолчал.
- По идее что? – насторожилась Эра.
- Ничего, - буркнул Абраксас, - я хотел сказать, что по идее мои заклинания должны были удерживать от таких конкретных движений, но, видимо, их оказалось недостаточно.
Однако бегающие глаза Абраксас подсказали Эре, что это были не те слова, которые он хотел произнести в самом начале. Но спорить она не стала. Всё равно правда откроется, хочет он того или нет.
- Странно, что трещина дальше не пошла, - более уверенно продолжил демон, видя, что ему поверили. – Эта пещера должна была быть просто завалена камнями.
- Не каркай, - оборвала его Влада. – Накликаешь беду, и сам здесь сдохнешь. Оно тебе надо?
Не успел Абраксас ответить, как над их головами раздался треск и перед демоном свалился огромный сталактит. Отпрянув в сторону, Абраксас налетел на девчонок и сбил их с ног.
- Спасибо, - ехидно сказала Эра, сталкивая с себя Абраксаса, - говорила же, накликаешь беду, вот тебе, пожалуйста!
И она ткнула рукой в потолок. Пещера просто ходила ходуном, было полное ощущение, что находишься на аттракционе, в котором требуется пройти сквозь вращающуюся трубу ни разу не упав. Ничего не ответив на ехидный выпад, Абраксас схватил девчонок за руки и рванул к противоположному выходу, который вёл на территорию Ада. Скоро трещина доберётся и до его замка, а этого нельзя допустить, иначе на Орбиту они точно не попадут… Поскальзываясь в лужах и спотыкаясь о камни, Эра и Влада неслись за демоном, молясь, чтобы их не завалило в пещере. Один обвал они и так еле пережили, после второго в живых точно не останутся. Наконец, впереди показался луч света, постепенно превращающийся в выход из пещеры. Мысленно воздав небесам похвалу, троица ускорила бег и вдруг прямо перед ними упал здоровенный камень, закрыв собой весь выход. От злости у Эры затряслись колени. Свобода была так близка!!! Но Абраксас и не думал падать духом. Вытянув вперёд правую ладонь, он ударил по камню белым лучом, заставив его разлететься на мелкие кусочки. Выход снова открылся. Наружу они выбежали вовремя: стоило им отбежать от пещеры на несколько метров, как она обвалилась полностью. Трещина шла дальше. Деревья вокруг падали друг на друга, стоять было почти невозможно, землю шатало, как пьяного хомяка.
- Эра! – раздался крик и, обернувшись, она поймала взволнованный взгляд карих глаз.
Бросившись на шею Эвклаза, она уткнулась ему в плечо и затихла. Все слёзы она выплакала там, над телом Дана… Сейчас наступило полное отупение.
- Ты что тут делаешь? – налетел на него Абраксас. – Велено же было сидеть в замке!
- Сам в нём посиди! – огрызнулся Эвклаз, поглаживая Эру по волосам. – Между прочим, когда Хугин прилетел туда за подмогой для вас, замок уже трясло, как в истерике! Естественно, я не мог остаться в стороне, тем более, не забывай, что я избранный.
- Ладно, - отмахнулся демон, - проехали. Хугин где?
- Тут! – каркнул ворон ему в ухо, опустившись демону на плечо. – Собрал подмогу, как и было приказано!
- Молодец, - отозвался Абраксас, только сейчас заметивший за спиной Эвклаза отряд из гиппалектионов, прилипал и всех тех, кого собрал Хугин. – Только, боюсь, они уже не понадобятся. Кстати, почему Мунин не с тобой?
- Полетел искать мадам Суматоху, - отрапортовал ворон, - скоро должен быть.
- У нас нет времени на ожидание, - отрезал Абраксас, - поэтому начнём без неё. Так, быстро все сели по гиппалектионам, - распорядился демон и сам взгромоздился на полуконя-полупетуха. – Стоять на земле невозможно, полетим к замку по воздуху.
И, вцепившись в гриву, первым поднялся в воздух. За ним поднялись и остальные. Путь занял не больше пяти минут. Спешившись, Абраксас бегом кинулся к замку.
- Вроде бы успели, - переводя дух, сообщил он остальным, - ещё стоит… Ладно, - посмотрел он на Эру и Эвклаза, - вы готовы сейчас попасть на Орбиту и остановить развал земли?
- Проход под твоим замком, - утвердительно заметил Эвклаз и ответил: - Да, мы готовы.
- Имейте в виду, вы там останетесь вдвоём, мы не сумеем вам помочь в случае чего, - предупредил их Абраксас и протянул Эвклазу обломки слоновой кости. – Держи, пригодятся.
- Зачем они мне? – удивился Эвклаз.
- Ах, да, - хлопнул себя по лбу демон, - я же вам так и не сказал, как именно вы будете останавливать Уробороса. В общем, как только попадёшь на Орбиту, тебе надо будет как можно ближе подобраться к Уроборосу и, вытянув перед собой эти обломки, сказать «Зо-зам!». Это активизирующее слово, после его произношения разожми пальцы, обломки, охваченные коричневым сиянием, повиснут в воздухе, а затем образуют вокруг Уробороса своеобразный кокон, не позволяющий ему сделать лишнее движение. Собственно, мы просто закуём Уробороса в эти оковы, и он больше никогда не шевельнётся, понятно? – выпалил Абраксас на одном дыхании сию тираду.
- Понял, - кивнул Эвклаз, - а Эра мне там для чего?
- Она будет держать проход открытым, - пояснил Абраксас, в нетерпении поглядывая на замок. Он вот-вот развалится. – Я могу его открыть только для того, чтобы выйти туда, если он закроется, открыть его, чтобы вы вышли оттуда я не смогу.
- Я не хочу ничего держать! – возмутилась Эра.
- С мамой за обедом спорить будешь, - рявкнул Абраксас, - а не со мной! Как сказал, так и будет!
- Не спорь с ним, - шепнул ей Эвклаз, - иначе если мы не остановим Уробороса, то судьба нам сгинуть здесь.
Эра кивнула. Ладно, она больше не будет.
- Ну и где проход? – поинтересовался Эвклаз, сунув в карман обломки слоновой кости и твердя про себя активизирующее слово.
- Надо отодвинуть замок. Он прямо под ним.
Эра нервно заржала. Отодвинуть замок – что может быть проще! Ей-богу, это такая ерунда!
- Ты в своём уме? – уставился на Абраксаса Эвклаз. – Как, по-твоему, мы его будем двигать?!
- Руками, - спокойно отозвался демон. – Упрёмся в левую часть замка и подвинем.
Эвклаз продолжал смотреть на него во все глаза. Похоже, Абраксаса тюкнуло по маковке кирпичом, ну как они сдвинут с места огромную каменную дуру??!
- Да мы справимся, - хмыкнул Абраксас, заметив выражение его лица. – Вставай давай рядом со мной. И вообще, вы все, шагом марш сюда!
Эра, Эвклаз и Влада, переглянувшись, упёрлись руками в стену замка. Здание тряслось, и ладони соскальзывали ос стены.
- Ничего, ничего, - отозвался демон, - давайте-ка вместе поднажмём!
Эра напрягла мышцы. Ноги врывались в землю, по лицу и спине тёк пот, мышцы готовы были лопнуть. Влада в таком же состоянии сопела рядом.
- Ничего не получается, - пропыхтела Эра, опустив руки и утираясь рукавом. – Нам не сдвинуть эту махину.
- А ну, встань в исходную позицию! – заорал Абраксас, заметив, что она опустила руки. – Ещё чуть-чуть, и мы сдвинем его!
Эра покрутила пальцем у виска, но приказ выполнила. И вдруг замок стал потихоньку двигаться!
- Ура! – крикнул Абраксас и налёг на стену плечом. – Совсем немного осталось!
Эра, Влада и Эвклаз удвоили силы и замок постепенно съехал со своего места, открыв взорам крышку люка, похожую на канализационную, только больших размеров. Обрадовавшись, Эра хотела потянуть её на себя за железное кольцо, и получила по рукам от Абраксаса.
- Не трогай, - гаркнул он, - его нельзя так просто открыть! В пепел превратишься!
- Таблички надо вешать в таком случае, - проворчала Эра, отходя от крышки.
- Боишься? – тихо спросила у неё Влада.
- Есть немного, - призналась Эра. – А что делать? Я избранная, мне нельзя отступать.
- Верно, - вздохнула Влада и сжала локоть подружки: - Мысленно я всегда с тобой.
- Это окрыляет, - пробормотала Эра.
Тем временем Абраксас, встав возле крышки, начертил в воздухе руну перемещения и произнёс:
- Мансалму дарм рау антарау,
Ноде царо тэракх хья цор рау!
В люк ударила молния и он распался на четыре части, открыв спиралевидный спуск вниз сквозь густой туман.
«Как вход в Пандемон», - мысленно отметил Абраксас и глянул на Эвклаза:
- Давай!
Эвклаз кивнул и прыгнул вниз. Ему не в первой совершать такой спуск.
- Эра! – позвал Абраксас. – Держи вход! Остальные назад!
Эра кинулась к люку и вцепилась пальцами в края, Абраксас же, подхватив Владу, метнулся назад.
- Нам нельзя там оставаться, - объяснил он ей, - иначе нас просто затянет внутрь.
Влада кивнула. Объяснение, в принципе, не требовалось.
Хугин, закрывший глаза крыльями, спросил:
- Она выдержит?
- Эра-то? – посмотрел на избранную Абраксас. – Выдержит, я уверен.
- Хорошо, если так, - бормотнул Хугин, опуская крылья и бросая взгляд на Эру.
«В принципе, это не так уж сложно, - думала она, удерживая края, - главное не расслабляться и мысленно взывать к Эвклазу, чтобы он поторопился».
- Какой густой туман, - чихнул Эвклаз, скользя вниз, - я вообще ничего не вижу.
Уроборос снова шевельнулся. Спиралевидную трубу шатнуло в сторону. Эвклаз схватился за края этой горки.
«Не хватало только упасть», - подумал он.
Но Уроборосу, очевидно, надоело находиться в одном и том же положении. Он дёрнулся с такой силой, что Эвклаз таки выпал наружу. Падая мимо этого ящера, Эвклаз, не растерявшись, ухватился за его хвост. Цепляясь за чешую, он забрался на голову Уробороса и вытащил из кармана обломки слоновой кости.
- Зо-зам! – крикнул он, разжимая руки и спрыгивая с головы.
Активизирующее слово сработало. Обломки засветились коричневым светом и в мгновение ока окутали плотным коконом Уробороса, навсегда обездвижив его. Земле больше не угрожал развал.
- Ура!! – завопил от радости Эвклаз, повиснув в воздухе. Не иначе, как Абраксас не дал ему упасть.
И в ту же минуту его с силой потащило наверх, к выходу. В проёме маячило лицо Эры.
- Неужели всё? – севшим голосом спросила она, помогая ему выбраться.
- Да, - кивнул он. – Всё закончилось. Я его остановил.
У Эры не нашлось слов. Её затопило счастье, рот сам собой растянулся в глупой ухмылке.
- Молодец, - хлопнула его Влада по спине и тоже глупо заухмылялась.
Абраксас лишь кивнул, не в силах выдавить хоть слово. Эвклаз чувствовал себя героем.
- Я что-то пропустила? – раздался позади них знакомый голос.
Эра обернулась. Сзади, с Муниным на плече, стояла мадам Суматоха. Метла пристроилась рядом.
- Да нет, - улыбнулась Эра и подошла к Эвклазу, - ничего. Просто Уроборос уже больше не пошевелится.
- Остановили? Так это же здорово, - похвалила их мадам и прищурилась: - А вот с вашим героем у меня будет отдельный разговор.
- Мадам, - посмотрела на неё Влада, - давайте не будем портить всем настроение.
Мадам Суматоха хотела возразить, но счастливые лица собравшихся заставили её передумать.
- Ладно, - вздохнула она. – Уговорила.
- Спасибо, - кивнула Влада.
- Принцесса нашлась? – поинтересовался Эвклаз. Всё-таки он чувствовал себя немного неуютно.
- Да. Она уже с отцом на Зелёном Острове, - ответила мадам Суматоха, вспоминая события последних часов.
Остудив вулкан и вернув растения к жизни, мадам принялась за поиски Аэллопы и белых зверей. В общем-то, найти их было нетрудно, мадам лишь пересекла границу между Эфирией и Зелёным Островом, и сразу же «напала на след». Очевидно, в роду у мадам Суматохи имелись ищейки, поскольку она без усилий вычислила их очередное место нахождения. В этот раз Аэллопа вместе со своими белыми дружками пряталась неподалёку от дворца Короля Зелёного Острова. Прекрасно понимая, что Аэллопа откажется с ней разговаривать и, скорее всего, снова убежит, мадам пришлось применить заговор, налагающий невидимые путы на человека. Присев на корточки перед поверженной Аэллопой, и взглядом остановив белых зверей, мадам завела с ней беседу. Сначала Аэллопа не желала вступать в разговор, и мадам пришлось выкатить тяжёлую артиллерию.
- А ты знаешь, что твой отец очень переживал, когда ему сообщили о крушении корабля? – тихо спросила у неё мадам Суматоха.
В глазах Аэллопы что-то дрогнуло. Да, она знала. Но не вернулась к нему. Ему ведь уже сказали, что она мертва…
- Ты ведь не зря частенько приходишь сюда с белыми зверями, - настойчиво продолжила мадам Суматоха, увидев, наконец, реакцию со стороны принцессы. Правда, в данный момент Аэллопа меньше всего напоминала наследницу престола. Её одежда, которую Аэллопа не меняла, живя в лесу, изодралась и висела на ней рваными лохмотьями, в волосах запутались листья и сухая трава, да и весь вид Аэллопы вызывал у мадам Суматохи ассоциацию с прочитанным где-то словосочетанием: дикое дитя. Разговор тоже давался принцессе с трудом, общаясь со зверями, она едва не разучилась разговаривать.
- Я… знаю… - ответила Аэллопа, - но… ему… ведь… сказали, что… я… уже мертва… Зачем же… было… идти к… нему?
- Затем, чтобы сказать ему, что ты жива, - жёстко сказала мадам. – Ты хоть можешь представить ЧТО чувствовал твой отец, а?
Аэллопа покачала головой. Ей было очень жаль отца, но белые звери стали ей настоящей семьёй… Как же теперь быть?
- Молчишь, - констатировала мадам Суматоха, - ну-ну.
- Развяжи… меня… - с трудом произнесла Аэллопа, - и я… уйду.
- Ну нет, милочка, - категорично заявила мадам Суматоха, хлопнув ладонью по земле, - никуда ты не пойдёшь. Слишком долго я тебя искала и слишком многое пережила. Я сейчас иду к твоему отцу и приведу его сюда. Дальше разбирайтесь сами. Надеюсь, ты в курсе, что тебя и белых зверей считают виноватыми в гибели леса?
Аэллопа вспыхнула и заворочалась. Белые волки тихо зарычали.
- Замолкните, - приказала им мадам Суматоха и рычание стихло.
- Мы ни в… чём не… виноваты… - возмущённо сказала Аэллопа, - я сама… не понимаю… почему… они… охотятся… на нас? Белые звери ничего… не делают… с… лесом! Они просто… хотят… мирно жить! – выкрикнула она.
- Я знаю, - вздохнула мадам, поднимаясь, -вы ни при чём. Это проснувшийся вулкан сушил почву и забирал у растений всю влагу и жизненную силу. Но лесовики убеждены в вашей виновности. С вулканом я разобралась, теперь надо разобраться с ними. И это ещё одна причина, по которой я хочу вернуть тебя отцу. Только он сможет убедить лесовиков, что виноват был вулкан. Ты пока полежи, - обратилась к ней мадам Суматоха, - а я пойду извещу Короля. Он давно ждёт от меня известий.
- Мне… так… лежать? – спросила Аэллопа. – Связанной?
- Конечно, - удивилась её вопросу мадам. – Вдруг снова убежишь.
И она побежала во дворец. Вдруг землю тряхануло со страшной силой. Несколько деревьев рухнули, вырванные с корнем. Мадам кулем упала на траву.
«Ого! Уроборос просыпается! – сказала она себе. – Надо спешить!»
- Мадам, - раздался над ухом каркающий голос.
Мадам Суматоха притормозила. На её плече восседл Мунин. Земля снова затряслась.
- Ты? – удивилась она.
- Я, - кивнул ворон. – Прилетел сказать, что они сейчас будут открывать вход на Орбиту. Уробороса надо останавливать, и там нужна ваша помощь.
- Абраксас разберётся без меня, - махнула она рукой, - у меня другие дела.
- Тогда я останусь с вами, - решил Мунин.
- Идёт, - согласилась мадам и прибавила скорости.
Пять минут ей понадобилось для того, чтобы рассказать все злоключения его дочери и отвести Короля к Аэллопе.
- Папа, - кинулась Аэллопа к Королю, когда мадам расколдовала её.
Король заключил дочь в объятия и с благодарностью посмотрел на мадам Суматоху.
- Спасибо вам, - проникновенно сказал он.
- Не стоит, - отмахнулась мадам Суматоха. – Вы запомнили, что вам нужно будет сказать лесовикам?
- До единого слова, - отозвался Король и хотел добавить что-то, но мадам его перебила:
- Чудесно. А теперь мы должны идти. Прощайте!
И она с Муниным переместилась в Ад, не увидев объяснения дочери с отцом и успев к шапочному разбору.
- Я рад, что всё хорошо закончилось, - сказал Эвклаз.
- Я тоже. Думаю, вам теперь нужно отправляться домой, - посмотрела она на Эру, Владу и Эвклаза.
Девчонки шмыгнули носами.
- Только без слёз, - поморщилась мадам Суматоха, сама готовая зареветь.
- Отправим их сейчас? – повернулся к ней Абраксас.
- Да, медлить не стоит, - отозвалась мадам и велела: - Встаньте рядом и возьмитесь за руки.
Троица выполнила приказ.
Мадам Суматоха и Абраксас подняли руки:
- Кветхал. Мекарт. Дейстрал.
- Я вас люблю! – успела крикнуть Эра прежде чем переместиться в свой мир.
Последовал хлопок, и ребята исчезли. Абраксас и мадам молча смотрели на то место, где они стояли.
- Что ж, - нарушил молчание Абраксас, кашлянув, - эта история закончилась… Но скоро начнётся другая.
- Что ты имеешь в виду? – подозрительно покосилась на него мадам Суматоха.
- На эту тему я предпочитаю не распространяться, - загадочно ответил Абраксас и вздохнул: - Ладно, пошли домой.

Эра тихонько открыла дверь ключом и осторожно вошла в такую родную квартиру. Господи, она уже и забыла, как тут всё выглядит…
- Уже вернулась? – выглянула из кухни мама с полотенцем на плече. Эра невольно улыбнулась. Понятно, опять моет посуду.
- Откуда?
- Как откуда? – удивилась мама. – Ты с Владой гулять пошла, я думала до вечера будете, а ты что-то рано.
- Да мы… вот… домой захотелось, - нашлась с ответом Эра и почувствовала, что это был самый верный ответ.
- Ясно, - кивнула маман и скрылась на кухне, сообщив: - Тебя в комнате гость ждёт.
- Какой? – подскочила Эра, роняя ботинок, который держала в руках.
- А ты пройди в комнату и узнаешь, - хитро посмотрела на неё мать и стала напевать под шум воды.
Эра медленно потащилась в комнату. После всех приключений никаких гостей ей не хотелось, поэтому кто бы у неё не сидел, он прямо сейчас окажется на лестнице. Решительно распахнув дверь, Эра уже приготовилась сказать заготовленную речь и… слова застряли у неё в горле.
- А у тебя тут мило, - безмятежно сказал Эвклаз, сидя на вертящемся стуле. – Уютно так…
Эра заметила зелёную лампочку, мигавшую на мониторе, и вспотела от злости. Мало того, что он попал сюда раньше неё, так ещё и по её файлам лазал!
- Как ты здесь оказался? – подскочила она к нему. – Мы же только недавно прибыли в этот мир!
- Можно я не буду раскрывать тебе все свои маленькие секреты? – хмыкнул Эвклаз и окинул её взглядом: - А я прочёл то письмо.
Эра вздохнула. Она была права, письмо нужно было удалить…

Оценить произведение и написать рецензию может только зарегистрированный пользователь

Нажмите сюда, чтобы войти в систему.
После авторизации Вы будете автоматически возвращены на данную страницу.
Если Вы находите это произведение противоречащим правилам нашего сайта, пожалуйста, сообщите об этом администрации
Ваши данные останутся анонимными. Спасибо за сотрудничество!
Меню автора
Логин: 
Пароль: 
Запомнить пароль
Забыли пароль?
Регистрация
Авторы
Авторы online:
В данный момент на сайте нет никого из зарегистрированных авторов

Новые авторы:
· stgleb · istina · Isaew · DarjaDarja · AndreiVorsin · KnYaZ · Sonya19 · Entei · delifin · ghet
Статистика
Всего авторов:
Активных авторов:
Произведений:
Рецензий: